Сырьевая Россия? Топливо подано — старт!

Эксклюзив Авантюры

Манюня

…дальше трафарет оплакивания полностью повторяется:

А зачем этот мост?
… этот саммит?
… эта Булава?
… эти Буратино?
… эти Мономахи?
и несть числа поводов для ритуального оплакивания и расписывания тяжелой поступи «регресса».

А когда суют под нос новые заводы — рыдания меняют тональность, но не силу
«Это не того масштаба заводы — хочу уралвагонзавод в каждом селе!»
А когда дают цифры экспорта зерна (в отличие от…) — заламывают руки и сучат ногами на полу
«Это оттого, что скотины мало»

ПолнО, конечно, искренних и недалёких людей, ведущихся на эти ритуальные поминальные обряды, тем более что и впрямь, наше ТВ не алЁ, ткзсть.
НО.
То, что исполняют эти вопли и «заводят» толпу вполне себе нанятые за бабло люди, нужно отдавать себе отчёт хотя бы тем, кто втискивается в неё, чтоб вытащить кого-то близкого.

NavyGator

Adamantit: Вопрос довольно прост: какова роль России в международном разделении труда?

- Космос
— Ядерная энергетика
— Современные системы вооружения
— Транзитные корридоры
— Наука
— Добыча и переработка природных ресурсов
— Тяжелое машиностроение
— Авиация
— Фармацевтика
— Сельское хозяйство

Может, я что-то не перечислил, но этого достаточно. Трусы пусть Китая шьёт

Adamantit

Навигатор, вы же понимаете чем это бьется? =)

Международные сравнения
ТОВАРНАЯ СТРУКТУРА ЭКСПОРТА в 2007 г.
2007 взял, чтобы не было отсылок к кризису, за последующие года все примерно тоже самое.

NavyGator

Адамантит. Мне не нужны Ваши отсылки к товарной структуре экспорта. Я Вам перечислил те отрасли, где мы занимаем весьма существенную часть рынка. Только не надо мне говорить, что раз в структуре экспорта минеральные ресурсы занимают главенствующее положение, то мы не являемся лидерами в космосе или ядерной энергетике в мире. У Великобритании 70% ВВП занимает например сфера услуг. Но это не значит, что Великобритания не играет вообще никакой роли в мировом разделении труда.

 Adamantit

Савин: А тенденцию изменения структуры слабо замутить? Например, с 2000 по 2011?
Только без этих ваших штучек «вам надо, вы и смотрите». Завели тему, будьте любезны развернуть.

Держите
Минеральные продукты
2000 — 53,8%
2010 — 68,8%

Машины и оборудование
2000 — 8,8 %
2010 — 5,7 %

caut1on

А мне вот всегда такие выкладки нравились.

53 процента против 68 !!!
Грабёж!
Злой Пу просрал все полимеры и распродал страну!

А ничего, что баррель в 2000 стоил 27 долл. а в 2010 — 75?

страх

пащитайте машины и оборудование в штуках :о)) можно еще в килотоннах долларов :о))

Экспорт машин и оборудования таки рос, но вот экспорт минеральных продуктов рос еще быстрее, вследствие собственно увеличения кол-ва добытых и проданных ресурсов, но это не главное, на мой взгляд. Основное то, что рост цен на энергоресурсы создал у определенной категории людей неверную картину. Кроме того, они, т.е. в данном случае вы, получили пропагандонский инструмент. Собсно, у мну вопрос к вам — вы тут ентими процентами размахиваете, потому как вы баран безмозглый и реально не понимаете ситуацию или, таки ви проплаченный торнет-боец?

кста , че эт вы все на экспорте зациклились? есть ведь вот ВОТ ЭТО, а также и такой ВОТ иНстрУмент

NavyGator

AdamantitДержите

Мне иногда кажется, что некоторые товарищи трактуют статистику так, как хотят, в угоду себе. Мировые цены на нефть выросли с января 2000 года по декабрь 2010 года в 3,6 раза, а мировые цены на машины и оборудование выросли всего лишь в 2,5 раза. Не нужно пытаться давить тем, что мы стали меньше производить, если доля минеральных продуктов в ВВП растет в основном из-за цены этих нефтепродуктов. Это дешевая демагогия.

Для справки, исторические данные по мировым ценам, включая Industrial Inputs Price Index, находятся на этом замечательном ресурсе

NavyGator

qute: Производить стали больше, но никакого пресловутого удвоения не наблюдается, более того, лишь по итогам этого года стоимость продукции обрабатывающей промышленности в постоянных ценах, возможно, достигнет уровня 2007 года, а скорее всего, вообще в 2013 году.

Индекс производства машин и оборудования достигал в 2000 году 30% от уровня 1991 года, в 2007 году — почти 65% от уровня 1991 года, то есть рост за путинские 8 лет превысил 200%.

ДедМиши

Дон Рэба: А то же самое, но в рублях.

Да не рубли это, и не доллары, а проценты, весчЪ совершенно виртуальная.
А в деньгах это всё выглядит совсем не так пугающе.

