Технологический аспект кубанского бедствия

От всей души хочу выразить сочувствие тем, кто пострадал на Кубани от наводнения. Мои глубочайшие соболезнования семьям погибших.

В этот день я был не Москве и не читал новости, поэтому события обрушились лавиной сообщений – обсуждений катастрофы. Меня неприятно, до глубины души, поразило, что много людей неожиданно стали разбираться в материях далеких от них в повседневной жизни. В сети появились тысячи инженеров и гидрометереологов, спасателей, а также знатоков того, как это устроено в других странах. Многие, наплевав на горе людей, со смаком мусолят подробности катастрофы, клеймят власти и рассуждают, с точки зрения своего огромного «опыта», как бы они не допустили подобного. К сожалению, бороться с природой не может никто из нас, мы можем лишь постараться минимизировать наши потери и ущерб. Не хочу обсуждать те аспекты катастрофы, которые от меня далеки. Но давайте поговорим о том, что можно сделать используя системы мобильной связи и что было сделано на практике.

Зарубежный опыт сильно отличается в зависимости от страны, ее технической оснащенности и подготовленности населения. Например, я подробно рассказывал в Бирюльках №110 о том, как в Японии подготовились к землетрясениям и какие предупреждения люди получают на свои телефоны. Очень рекомендую прочитать этот текст, перед тем как следовать дальше, он важен для понимания.

Япония и система предупреждений о землетрясениях

Однако японский опыт настолько тесно связан с опасностью конкретных аварийных ситуаций, что практически не учитывает техногенные катастрофы, это следующий этап развития таких систем. В США с лета 2012 года действует система предупреждения о чрезвычайных ситуациях, ее сообщения могут рассылаться абонентам в определенном районе, который подвергнут атаке стихии, террористов и так далее. Систему начали разрабатывать в 2007-2008 годах, когда были сформированы технические требования. А сама идея ее создания возникла в 2006 году, тогда проект получил название Personal Localized Area Network (PLAN). Весь класс таких систем называется CMAS (Commercial Mobile Alert System).

В США доступ к системе имеет президент и его помощники, национальный сервис погоды, а также различные центры по чрезвычайным ситуациям. В данный момент система работает в полуавтоматическом режиме, когда за отправку сообщений (это обычные SMS-сообщения, либо Emergence Alert System в виде широковещательных сообщений на ТВ-приставки и тому подобные устройства) отвечают люди. В будущем, чтобы сократить время предупреждений и для определенного класса событий (например, землетрясений) сообщения будут создаваться и рассылаться автоматически, чтобы дать людям в районах потенциальной катастрофы, больше времени.

В России в данный момент таких систем нет, но в 2011 году была закуплена система «112» для спасательных служб у компании Ericsson, на ее основании выстраивается работа МЧС. Пока до полного развертывания проекта еще далеко, но в будущем он может стать основной для национальной системы мобильных предупреждений. На мой взгляд, никаких сомнений в том, что Россия должна обладать такой системой, быть не может. Задача подобной системы предупреждать людей как о природных, так и техногенных катастрофах.

Но тут мы сталкиваемся с несколькими важными и принципиальными моментами, которые необходимо учитывать при проектировании подобной системы. Позвольте рассказать о случайном срабатывании системы предупреждения в США, в декабре 2011 года. В трех округах Нью Джерси абоненты Verizon получили сообщение, в котором говорилось, что объявлена тревога для гражданских лиц и им необходимо найти убежище. Подпись – правительство.

В Японии, где детей с детства приучают реагировать на чрезвычайные обстоятельства, объясняют, что надо делать в ситуациях, когда они видят подобные сообщения, это SMS было бы воспринято правильно. И люди начали искать убежища. В США произошла ровно обратная ситуация – раздраженные люди обрушили звонками линии 911 (нагрузка выросла в 4 раза), многие использовали твитер для того, чтобы выяснить, есть ли угроза или нет. Американцы оказались не готовы получить предупреждение об опасности, у них просто не было шаблона поведения в этой ситуации. Единицы послушали предупреждение и стали искать убежище.

Социальный аспект таких систем предупреждения об опасности огромен. Что толку предупреждать людей, если они отмахиваются от предупреждения и говорят, что это ерунда, а на самом деле ничего плохого случится не может. Уверен, что в России все происходило бы по сценарию США с нашими национальными чертами – паникой, распространением истерики и слухов, отсутствием четких рекомендаций в СМИ (в первую очередь на ТВ, радио). В данный момент, наши национальные СМИ не имеют одного, скоординированного плана о том, как работать в таких ситуациях. Редакция каждого государственного или частного телеканала, радиостанции, сайта, действует в рамках своего понимания – кто-то усиливает панику, кто-то напротив пытается ее остановить. С организационной точки зрения, государство должно обязать в чрезвычайных ситуациях любые СМИ обращаться на выделенные телефоны в МЧС или иной организации для получения минимального объема информации, который должен распространяться в зоне бедствия. И это можно сделать малой кровью, не нужны какие-либо особые информационные системы. Вплоть до того, что достаточно сделать специальную страницу на сайте МЧС, о которой будут знать в СМИ, к которой будут иметь доступ обычные люди.

