Война на пороге

Я пожалуй начну со стихотворения Светланы Никифоровой, известной как Алькор:

Стала логика жестокой,
Как на шахматной доске.
От колоний нету прока,
Если жизнь на волоске.
Что вам толку от планеты,
Коль народ повержен в прах.
А цена любой победы
Измеряется в гробах.

Ситуация в мире за последние несколько недель достаточно сильно изменилась. Необходимо четко понимать крайне неприятную вещь: война, о возможности которой в современной Европе в современном мире мы неоднократно предупреждали, похоже, стала гораздо ближе, чем когда-либо.

Пожалуй, мы впервые столкнулись с реальной опасностью серьезных военных столкновений. И в этом плане логика действительно стала жестокой. У нас возникло два по сути дела фундаментальных и важных очага войны.

Первый располагается на Ближнем Востоке.

Существует странная точка зрения, что Соединенные Штаты собираются начать войну с Ираном. Соединенным Штатам Америки война с Ираном сейчас, мягко выражаясь, не нужна. В условиях предстоящих выборов она для них крайне опасна, и, не закончив зачистку Ирака, – а на это явно потребовалось больше сил и, что гораздо более важное, гораздо больше денег, чем предварительно планировалось, – командование Соединенных Штатов Америки, и прежде всего сам Пентагон, категорически против удара по Ирану.

Проблема в том, что удар по Ирану планирует и намеревается осуществить Израиль.

Их позиция очень проста: лучше пойти на риск сейчас, когда Иран имеет, в лучшем случае, одну «грязную» бомбу, а в худшем – две-три, нежели ожидать следующего периода времени, когда, скажем, через пять лет Иран будет иметь уже вполне приличные ядерные средства и средства доставки средней дальности.

Это понятная логика. При этом разговор идет о том, что войну придется начинать в любом случае. То есть работать по известной конструкции Крылова «ты виноват уж в том, что хочется мне кушать».

Известно, что израильское руководство прямо вынуждает Соединенные Штаты Америки принять участие в этой войне. Они уже уговорили Обаму, и вполне понятно каким образом: двенадцатый год – выборы в США, речь идет о поддержке режима Обамы, собственно говоря, американскими евреями – довольно значительной частью избирателей.

Обама, будучи негром (будем называть вещи своими именами), т.е. человеком психически и физически слабым, на подобное давление отреагировал, как они и ожидали: сказал «да, есть, так точно». Пентагон, как я уже заметил по этому поводу, абсолютно не убежден в необходимости операции, и в этом плане в США возникли своего рода интересные напряжения. Любопытно понять чем они кончатся, но боюсь, это любопытно только для американцев и совсем не любопытно для Ирана.

Во всяком случае известно, что российское руководство предупреждено о том, что если Иран не согласится на все требования Израиля, передаваемые через МАГАТЭ, относительно инспекций на ядерных объектах и т.д. и т.п., то война начнется неминуемо не позднее середины – конца апреля. И в этом плане, если мы переживем эту весну без войны на Ближнем Востоке, мы можем считать, что нам всем крупно повезло.

При этом Израиль говорит, что в крайнем случае пойдет на эту войну один, но американцам все равно придется в нее влезть, только в гораздо худшей редакции.

Со своей стороны, российское руководство прилагает все усилия для того, чтобы удержать, в общем-то, уже потерянные позиции в Сирии. Так и хочется сказать: «ну где ж ты раньше был, целовался с кем», как пела Анна Герман. Неужели трудно понять, что эту позицию нужно было защищать год назад в Ливии. А не теперь, когда Ливия уже потеряна, и судьба Сирии, совершенно очевидно, уже предрешена, что бы по этому поводу ни пытались мы делать.

То есть, грубо говоря, там позиционно неустойчивая ситуация, мы, однако, будем продолжать ее держать, сколько можем. Поставив туда с трудом доплывший до места «Кузнецов» и несколько – правда, отличных (цитирую Булгакова «бутылку – правда, отличного – коньяка») – так вот, несколько, правда отличных, зенитно-ракетных комплексов.

Против этого мы имеем четыре авианосных группы в Персидском заливе, Шестой флот в Средиземном море и – вспомним наши игры по «Геостратегу» — и без «Шарля де Голля», то есть без французской авианосной группы, здесь тоже не обошлось. Иными словами, те же силы, которые оперировали в Ливии, сейчас готовы в гораздо большем масштабе маневрировать в районе Ирана. Речь идет, разумеется, не о сухопутной операции, что крайне затруднительно, но об ударах с воздуха, прежде всего по инфраструктуре.