В долларах. В 2000 году мин.продукты — 53,8%, а это всего 55млр$, в 2010 — 68,8%, это 272млр$.
Машины и оборудование. 2000 год — 8,8%, это 9млр$, в 2010 — 5,9%, это 22,5млр$.
То есть экспорт машин увеличился в деньгах в 2,5 раза, хотя в процентах и уменьшился.

Ну и где здесь надо плакать и убиваться?

Именно так практически всегда с этими трубaдурами регресса.

ДедМиши

Adamantit: Разговор шёл о международном разделении труда.
Вы считаете, что с 22 миллиардами мы может на равных говорить с основными игроками?
По нефти — можем. Но задача в том, чтобы сделать постиндустриальный рывок, чтобы занять другие ниши в этом самом разделении. Не так ли?
На данный момент есть деиндустриализация (оценка Путина) и есть планов громадье (создание 25 миллионов рабочих мест).
И, кстати, это же у вас в текущих ценах? Дефлятор применить не плохо бы.

 Я считаю, что врать не надо, манипулировать цифирьками не надо, а то сейчас выгодно в процентах — покажем в процентах, потом будет выгодно в килолитрах-покажем в килолитрах.

Скучно, девушки, здесь же не идиоты, и калькулятором некоторые умеют пользоваться.
Увеличение экспорта машин за десять лет в 2,5 раза — это очень неплохая динамика.
Десяток таких лет ещё, и вам с вашими песнями про регресс даже в переходе не подадут.

Heinz

ДедМиши: В 2000 году мин.продукты-53,8%, а это всего 55млр$, в 2010 — 68,8%, это 272млр$.
Машины и оборудование. 2000 год- 8,8% это 9млр$, в 2010 -5,9% это 22,5млр$.
То есть экспорт машин увеличился в деньгах в 2,5 раза, хотя в процентах и уменьшился.

а вы не передергивайте. вот давайте посчитаем эти минеральные продукты в натуральном выражении

возьмем цены на нефть (не забываем, что цены на газ привязаны тоже к нефти) и из них и будем оценивать объем

средняя цена за барель (Brent) в 2000м году ~30$, исходя из этого продано за бугор ~ 1.8 млр баррелей
средняя цена за барель (Brent) в 2010м году ~80$, исходя из этого продано за бугор ~ 3.4 млр баррелей

т.е. минерального сырья в 2010м в натуральном выражении продали почти в 2 раза больше, чем в 2000м,
вам не кажется, что это ведь на самом деле очень и очень печальная тенденция?

ДедМиши

Где передёрг? Я про экспорт машин и оборудования подсчитал, ведь об этом стон идёт.

С нефтегазом всё понятно.
Ведь цены на машины не впрямую с нефтеценами коррелируют, а тем не менее рост 2, 5 раза.

Heinz

передерг в том, что вы пытаетесь показать, как все прекрасно и замечательно, а на самом деле, по-прежнему очень плотно сидим на нефтяной иголке, и цифры в натуральном виде показывают, что с 2000 по 2010 еще плотнее на нее сели, вот это и печально.

что экспорт машин увеличился, это конечно приятно, но на общем фоне структуры экспорта до сих пор пока еще почти незаметный…

Alex_B

А вы смотрите ДИНАМИКУ в млн.тонн. После 2000 года рост, затем пик в районе 2004-2005 годоа, а потом идет СПАД продажи нефти в млн.тонн. Продажа нефти с 2004 года ПАДАЕТ.

Вы бы блин еще 2010 год с экспортом нефти в 1913 году сравнили…

trelop

Источник

Видно, что пик экспорта пришелся на середину 2000х годов. При сравнении с 2000м годом про это скромно умалчивают.

И прошедший год:

Экспорт нефти из России в 2011 г. сократился по сравнению с показателем 2010 г. на 2,4% до 244,6 млн тонн, сообщает Росстат.

trelop

Heinz: опять передергивание, нефть привели, а газ-то где? почему потеряли народное достояние? я цифры давал в расчете на условный барель (т.к. цены на газ привязаны к ценам на нефть и идут с лагом вроде в полгода)

Пик экспорта газа пришелся на 2004-2006 г, когда он превышал 200 млрд. кубов. За 2011 год — 189,7 млрд.
http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/print.asp?file=gas.htm

Если экспорт и нефти и газа по отдельности не растет, то пересчеты, показывающие рост, — не более чем математический фокус.

p3v

Я гляжу, тут вовсю муссируется тема сырьевой направленности российской экономики… Давайте посмотрим, что за такая направленность. Есть в экономике такой показатель — индекс производства. Чем он интересен — так это тем, что отражает объемы физического производства продукции и не зависит от колебаний цен, инфляции, курсов валют и прочей финансовой дребедени.

Госкомстат любезно предоставляет нам данные об этом индексе за 1991-2011 годы, причем в разбивке по видам экономической деятельности:

Ваш покорный слуга перевел 2 основных интегральных индекса в проценты к 1991-му году (а не к предыдущему году, как указано в таблице Госкомстата). Уровень 1991-го по обоим индексам взят за 100%.

