Уроки русского от Тима Керби

Лера Якутина: Здравствуйте, Тим.   Мы ориентируемся на читателя, который о Вас ничего не знает. Представьте себя, пожалуйста.

Тим: Здравствуйте, меня зовут Тим Керби. Я американец. Я приехал в Россию. Насовсем.

Л.:Почему?

Тим: Я не очень был доволен своей жизнью там. Она была сложной. И я всегда чувствовал себя в США, как бы это лучше сказать, между культурами. Я никогда не чувствовал себя членом того общества. И у меня было немало случаев, которые показали мне, что это не мое место. Вот и все. Все довольно просто.

Л.: Когда Вы впервые приехали в Россию, что Вас действительно поразило?

Тим: Мне очень часто задают этот вопрос. И мой ответ очень скучен — тут очень много бетона.

Л.: Бетона?

Тим: Именно!

Л.: Подождите, а в США мало бетона?

Тим: В сравнении с бывшим СССР — да! Намного меньше.

Л.: Скажите, а русский сложно было учить?

Тим: И да, и нет. Дело даже не в русском, наверное. Любой второй язык учить сложно. Особенно учитывая тот факт, что в Америке почти не учат другие языки в школах.

Л.: А как же испанский в школах?

Тим: Это факультативно, не для всех. Я, например, не учил второй язык в школе. Так что русский давался не очень легко. Но я был удивлен: для того, чтобы выучить русский, мне сначала пришлось подучить свой английский. Не смейтесь. Это абсолютно серьезно. Потому что многое в теории русского языка было сложным для понимания. Все эти частицы, предлоги и прочее. Надо было сначала разобраться в своем родной языке. Есть даже такая книга: «Английская грамматика для изучающих русский». И это очень важно, потому что мы совсем не понимаем, как наш язык работает.

Л.: А вот это, кстати, я как раз хотела спросить. Когда Вы говорите на родном языке, Вы задумываетесь над какими-то грамматическими правилами?

Тим: О, нет, конечно. Американцы задумываются над своей речью, только когда надо употребить какую-то очень сложную конструкцию. Или, например, когда заимствованное латинское слово надо поставить во множественное число, — да, здесь приходится подумать.

Мы не гении, мы не роботы.

Л.: Вы во многих своих подкастах говорите о том, как в России хорошо….

Тим: Мне! Именно мне.

Л.: Да-да, верно. Так вот. Но есть же что-то такое, к чему Вы до сих пор не привыкли, что действительно раздражает?

Тим: Что русские себя ненавидят. Дефицит патриотизма очень мешает. Здесь все ужасно, здесь ничего невозможно. Я ненавижу халявщиков. В Америке их много. Но и в России предостаточно. Эти люди не хотят ничего делать, но хотят получать все. Есть люди, которые меня очень жестко критикуют за мои ролики, и они пишут, мол, вот в Америке? когда ты не работаешь, ты получаешь намного больше, чем в России. Им важнее всего получать деньги, когда они НЕ работают. Это самый антиамериканский менталитет. Это менталитет быдла из деревни. Когда человек приезжает и в Россию, и на Запад, он должен работать, чтобы что-то получить. Люди живут в фантазиях, что государство может процветать, когда никто не работает и все только получают бесплатные деньги от правительства. Мир так не работает.

Л.: Но в любом же случае Вы не станете отрицать, что за одну и ту же работу, именно работу, я подчеркиваю, в Америке платят больше денег, чем в России?

Тим: Ребят, хорошо. Давайте представим, что все, что говорят об Америке, это чистая правда. Там просто офигенно. Выходишь на улицу — и работа за пять тысяч долларов просто падает с неба, да еще и гарантированный социальный пакет. Но я прожил все детство и молодость в Америке, и моя жизнь не была такой, как мы только что представили. Она была куда сложнее. Мне не понравилось. Как же сказать помягче: если человек живет в говне, мешок с золотом не помогает. Нет, помягче не выйдет. Есть фильм BBC, который очень правдиво рассказывает о реальной жизни в Америке: и о нищете, и о преступности. Вот возьмем количество убийств, например. Есть статистика в целом по Америке и в целом по России. В России в 4 раза больше, чем в Америке. Но это по стране в целом. А в моем родном городе, Кливленде, в 5 раз больше, чем в России. Я жил, выходит, как в военной зоне.