С другой стороны, если Иран действительно имеет хотя бы «грязную» бомбу – по моим представлениям, он ее давно мог сделать, но мне также точно известно, что Иран не испытал ядерное оружие (а если вы бомбу ни разу не взорвали, то гарантий, что она сработает, в общем, конечно, нет). Тем не менее, если хотя бы «грязная» бомба у него есть, совершенно неизбежен ответный удар Ирана по территории Израиля.

И в этом плане мы должны постулировать, что вероятность ядерного удара по Иерусалиму – подчеркиваю, именно по Иерусалиму, не по Тель-Авиву – мы будем рассматривать… ну не будем говорить, что она велика, но она по крайней мере осязаема. И в этом плане, впервые с 62-го года я должен сказать, что вероятность ядерного удара по достаточно значимому городу, с моей точки зрения, стала описываться единицами процентов. Хотя до этого там даже сотых долей процента не было. В этом плане давненько мы не сталкивались с более неприятной ситуацией и более серьезными ее возможными последствиями.

Как всегда, сложна ситуация России, потому что, в общем-то, она не заинтересована ни в каком исходе событий на Ближнем Востоке. За одним исключением: боевые действия в Иране продемонстрируют США, что в современных условиях фазовая доминация, то есть тот факт, что постиндустриальная армия всегда сильней любой индустриальной, работает даже в случае наличия у индустриальной ядерного оружия.

В Ливии американцы выяснили, что фазовая доминация способна справиться с партизанской войной. В Ираке американцы выяснили, что фазовая доминация способна справиться с сильной индустриальной армией. Если в Иране они обнаружат, что фазовая доминация позволяет справиться и с ядерной угрозой, то это означает, что последнее защищающее Россию, созданное еще во время Союза, оружие – ракетно-ядерный щит – более не способно защитить данную страну. А это означает, что война США с Россией, например, за ресурсы Сибири и инфраструктуру, становится вполне вероятной и будет поставлена на повестку дня.

Особенно если учесть, что наши выборы и, главное, действия нашей оппозиции дают целый ряд основания для такого типа действий. Таким образом, у нас действительно возникла неприятная ситуация.

Следующий момент. Подобная картинка, которую можно раскрашивать в разные цвета, означает только одно – что общая ситуация и в мире и в каждой отдельной стране должна будет сейчас здорово ожесточиться. Когда существует осязаемая вероятность войны, многие до этого принятые моменты начинают становиться неважными и совсем даже неинтересными.

Заметим по этому поводу, что в подобной войне заинтересованы европейские элиты, причем, как ни странно, более всего они заинтересованы в неожиданном завершении этой войны. В таком завершении, которое поставит под очень сильное сомнение израильский проект и его дальнейшее существование. Но об этом во втором интервью, посвященном итогам игры по «Геостратегии».

А третий интересный момент – это ужесточение внутренних политик. Заметим, что гуманная, демократичная Великобритания только что бросила в тюрьмы со сроками от одного до трех лет кучу своей молодежи, участвовавшей в летних провокациях в центре столицы. (В этом плане в очередной раз хочется сказать «и эти люди будут учить нас, как не надо ковырять в носу».) Они не посмотрели ни на что. Ни на то, что эти заключения вообще-то противоречат исходному закону. Ни на то, что они кинули в тюрьмы достаточно известных людей – в частности, например, одну из звезд «Гарри Поттера». Человек, правда, играл негативную роль, собственно говоря, Крэбба, но это не меняет особенно дела – виноват он оказался исключительно в том, что поучаствовал в уличных беспорядках. Два года, все нормально; сделали бы у нас что-то подобное – какой был бы скандал во всем мире.

Что любопытно: и вот в этой ситуации, совершенно неожиданно, наша всеми любимая оппозиция делает откровенную провокацию в Москве, вывешивая призывы – вернее, не призывы, а уведомления – о том, что все якобы должны явиться на второй тур выборов. На это, естественно, весьма нервно реагируют власть и полиция, а на это уже идет жесткая раскрутка ситуации с оппозицией. В итоге получается еще более интересная ситуация: пока Англия, а в значительной мере и США в связи с судебными процессами против участниками марша «Захвати Уолл-стрит» быстренько приводят под общий знаменатель своих диссидентов, в России оппозиция в очередной раз создает лишний повод для информационной агрессии против своей страны.