Как мне кажется, картина получилась весьма наглядная. Наблюдаем минимум по обоим индексам в 1998-м. К этому году уровень добычи полезных ископаемых упал до 67%, а объем обрабатывающих производств — до 41% от уровня 1991-го года. Грубо говоря, обрабатывающие производства упали в два раза сильнее, чем добыча ископаемых. По прохождении минимума оба индекса растут примерно с одной и той же скоростью, о чем свидетельствует схожий наклон линий на графике. Местами даже наблюдается опережающий рост индекса обрабатывающей промышленности, что, впрочем, нивелируется заметным спадом производства во время кризиса 2008-2009 годов. Тем не менее, по итогам 2011-го года достигнуты уровни в 111% по добыче ископаемых и в 84% по обрабатывающим производствам относительно все того же 1991-го года.

Попробуем сделать выводы?

Вывод первый. Политическая и экономическая катастрофы 1990-х сказались на обрабатывающих производствах в два раза сильнее, чем на добывающей промышленности. И это не удивительно, ибо с развалом СССР были разорваны технологические цепочки, в которых были задействованы смежники из республик, внезапно ставших независимыми государствами. Кроме того, «эффективные собственники» не особенно стремились развивать свалившиеся на них предприятия, сдавая оборудование на металлолом, а цеха под склады. В результате, в 1998-м индекс добывающей промышленности превышал индекс обрабатывающей в 67 / 41 =  1.6 раза.

Вывод второй. После 1999-го подъем как добывающей, так и обрабатывающей промышленности идет в одном темпе, даже с учетом кризисного провала. Разрыв между ними в 1998-м составлял 26 процентных пункта, а в 2011-м — 27 пунктов, а с учетом абсолютного роста обоих индексов, относительная разница между ними уменьшается, теперь индекс добывающей промышленности превышает индекс обрабатывающей в 111 / 84 =  1.3 раза.

Вывод третий. Увеличение в последние годы доли нефтегазовых доходов в российском бюджете объясняется не увеличением сырьевой направленности российской экономики, а исключительно резким ростом цен на сырьё, прежде всего нефть и газ, на мировых рынках. Другие товары, производимые в России, не дорожают настолько же сильно, и, соответственно, не приносят таких же повышенных доходов.

NavyGator

Heinz: в натуральном выражении в 2010м продано углевородовов почти в 2 раза больше, чем в 2000м, так что ваше объяснение, что просто резкий рост их стоимости — мимо, просто продавать в бареллях и в кубометрах стали больше, вот и все…

Ну, во-первых, суммарно нефти и нефтепродуктов было экспортировано в 2010 году на 85% больше, чем в 2000, а сырой нефти — на 73% больше.
во-вторых, доля нефтепродуктов в экспорте нефти выросла за 10 лет, а доля экспорта сырой нефти снизилась. При этом нефтепродуктов в 2010 году Россия продавала уже почти столько же, сколько сырой нефти в 2000 году (132 млн. тонн против 144, 5), хотя еще в 2000 году Россия экспортировала лишь 63 млн. тонн нефтепродуктов. Экспорт нефтепродуктов, на мой взгляд, нельзя считать чистым сырьевым экспортом.
А вот по газу ситуация, к сожалению, совершенно иная. Экспорт газа в 2010 году составил лишь 92% от экспорта 2000 года.
В-третьих, мне совершенно непонятны Ваши стенания по поводу того, СКОЛЬКО нефтегазовых ресурсов мы продали за рубеж. Вообще-то, если товар имеет более дорогую стоимость, то его нужно продавать тогда, когда он более дорог. Доходы от продажи нефти формируют наш резервный фонд и фонд национального благосостояния. Деньги, пришедшие в бюджет, позволяют совершать реиндустриализацию и перевооружение армии.
Бюджет страны разделен на ненефтегазовый, который формируется из доходов ненефтегазового сектора, и нефтегазовый, трансферты из нефтегазового бюджета покрывают дефицит ненефтегазового бюджета. Дефицит ненефтегазового бюджета планомерно снижается. Путиным поставлена задача снизить дефицит ненефтегазового бюджета РФ до 6-7% ВВП.
Чтобы было понятно, ненефтегазовый бюджет формируется таким образом, как если бы в стране не было ни нефти, ни газа. Ненефтегазовый дефицит бюджета составит в 2012 году менее 11% ВВП. Это сравнимый процент с дефицитом бюджета США, например. То есть наш бюджет без нефти и газа имеет примерно такой же дефицит, как и США. При этом правительству поставлена цель снизить дефицит ненефтегазового бюджета в ближайшие 2 года до уровня Франции (6-7%). И не забываем, что мы ещё и сохраняем в кубышку резервный фонд, который позволит сгладить последствия возможных финансовых бурь.

NavyGator

qute: Это виртуальность, потому что несырьевой сектор тесно завязан сырьевым.