Л.: Да, когда я училась летом в Штатах, я заметила, что страна очень разная. От штата к штату страна меняется настолько, что ощущение, будто, ты попадаешь уже в другое государство.
 Хорошо, Тим, давайте немножко отойдем от негатива и поговорим чуточку о другом. Мне вот что интересно: в России существует стереотип, что если ты хочешь чего-то добиться и построить карьеру, ты должен получить высшее образование. Поэтому после школы абсолютно все стараются поступить в ВУЗ. И даже если ты сам еще не знаешь, чего именно хочешь, надо поступить хоть куда-нибудь, а иначе всё, жизнь кончена. Так ли это в Америке?

Тим: Абсолютно так. А может, и жестче, потому что ты либо берешь кредит в 140 тыс.$, либо идешь работать в Макдональдс.

И на этой почве возникает еще одна пагубная проблема всего западного мира. Пропало уважение к тем, кто зарабатывает своими руками. Раньше в Америке ты мог вполне заработать ручным трудом. Ты мог быть столяром, сантехником — и нормально зарабатывать. Но теперь ориентир взят на сферу услуг и сервиса. Теперь это стыдно и зазорно работать руками. Сейчас в Америке есть свои гастарбайтеры. Например, в 90-е ты мог косить газоны за 15-20$ в час и жить на эти деньги. Теперь уже нет. Теперь мексиканцы делают это за 5$ в час. И что самое интересное, что это делают те, кто стоят у власти. Они сами убивают свои же государства. В России это тоже очень ярко видно. Богатые люди и люди во власти ненавидят всех остальных. Но им надо понимать, что если завтра все грузовики встанут и никуда не поедут, то им самим придется несладко. Это проблема всей западной капиталистической системы. Если ты не работаешь в офисе, у тебя едва ли есть шансы хорошо жить.

Л.: У меня еще один вопрос. Не на эту тему уже, но тоже касаетельно одного из стереотипов. Считается, что американцы очень активно борются за свои права. Так ли это на самом деле?

Тим: Это вообще не так. Какая борьба за права, о чем вы? Ответ мой такой: ага, а каждый китаец владеет кунг-фу. А если серьезно, то в Америке же есть нашумевшее недавно движение «Occupy Wall Street». Ну и чего они добились за это время? Ничего. Они думают, что они борются. Но это еще одна дикая ложь наших времен. Люди думают, что если они выйдут на улицу, возьмутся за руки и будут вести себя как малые дети, то они чего-то добьются.

Л.: Раз уж мы заговорили об уличной активности, я хочу Вам задать вопрос о прошедших в России выборах. Последние пару месяцев этот институт подвергается особенно жесткой критике. Какова ситуация в Штатах?

Тим: Вы хотите услышать именно мое мнение? Лично я думаю, что все выборы — фарс. Демократия не может существовать. Это фальшивая концепция. Всегда будут власть, мафия, большие корпорации. Мир иначе не работает. Это все очередная иллюзия. И в Америке это точно такая же иллюзия. Когда простой американец последний раз предложил свой проект закона? А ведь власть народа-то в этом и должна проявляться. Да и кстати, в Америке всего две партии. И мне недавно один знакомый сказал, мол, вот они на экране создают видимость борьбы, а потом чаёвничают вместе. В России, мне кажется, так же. Сначала кричат с трибун, что все воры и мерзавцы, а потом вместе на яхтах катаются. Ну какая же это борьба. Фарс какой-то.