Учитывая, что логика стала жестокой, я бы рекомендовал власти немедленно найти и арестовать всех виновных в этом, и дать им те же два или три года, как это было сделано в Великобритании. Всем, невзирая на лица, возраст и все прочее. Если мы вступаем в войну, то военные действия должны идти и вовне, и внутри страны. И это, по крайней мере, нужно четко понять.

Но разумеется, наказать нужно не только оппозицию.

Самая большая проблема Российской Федерации заключается в том, что у нас сложилась абсолютно неадекватная – даже не система законов, а скорее система сложившихся норм в отношении деятельности любых чиновников и любых менеджеров. Сложилась ситуация, когда если ты что-то сделал, ну и получился негативный результат, либо был нарушен закон (а при нашей системе любое действие нарушает тот или иной закон), или, наконец, кто-то остался этим недоволен и решил тебя сделать «крайним» за любое действие – ты можешь быть наказан.

Но проблема заключается в том, что наша система не позволяет наказывать людей за бездействие. То есть если сложилась ситуация, в которой ты за счет своей глупости, или лени, или работающей системе сдержек и противовесов, которая тебе помешала принять решение, чего-то значимого и важного не сделал, то даже если это не-деяние приведет к серьезнейшим последствиям (человеческой гибели), ты формально ни в чем не виноват.

Так вот, суть проблемы в условиях общего ужесточения ситуации в стране и в мире заключается в том, что в этой стране настало время наказывать менеджеров и чиновников, прежде всего, за не-деяние, считая его выдающимся и самым страшным преступлением на тех должностях и позициях, которые они занимают.

Здесь я должен сразу указать на руководство крупных корпораций, задача которых обеспечить сейчас даже не технологический прорыв, а я сформулирую так – удержать технологический фланг в предстоящей большой кампании. Между тем, и Ростехнологии, и Роснано, ну и в меньшей степени сегодня Росатом, хотя там делаются свои глупости, и уж точно Роскосмос, осуществляют свои функции с медлительностью (цитирую Наполеона), «для которой нет имени и нет оправдания». Решения не принимаются, принимаются несвоевременно, не принимаются даже мелкие решения типа, например, принятое уже решение о начале работы «сколковского» курса в Томске, где по сути дела идет речь о создании инженерной базы следующего этапа развития Российской Федерации – мелкое решение, копеечные деньги, и деньги выделены, решение принято – тем не менее, его не могут довести до конца, потому что менеджер офиса не в состоянии подписать своевременно документы. Это же очень сложная работа: прочесть бумагу и поставить на нее подпись, для этого нужно несколько недель времени.

Та же самая ситуация идет вокруг военной реформы и уже принятых решений об обеспечении армии современными вооружениями. Похоже, мы можем попасть в очередной раз в ситуацию, когда эти современные вооружения армия получит как раз сразу после войны и вероятного военного поражения. Очень своевременно будет, и никто не окажется виноват.

Сложилась ситуация, при которой нужно вспомнить старый анекдот о том, чем отличается Россия от США. Тем, что в Америке говорят «выполняйте или умирайте», а в России говорили когда-то «умри, но выполни», указывая на то, что смерть не является основанием для невыполнения приказа. Вот это то ужесточение, о котором сейчас нужно все время говорить. Это то ужесточение, о котором нужно все время думать.

И, пожалуй, самое важное. Вся современная мировая система и российская система, как ее очень неприятный, примитивный и провинциальный осколок, построена на системе стяжек и противовесов. Сама суть системы стяжек и противовесов заключается в непринятии решений. Поскольку любое изменение и любое развитие либо реально оказывается направлено на чьи-то интересы (кто-то может оказаться здесь формально пострадавшим), либо же существует мнение, что чьи-то интересы здесь могут быть нарушены. Следовательно, любые действия, направленные на слом стяжек и противовесов, сейчас являются правильными, естественными и абсолютно необходимыми.

И в этом плане, как ни страшно это звучит, может быть, повышение вероятности войны, включая использование ядерного оружия, может оказаться даже не самым плохим вариантом. Война, конечно, может стать сама по себе формой фазовой катастрофы, но будем говорить откровенно: в сложившейся ситуации мы можем получить эту самую фазовую катастрофу и без войны. Есть и более неприятная версия: как было правильно сказано кем-то из моих коллег, вообще-то мы можем до фазового барьера особенно и не добежать, споткнувшись раньше. И это опять-же будет связано с тем, что система стяжек и противовесов опутывает лиц, принимающих решения, по рукам и ногам, мешая им делать то единственно возможное, что позволило бы сейчас справиться с кризисом.

С.Б.Переслегин

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , ,

Комментарии запрещены.