Вообще-то мы говорим о зависимости бюджета от нефти. Давайте так. Если вдруг произойдет финансово-экономический кризис и во всем мире перестанут покупать жопогрейки, то будет ли у нас шанс продавать жопогрейки? А нефть, газ, металлы, зерно, ядерные технологии, продукцию тяжелого машиностроения, космос, транспортные услуги, фармацевтику покупать будут гораздо охотнее, чем никому не нужные жопогрейки. А вот странам, где сфера услуг составляет 70% ВВП (в особенности услуг юридических), — странам постиндустриального общества — придется очень несладко. У нас хоть нефть и газ есть, чтобы продавать. А что есть там? Виртуальные юристы?

NavyGator

Adamantit: Разговор шёл о международном разделении труда.
Вы считаете, что с 22 миллиардами мы может на равных говорить с основными игроками?

Ну вообще-то мы лидеры в таких сферах, как вооружение, космос, ядерные реакторы и ядерные технологии, частично — сельское хозяйство, про транспортные услуги не забываем? Это ведь не экспорт, но Россия за счет транспорта зарабатывает тоже.

Общая сумма нашего неминерального экспорта составляет 156 миллиардов за 2011 год, из которых Вы почему-то вычеркнули экспорт химической продукции, а это 31 млрд. долларов, экспорт сельского хозяйства, а это 12 млрд. долларов, экспорт металлических изделий (например, детали для Боинга), прокат плоский из железа почти 6 млрд. долларов, полуфабрикаты из железа и нелегированной стали — почти 8 млрд. долларов, целлюлоза -1,5 млрд долларов, фанера клееная 1 млрд. долларов, обработанные лесоматериалы — 3,4 млрд. долларов, чугун передельный 2 млрд долларов, бумага газетная 0,8 млрд долларов,
Зачем занижать промпроизводство в разы?
Что касается дефлятора, то 22, 5 млрд 2010 года в ценах — это 17,5 млрд. в ценах 2000 года.
Кстати, ненефтегазовый экспорт России 2011 года в 156 миллиардов долларов — это в ценах 1999 года в 1,6 раза больше, чем весь экспорт 1999 года, и в 2,9 раза больше, чем весь ненефтегазовый экспорт 1999 года

ЮВС

Тем не менее, предположение о том, что новое общество будет построено на иных, чем капиталистические, принципах, а главное — о том, что это произойдет революционным путем, отсылает нас к ортодоксальному Марксу, концепция которого во многом не бесспорна.

А если исключить это предположение из наших рассуждений — можно сделать ряд предположений о том, кто же окажется в итоге «на коне» в процессе не развития, а именно окончания этого кризиса и выхода в посткризисную реальность.
Очевидно, это будет сообщество (страна, группа стран), которое обеспечит существенный технологический отрыв от прочих сообществ, для чего оно должно быть:
— Небогатым, но самодостаточным для обеспечения бОльшей части населения прожиточного минимума, хотя общее снижение уровня жизни должно быть существенным.
— Имеющим «вменяемое» правительство, которое сможет и пожелает перераспределить доходы так, чтобы обеспечить этот прожиточный минимум как можно бОльшему числу граждан.
— С экономикой, настроенной (перестроенной) на поощрение старт-ап проектов вообще и инноваций в частности.

И с учетом этой точки зрения преимущества России далеко не очевидны.

Alex_B

Каждый технологический рывок все более и более дорогой по отношению к предыдущему. Страна небогатая? Хрен вам, а не технологический отрыв.

Я бы в этом варианте выставил следующие условия.

1. достаточная независимость руководства, чтобы не поддаться на иностранное давление,
2. достаточная обороноспособность страны, чтобы не поддаться на иностранное давление,
3. достаточная жесткость во внутренних делах, не поддаться на опосредованное иностранное давление через «пятую колонну»,
4. достаточные финансовые, людские и прочие материальные ресурсы, чтобы и пересидеть кризис, и обеспечить технологическое развитие,
5. достаточная независимость в основных моментах от импорта, чтобы не зависеть в ключевых вещах от импорта,
6. некоторый экспортный ресурс, чтобы закупить недостающее,
7. сохранение технологических и производственных цепочек,
8. более устойчивая финансовая система и ситуация, чем у других.
9. меньшее снижение уровня жизни, иеньший рост безработицы, чем у других.

И без выполнения этих условий третье выделение (про поощрение инноваций и стартапов), впрочем, как и денег на это, никакого поощрения инноваций быть не может.

Alex_B

Любая новая технология требует: затрат на разработку (квалифицированные люди, оборудование, деньги, ресурсы, время) и внедрение в производство (новое оборудование, квалифицированные люди, деньги, ресурсы, время). Плюс РЫНОК СБЫТА для того, чтобы не омертвлять 10-летним лежанием на складах продукции ресурсы.