Л.: Но так или иначе, при всех оговорках и недостатках, все равно в Штатах возникает ощущение того, что люди внутренне свободнее, что ли. Приветливее. И все улыбаются. Вот это вообще не разгаданный мною феномен.

Тим: Подождите, а почему улыбка показывает уровень свободы? Теперь я хочу Ваш ответ!

Л.: Ну может быть, я не так выразилась. Хорошо, это показатель не свободы, а какой-то открытости. Люди проще идут на контакт. Или мне лишь показалось?

Тим: Такие улыбки — это страх. Например, когда к белому человеку подходят негры, улыбка — это что-то типа «Не трогайте меня, я ваш друг». В Америке улыбка — проявление психологических проблем общества. В России ты можешь чувствовать себя хорошо, плохо и нейтрально. В Америке  — или плохо, или хорошо. А если ты чувствуешь себя плохо, ты плохой человек: как ты можешь чувствовать себя плохо? Ты должен принимать таблетки и лечиться, чтобы снова чувствовать себя хорошо. Я утрирую, конечно. Но грубо говоря, это так. Поэтому надо улыбаться. В России люди более честные. И в своих улыбках, и в своей ненависти. Они не будут «посылать» вас с улыбкой на лице. Кстати, «плохие» люди в России тоже более искренние. Они делают свои плохие дела намного очевиднее. В Америке улыбки ничего не значат. А все покупаются на эти улыбки. Часто иностранцы, приезжающие в Штаты, думают, ах, какие они веселые, и как мне стать таким, как они?

Л: К вопросу о личной свободе. Недавно, в Санкт-Петербурге, в Новосибирске был принят Закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Как Вы считаете, зря это было сделано или нет? Или может быть, людям надо оставить свободу для самовыражения таким образом?

Тим: Америка — страна с совершенно другим менталитетом, где личная свобода ставится на первое место. Так было с самого начала. С Конституции. В России такого менталитета нет. В России должна быть какая-то идея, идеология. России всегда нужно чем-нибудь гордиться. Поэтому я поддерживаю такие законы. Если люди хотят делать что-то такое дома, в клубе, это же не проблема. Нужно иметь лицо на улице и лицо дома. Как мы можем гордиться собой, чувствовать себя сильными, чувствовать себя державой, когда парни в трусиках целуются на улицах? Это невозможно, особенно при том понимании «державы», которое есть у русских. В принципе, вот эта концепция частного и публичного была раньше и в Америке. Мои родители всегда учили меня тому, что то, что ты делаешь дома, — это твое сокровенное, и ты не выносишь это на публику. Теперь идеи свободы и либерализма доведены до крайности, до наглости, я бы сказал: я такой, и тебе надо терпеть меня. Да нет, мне не надо терпеть тебя. Тебе надо участвовать в этом сообществе, в этой стране и работать с нами. Есть определенный баланс. В Америке эта концепция вообще не возможна. Это сложно понять, но это так. Так что, да, я поддерживаю такие законы. России они нужны.

Л.: Тим, а правда, есть та заветная «американская мечта», и что под ней подразумевают сами американцы?

Тим: Ну для русских, которые уезжают в Америку, американская мечта — бесплатные деньги и большой дом. К сожалению, для самих американцев прежний смысл этого понятия утерян. Раньше это была возможность реализовать себя. Ведь как было сначала? В Европе если твой отец в армии, ты должен был пойти в армию. Если твои родители врачи, то и ты должен был идти по их стопам. Америка отличалась от всех этих государств тем, что она отказалась от этого. В Америке отказались от тирании в отношении талантливых. Твоя принадлежность к какому-то слою не имела значения. Но теперь это уже не так. Социальная мобильность теперь на нуле. Эта часть «американской мечты» умерла давно. Другая часть «мечты» — свобода религии.

Л.: То есть в Америке сложно реализовать себя, полагаясь только на свой талант? Вы имеете в виду определенную кастовость и отсутствие социальных лифтов?