Другой момент, это адаптация подобных систем к реальным условиям. Одно дело, когда вы смотрите телевизор, и вдруг он начинает верещать и показывать заставку об опасности. Пропустить это невозможно. Совсем иное дело, когда вам приходит SMS-сообщение и вы смело его игнорируете, так как собираетесь посмотреть его позднее. В Японии этот вопрос решен кардинально – ко всем телефонам предъявляются требования по адаптации системы предупреждений, сигнал, который отправляет правительство прерывает ваши разговоры, телефон подает звуковой сигнал, а также вибрирует. Это сделано для того, чтобы человек точно знал об опасности. И все ваши настройки, например, беззвучный режим, в этом случае игнорируются. Насколько мне известно, в России подобный технический регламент для телефонов никем не создавался, в данный момент он не разрабатывается. На мой взгляд, нам необходимо как стране принять решение о создании такой системы и выбрать тот путь, при котором и устройства и система, будут максимально эффективны. С удовольствием помогу в этом вопросе любой правительственной организации, которая решит, что создание системы предупреждения о чрезвычайных ситуациях, необходимо.

Давайте от общих материй перейдем к ситуации на Кубани. Разрушения домов и конструкций привели к тому, что часть базовых станций вышла из строя. Помимо этого было нарушено энергоснабжение многих районов, что также привело к обесточиванию базовых станций. Если работа тех или иных сотовых сетей сохранялась, то количество звонков возросло настолько, что оставшиеся базовые станции не могли обеспечить связь. Это классический сценарий при катастрофе любого рода – не надо верить голливудским фильмам, в которых перед тем, как всех накроет гигантская волна, либо здание окончательно рухнет, главный герой говорит по телефону и прощается с друзьями. В реальной жизни сотовая связь отказывает первой. На это влияет два фактора – уязвимость инфраструктуры (она располагается там же, где живут люди – разрушение домов, энергопитания равно разрушению сотовых сетей). Второй фактор – шквал звонков, которые надежно обрубают любую связь.

Если с первым фактором мы бороться не можем, то второй побороть реально. Я понимаю чувства людей, которые переживают за своих близких и не находят места. Но если вы находитесь далеко и все равно не можете ничем помочь, то не надо звонить в зону бедствия и обрывать линии, набирая номера по сотне раз. Вы не даете позвонить тем, кому действительно нужна помощь. Ограничьте звонки, освободите этот ресурс для тех, кому он нужен.

Сотовые операторы в России достаточно неплохо подготовлены к стихийным бедствиям и, к сожалению, уже имеют такой опыт (лесные пожары 2011 года и так далее). Мобильные группы оперативно запускают резервное питание базовых станций там, где это требуется (часто стоят аккумуляторы, которые надо только подзаряжать и заменять, стартуют они автоматически). При наличии передвижных базовых станций в регионе бедствия они разворачиваются на местности, как правило, в районе действия спасателей и штаба операции, чтобы обеспечить максимальную емкость каналов. К моей радости, у нас не было событий такого масштаба, чтобы операторы не могли восстановить работу своих сетей за 2-3 дня. Безусловно, всегда остается некоторое количество мертвых зон или проблемных мест, куда не могут добраться ремонтные бригады из-за разрушения дорог или опасности для жизни, как это было при лесных пожарах. Но в целом восстановление сетей происходит не моментально, но очень быстро.

Другой момент – это действия правительства и соответствующих министерств. В России принято ругать правительство по умолчанию, вне зависимости от реальных действий. Равно как и подозревать во всех смертных грехах. Если убрать за скобки вполне объяснимую неразбериху в первые часы после катастроф, то, на мой взгляд, действия МЧС и других ведомств оперативны, а также профессиональны. У нас хорошо работающая система. Достаточно сказать, что опыт МЧС перенимают в других странах – это следствие того, что на нашу долю выпало очень много катастроф, от Чернобыля до террористических актов в метро. Профессионализм в области чрезвычайных ситуаций это всегда функция от опыта. А этого опыта у нас не занимать, искренне хотелось бы поменьше таких испытаний. Ругать то, что работает хорошо и на мировом уровне, это тоже черта нашего национального сознания. Мы отчего-то считаем, что у нас не может быть ничего хорошего. С этим надо бороться.

Другой аспект – люди редко знают, что делают министерства во время катастроф. И это нормально. Другое дело, что имея современные социальные сети, чиновники способны потратив пять минут времени, сообщать о происходящем. Мне очень понравилось, что министр связи Николай Никифоров нашел эти минуты и рассказывал в своем твитере о действиях, которые предпринимаются. Равно как и подобные сообщения появились в официальных аккаунтах операторов, министерства связи и так далее. Пример заразителен. И я надеюсь, что и другие министры возьмут это на вооружение, ведь подобный подход работает.

Еще раз повторюсь, что если какое-то из государственных ведомств начнет создание системы оповещения, то, со своей стороны, максимально помогу в этом вопросе.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.