Откуда это все возьмется в «условной Белоруссии»? Германия и США, вместо того, чтобы тратить бюджет на СВОЮ экономику и СВОЮ социалку, завалят «условную Белоруссию» длинными дИшОвыми кредитами? Россия завалит бесплатным сырьем?

ЛЮБОЙ технологический скачок — это ресурсы, ресурсы и еще раз ресурсы. Деньги, сырье, люди, промышленность, куда это будет внедряться, и потребители, которое это будут покупать.

Англия свою промышленную революцию 19-го века провела за счет ресурсов, накопленных во время «огораживания» (когда за бродяжничество вешали даже детей, а в работных домах — рабский труд за пустую похлебку и житье в казармах похлеще ГУЛАГовских). Плюс ограбление колоний и контроль мировой торговли.

Германия ресурсы сначала копила за счет продажи зерна, руды, угля и железа. Потом ограбила чудовищными репарациями Францию по итогам войны 1870 года — и только тогда выбилась в лидеры промышленно-развитых стран.

США в 19-м веке грабили всю Америку (южную и северную, доктрина Монро, банановые республики), за счет чего к началу 20-го века провели технологический рывок. Потом нагрели руки на ПМВ, затем ВМВ, в итоге перехватив у Англии контроль над мировой торговлей — что дало ресурсы для технологического развития в 20-м веке.

Наполеон, кстати, тоже собирался провести технологический рывок, за счет ограбления покоренных стран, торгово-промышленного протекционизма и контроля внешней торговли. Ниасилил…

Вопрос следующий: откуда «условная Белоруссия» возьмет ресурсы, деньги, сырье, людей, промышленность для внедрения «технологического рывка», и где возьмет рынок сбыта для продукции этого рывка? В условиях жесткой фазы кризиса, как и выхода из него, протекционизм будет такой, что поломать некоторые торговые барьеры можно будет только танками… а взламывать рынок «условной Белоруссии» будут всеми способами.

ЮВС

О ресурсах — думаю, что ценность их (особенно энергоресурсов) существенно преувеличена. При необходимости нефтетрейдеры сбросят цену на нефть до 30-40 USD — и никуда не денемся — будем продавать. Другое дело, что это им почему-то не нужно; по крайней мере — сейчас.

О том, за что воюют, и переделе мира. Воюют, я считаю, не за ресурсы — это видимость делают (и на цены тоже влияет) — на самом деле уточняют раздел сфер влияния и демонстрируют последствия стремления к независимости — место показывают. Ну и еще — хороший способ утилиэации избыточного продукта.

А пирамида долгов — тут, скорее всего, вопрос согласован и увязан с заинтересованными сторонами в обмен на «ништяки» в виде безвозвратных кредитов, необоснованно высоких цен на нефть и прочего еще, наверное, со второй половины 2008 года.

Mong

ЮВС: О ресурсах — думаю, что ценность их (особенно энергоресурсов) существенно преувеличена. При необходимости нефтетрейдеры сбросят цену на нефть до 30-40 USD — и никуда не денемся — будем продавать.

Основная ценность ресурсов заключается в том, что они являются необходимым (хотя и недостаточным) условием для того, чтобы вообще хоть что-то сделать. Т.е. на одних ресурсах далеко не уедешь, но без ресурсов не уедешь вообще никуда.

Отсюда возникает вторая ценность ресурсов — в силу того, что большинство стран мира не являются самодостаточными в плане потребляемых ресурсов, большинство стран мира можно поставить на колени, просто перекрыв им доступ к этим самым ресурсам. Для этого нужно контролировать либо сами ресурсы, либо маршруты доставки оных.

Отсюда возникает третья ценность ресурсов — если вы не хотите, чтобы вас поставили на колени, даже не вступая с вами в прямую конфронтацию, вам необходимо удерживать под контролем (прямым либо косвенным) как необходимые вам ресурсы, так и маршруты доставки.

Вы всё ёще думаете, что ценность ресурсов существенно преувеличена? Ну а я думаю, что она безбожно и сознательно занижена.

ЮВС: Другое дело, что это им почему-то не нужно; по крайней мере — сейчас.

Во-первых, в силу существования эффекта нефтедоллара высокие цены на энергоресурсы поддерживают высокий спрос на доллар и, как следствие, экономику США.

Во-вторых, высокие цены на энергоресурсы оказывают угнетающее воздействие на экономики стран-импортёров энергоресурсов, не имеющих возможности печатать доллары США. Т.е., в первую очередь, это механизм, с помощью которого США подавляют экономику ЕС, что необходимо для гарантии того, что капиталы будут бежать именно в США, а не в ЕС, что опять же необходимо для поддержания экономики США на плаву.

Понимание причин того, почему трейдеры упорно не сбрасывают цены на нефть до 30-40 USD, позволяет более трезво оценивать перспективы этого самого сбрасывания и строить более реалистичные прогнозы.

ЮВС

Ну — еще разок.