Тим: Именно. Как я уже говорил: либо кредит на образование, либо работа в Макдоналдсе.

Л.: Хорошо, а как подходят к выбору будущей профессии? В России превалирует фактор оплачиваемости будущей работы. И профессию будущую выбирают зачастую, совсем не исходя из собственных интересов и увлечений. Например, профессии учитель, историк, воспитатель не пользуются сейчас популярностью.

Тим: У моего поколения была огромная проблема. У нас очень много «мусорных» дипломов. Люди учились тому, что было им интересно. Например, мой знакомый, с которым мы служили в Корпусе мира в Казахстане, имел диплом историка американских племен. Это, конечно, интересно, но что с ним делать? Да, такие специалисты нужны, но не в таком количестве, в котором их выпускают. И таких людей очень много, потому что в свое время они не поняли, как работает мир.

Л.: Тим, а кто Вы по образованию?

Тим: Я графический дизайнер.

Л.: А почему Вы перестали этим заниматься здесь, в России?

Тим: Мне просто надоело сидеть за компьютером. Графический дизайн — это неплохо. Когда мне было 18, я еще не очень хорошо понимал, чем хочу заниматься. Сейчас я осознаю, что сидеть в офисе до своей смерти — не мой вариант. Я хочу попробовать другие вещи. К тому же, в России есть все возможности для этого. К сожалению, я вижу в России все те же гибельные тенденции, которые видел раньше в Америке. Я родился очень вовремя и стал свидетелем того, как Америка умирает, или уже умерла, я не могу сказать точно. К ужасу своему, в России происходит то же самое. Мы бездумно перенимаем все эти тупые либеральные концепции. Поэтому свой путь я вижу в борьбе против такой системы. Мне часто приходят письма от людей, которые так хотят уехать из России. А я понимаю, что вопрос иммиграции для них — это, прежде всего, вопрос выгоды. Эти люди халявщики, как я уже говорил. Для меня переезд в другую страну — это вопрос философии, идеологии. Это идеи. Здесь я могу общаться с людьми, чувствовать себя членом общества, быть свободным, делать то, что я хочу. Меня огорчает то, что русские этого не понимают. Не видят того, что Россия — это душа.

Л.: Как реагирует общество на Ваши подкасты и программы?

Тим: Сейчас я начинаю чувствовать себя лучше и увереннее. Люди начали понимать, что за океаном нет рая и что и в России есть к чему стремиться. Из 9 ответов примерно 8 положительных. Конечно, есть и те, кому все мои идеи не по душе. Но такие люди всегда есть. Это нормально.

Л.: Тим, в роликах Вы часто оцениваете общий интеллектуальный уровень американской молодежи. Что скажете о молодых людях в России?

Тим: Я знаю очень много людей, которые хотят быть умными и умеют мыслить….

Л.: Ну да, а у нас, несмотря на общественное недовольство, вводят ЕГЭ. Многие талантливые ребята просто не укладываются в его рамки.

Тим: В Америке есть женщина, которая работала в Департаменте образования и рассказывала о намеренном «отуплении» нации. Эта тестовая система к тому и ведет. Она делает всех тупыми. Нужно менять подходы в корне. Нам нужно восстановление русской культуры.

Л.: А думаете, возможно?

Тим: Все возможно. Мир постоянно меняется. Нам просто надо контролировать, КАК он меняется.

Л.: Как профессионал, подскажите, чего не хватает рунету?

Тим: Важнее всего искренность. Надо делать все без пафоса. Сейчас в СМИ очень много антирусской пропаганды, навязывания какой-то определенной модели поведения. Стало модным изображать мужчин не защитниками, а нежными созданиями. Может быть, нам нужно восстановление «русскости», мужественности, самостоятельности.

Л.: Что же, спасибо за искренний диалог, Тим. Успехов Вам в творческих начинаниях.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.