Из кризиса «на коне» выедут те сообщества, кто сможет развить у себя технологии, существенно удешевляющие предоставляемые другими товары (услуги). И здесь преимущества у тех, кто не просто захочет, а самой жизнью будет вынужден это сделать.
И это не обязательно энергосбережение; это могут быть и сельскохозяйственные, информационные, здравоохранительные, просто организационные и прочие технологии.
И государство такое будет не одно, а кто-то специализируется в чем-то и обменяется с кем-то другим.
Но, конечно, энергосбережение будет стоять на одном из первых мест, к чему, в частности, подталкивают сказочные нынешние цены.

Например, уже сейчас можно строить дома, практически не требующие отопления, себестоимостью примерно 5 тыс. рур/м2 с коммуникациями, но это убьет строительство и промышленность стройматериалов, так что пока они не сдохнут в кризисе, никто таких домов строить не будет.

ЮВС

Началось все с того, что я отметил несколько эйфорическое настроение участников. Типа — для выживания в кризис все необходимое у России есть, так что нам достаточно сидеть ровно НА попе и пИлювать на тех, кто окажется УнутрЕ ее.

Дело в том, что УнутрЕ попы весьма неуютно, и тот, кто тамА оказался, будет прикладывать вполне зримые усилия, чтобы оттЕДОВА выломиться. А кризис, ПМСМ, стимулирует скачкообразное развитие технологий у тех в первую очередь, кому не хватает ресурсов, чтобы сидеть НА попе. Так что попИлював туда-сюда, лет через 5 мы можем обнаружить, что в мире вошел в моду концепт даже не малолитражки, а трицикла-кабриолета с объемом двигателя 50 см3 и расходом 1,5 л/100 км, что вызвало сокращение потребления нефтепродуктов на 25 %, и теперь арабы пытаются всучить свою никому не нужную нефть по 10 баков с доставкой «до подъезда». Или начали строить такие вот дома по 200 баков за квадратный метр с нулевыми эксплуатационными расходами, что вызвало сокращение потребления газа на 40%.

И что мы будем делать со своими ресурсами, выходом к морю и ядерной дубинкой?

AVer

ЮВС: Началось все с того, что я отметил несколько эйфорическое настроение участников. Типа — для выживания в кризис все необходимое у России есть, так что нам достаточно сидеть ровно НА попе и пИлювать на тех, кто окажется УнутрЕ ее.

Если бы вы давно следили за Авантюрой, то кризис еще Авантюристом был описан как «умрут все, вопрос только в том, кто будет последний, ибо он выживет». Так что эйфорийный дух здесь никогда не проповедовался. Про плювать не плювать — ну отчасти да — плювать. Или предлагаете подарить Греции, Испании свои ресурсы?

В ваших постах доминирует оглядка на «цивилизованый Запад». Европу приводят как пример самого богатого покупателя, но, знаете ли, меня вопрос моей зарплаты интересует в относительных величинах — в булках хлеба, в машинах.. А ведь мир Европой не заканчивается. Так что если те же китайцы начнут привозить сравнимое по качеству товары, но втрое дешевле нынешних, то чем мне страшно двухкратное падение доходов? Или… почему бы с Китаем (Казахстаном, Турцией… кем угодно) не обмениваться натуральным образом?

И еще — задумайтесь о внутреннем рынке.

Mong

Но больше всего меня порадовало утверждение о том, что деньги заводятся от сырости и яростного желания их иметь (только не вздумайте опровергать сырость, иначе я вас сразу спрошу, почему страны Африки ещё не сошлись в смертельном поединке за звание Единственной Мировой Супердержавы).

Ну да ладно, это всё лирика. Теперь о содержательной части ваших тезисов – то есть энергосберегающих технологиях, с помощью которых Беларусь вот-вот покорит Солнечную Систему и заставит Россию плакать от жалости к себе.

Дело даже не в том, что РБ по определению не может стать лидером в энергосберегающих технологиях, равно как и в любой другой высокотехнологичной области (для этого требуется научная школа, работающий механизм внедрения инноваций и деньги, в конце концов). И не в том, что в реальной жизни эти технологии создаёт в основном Европа, а страны третьего мира всё больше мечтают о них во время посевных. Да фиг бы с ним, это всё мелочи.

Всё дело в том, что даже самые оптимистичные европейские эксперты вовсе не надеются таким образом избавить мир (или хотя бы себя) от углеводородной зависимости и от России заодно. По их выкладкам получается, что (действительно огромная) экономия от внедрения этих технологий не сможет полностью скомпенсировать им потерь от роста цен на энергоресурсы, который эти самые эксперты ожидают в долгосрочной перспективе.

Причина банальна – энергосберегающие технологии существуют уже не один десяток лет. И они работают, это бесспорно. Вот только качественное снижение потребностей в энергии неспособно скомпенсировать количественного роста этих потребностей. Эксперты на пальцах и калькуляторах подсчитывают предполагаемый рост энергопотребления одного только Китая по мере роста его экономики и расширения внутреннего рынка, и им ощутимо плохеет от полученных цифр.

Причём это не одни европейцы такие умные – в США тоже не дураки сидят и давным-давно расставляют свои фишки во всех ключевых точках энергетической карты мира. Для отвода глаз, ясное дело.

Mong

Ну и о «нефтяной игле».

Схема плача про «нефтяную иглу» в целом проста.

Сначала плакальщику нужно огорошить слушателей процентным содержанием углеводородов в экспорте России. Особо наглые плакальщики норовят включить в «сырьевой экспорт» ещё и продукцию металлургии, до кучи (а чё, сталь же из руды получают, значит, сырьё). При этом плакальщику нужно сделать большие и страшные глаза – чтобы слушатели позабыли спросить, с каких пор экономика стран оценивается по структуре экспорта, и решили, что структура экспорта в целом отражает структуру экономики.

Если артистических талантов оказывается недостаточно, то всегда можно сказать, что если что-то не экспортируется (или этого чего-то экспортируется недостаточно), значит это что-то – неконкурентоспособно, а значит его и вообще нет. Впрочем, надо признать, что последние пару лет к этой схеме добавилась ссылка на наполнение бюджета.

Далее произносятся ритуальные слова про то, что США вот-вот, в любой момент обрушат цены на нефть (уровень обрушения регулируется степенью фантазии плакальщика), а значит Россия немедленно окажется в полной перде.

До кучи можно окончательно добить аудиторию указанием на рост «нефтяной зависимости» с 2000 по 2010 год (главное не забыть опять сделать большие и страшные глаза, а то ведь спросят, не связано ли это с банальным удорожанием барреля), и дело в шляпе – аудиторию можно паковать и везти на антиправительственный митинг.

Причём, что характерно, всё (ну почти всё) вышесказанное – правда, только правда и ничего, кроме правды (помимо маленьких передёргиваний, ясное дело). Однако, как водится, это не вся правда.
Первое проверочное слово – Украина (просто чтобы далеко не ходить). Никакой нефтяной иглы и в помине нет. И счастья тоже нет. Общее состоянии экономики – несколько хуже, чем будет в России через год после установки ценника в $0.99 за баррель. Что это доказывает? Только то, что с нефтяной иглой всё не так просто – это далеко не худшее, что может случиться в нашей жизни.

Второе проверочное слово – допустим. Допустим, завтра цены на нефть упадут вдвое. Зависимость «экспорта» от нефти единомоментно упадёт, грубо, на треть. Получается, что Россия от этого резко выиграет – зависимость от нефтяных цен же упала, верно?

Далее ставим мысленный эксперимент. Представим, что в 2000 году Россия не имела бы ни нефти, ни газа, зато имела бы исключительно мощное автомобилестроение. Да-да, я в курсе, что это фантастика, но давайте на минутку притворимся. Представим также, что за следующие 10 лет Россия увеличила бы экспорт автомобилей вдвое, а цены на них выросли бы в 5 раз (очень уж спрос велик). Т.е. просто подменяем нефть – автомобилями.

Что это меняет в схеме плакальщика? Одно слово. Ему тоже нужно заменить «нефть» на «автомобили», и всё – в остальном схема остаётся ровно та же самая, с теми же словами, с теми же интонациями и с теми же большими и страшными глазами. «Спрос на автомобили упадёт и мы все умрём!».

Автомобильная игла – ничем не лучше нефтяной (кроме разве что престижа). А всё потому, что вода – водяная, масло – масленое, а экспорт создаёт зависимость от экспорта и, как следствие, зависимость от состояния внешних рынков. Не хочешь зависеть от внешней конъектуры – ничего не экспортируй и ничего не импортируй. Впрочем, экспортировать-то как раз можно – главное, не пытаться результат этого экспорта как-то использовать, иначе сразу возникает зависимость, а это «игла».

Другое дело, что чем Уже номенклатура вашего экспорта, тем уязвимее ваше положение. Шо да – то да. Поэтому диверсификация товарной структуры экспорта почти так же важна, как и диверсификация его географии. Кроме того, делу очень помогает, если вы экспортируете что-то критически важное для ваших торговых партнёров, и при этом ваши конкуренты неспособны скомпенсировать падение ваших поставок. Ну вроде природного газа.

Что касается концепции инфернальной сущности любого импорта вообще, то есть нюанс. Выкопать вокруг России огромный ров, наполнить его водой и начать жить на этом гигантском «Острове Русь», в принципе, можно. Проблема в том, что «разделение труда» aka «специализация» является, по сути, синонимом экономического прогресса или, по меньшей мере, одним из его китов. Острову придётся (немного упрощая) конкурировать, пусть и заочно, с французским приборостроением, немецким станкостроением, американским ВПК и китайским ширпотребом – одновременно. А значит одновременно во всём (или почти во всём) – проиграть. Их тупо больше. И когда мы отстанем совсем уж безнадёжно – к нам приплывут, как когда-то приплыли к североамериканским индейцам.
Значит ли всё это, что у нас всё зашибись и ничего делать не надо? Разумеется, НЕТ! Однако было бы неплохо если не понимать, то хотя бы подозревать, что отказавшись от экспорта энергоресурсов (или урезая его) мы не «слезем с нефтяной иглы», а лишим себя ресурсов для модернизации и свяжем огромное количество рабочих рук производством того, что сейчас покупаем за «вонючие нефтедоллары», вместо того, чтобы использовать их в действительно критически-важных для нас сферах деятельности, – в том же судостроении, ВПК, авиастроении, энергетике и т.д. и т.п.

Разумеется, быть здоровым и богатым намного лучше, чем бедным и больным. Но из этого никак не следует, что потеряв работу, нужно резать себе вены. Вместо этого нужно искать новую работу, а не ныть, что здоровье мешает зарабатывать деньги.

NavyGator

На самом деле плакальщики забывают сказать об одной простой вещи. Цена на нефть является индикатором ухудшения ситуации на рынках. То есть она падает пропорционально падению спроса на неё на рынках, а это происходит уже постфактум после ухудшения положения в экономике. Цена на нефть падает как результат падения рынков, а не как предвестник этого. Не буду вдаваться в детали этого процесса, но получается, что сырьевая экономика получает небольшое преимущество во времени по сравнению с высокотехнологичными экономиками. Не говоря уже о том, что цены на газ падают с лагом в 9 месяцев (согласно формуле цены на российский газ, которая привязана к цене нефти Брент).
Но это не главное. Вы правильно сказали, что можно представить, что наш экспорт не нефтяной, а автомобильный, и это не улучшит, а даже ухудшит картину. Даже имей мы высокотехнологичный экспорт высокотехнологичных жопогреек, любой кризис ударит по такому экспорту. Кризисы вообще ударяют по экспорту, потому что сокращается платежеспособный спрос. Когда платежеспособный спрос сокращается радикально, любая экономика переходит на принцип, который похож на то, что в медицине называется централизацией кровообращения во время шока (снабжение кровью только жизненно важных органов). Если у вас ограниченное количество денег, вследствие кризиса, то на что вы будете тратить деньги в первую очередь? На импортные жопогрейки, автомобили и прочие высокотехнологичные наноигрушки? Или на то, чтобы обеспечить себя продовольствием, теплом, безопасностью и защитой здоровья? Мы являемся экспортерами того, что людям нужно в первую очередь — это энергия, продовольствие и безопасность. И более того, у нас за время путинского правления появилась продукция, которая может дублировать практически весь спектр производимого за рубежом. От телефонов, телевизоров и обуви до весьма качественных автомобилей и лекарств. Такого разнообразия не было даже в советские времена. В случае длительного глобального МЭК ВТО перестанет существовать, а у нас будут возможности как по повышению налогов, так и по девальвации валюты, которая позволит переориентировать рынок на внутренние ресурсы и обеспечить быстрое развитие экономики путем импортозамещения.

Теперь о нефти. Спрос на нефть не может снизиться в разы. Это невозможно. Невозможно себе представить, что люди откажутся ездить на автомобилях, самолетах, пользоваться продуктами нефтехимии и т.д. Ведь даже во времена кризиса будут продаваться автомобили. Возможно, люди будут покупать автомобиль не раз в 3-5 лет, а раз в 10-15 лет, но ездить на них они не перестанут. Более того, в условиях, когда такие крупные экономики, как Германия и Япония отказываются от АЭС, трудно себе представить альтернативу быстрого их замещения — кроме увеличения потребления минеральных ресурсов.
Таким образом, вместо того, чтобы плакальщикам на каждом углу орать о том, как нам плохо, что мы сырьевая страна, лучше подумали бы о том, какие колоссальные преимущества у экономики, которая может экспортировать природные ресурсы, которые на самом деле оказываются более высокой ценностью, чем импортные жопогрейки и даже автомобили.

Missiler

Немного дополню.

1. Доля экспорта нефти в структуре экспорта выросла не только за счет роста цен (с 10$ в 1999 до 100$ в 2012), но и за счет увеличения объемов ее добычи (более чем в 1,5 раза), и при этом она выросла незначительно, т.е. промышленность тоже развивалась люто-бешено, а не разваливалась, как нам говорит Зюганов из зомбоящика и СЕК из зомбоютуба.

2. В 2008 году мы пострадали не столько из-за падения цен на нефть (которая нужна всегда, и цены на которую ниже себестоимости ее добычи все равно не упадут), сколько из-за закукливания поомышленности (которая в кризис становится намного быстрее нафиг не нужна, чем нефть). И что бы было, если бы с 2000 по 2008 гг. у нас доля промышленности в экспорте увеличилась (т.е. она росла быстрее нефтянки)? Пральна, полная жопа. Примерно как в Японии с ее внешним долгом за 200% ВВП.

3. Таки бывает неплохо ткнуть хомячка мордочкой в примеры других более нефтеигольных стран (с большим экспортом нефти на 1 человека), экономики которых, по данным международных организаций (вроде всемирного банка), развивались медленне нашей.

— собрала Bublichek

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , ,

Комментарии запрещены.