ЗажуЖЖал СЛУХовой аппарат

На фоне затихающих слухов о «умышленном сбросе чиновниками воды на Крымск» и других конспирологических версий, заполнивших блогосферу и СМИ в день трагедии, возник новый тренд. Раз «чиновников» не удалось, фактически, обвинить в массовом убийстве, раз представители СК РФ и МЧС критикуют действия местных властей по недостаточному оповещению граждан, а не пытаются его скрыть — оппозиции нужны другие мотивы для «атаки режима». Ими становятся… совершенно верно — факт доверия к слухам у блогеров и жителей пострадавшего региона.

Как сообщила в блоге на «Эхе Москвы» Ирина Ясина — уже не важно, был ли сброс воды. По ее мнению, «существует презумпция виновности и лживости власти. Даже если они говорят правду про обильные дожди в горах — им все равно никто не верит».

Некоторые блогеры развивают мысль Ясиной: в частности, в Facebook-сообществе протеста пишут «раньше народ верил власти, а теперь это лучший показатель, что люди, простые провинциалы отвернулись от путинского режима. Если бы они считали Путина легитимным, они никогда не поверили бы в слухи, что путинская вертикаль могла умышленно их убить». «Это полная делегитимизация, Путину не верят даже в южной провинции, которая за него проголосовала 94%»,- добавляют оппозиционные активисты. Странная логика. Если бы жители Краснодарского края «отвернулись» — зачем тогда «несогласные» возмущаются, что «быдло из Крымска радуется участию Путина в ликвидации последствий»?

Хотя глупо отрицать — традиция «верить в лихо и не верить в благо» действительно существует. Вот только она не является исключительной прерогативой России. Достаточно набрать в поисковиках «слухи авария Европа» или «слухи погибли США» — чтобы увидеть, что «эпидемия» веры в страшные слухи случается и там. Самый яркий пример — блокбастер-катастрофа «2012», где главный герой заявляет «Если власти говорят, что все хорошо, это значит все настолько плохо, что давно пора бежать!». Или это означает делегитимизацию американской администрации? Или вспомните европейскую панику после катастрофы на Фукусиме, когда жители ряда стран ЕС требовали от правительств «не скрывать, что все скоро умрут».

В чем причина? В интервью «Ъ» ее крайне точно ее описал завотделом медицинской психологии центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов. Эксперт заявил, что «слух — это интерпретация каких-то событий, необязательно имевших место в действительности. Причем эта интерпретация возникает в условиях, когда нет точной и достоверной информации». Главным условием для распространения слухов Ениколопов называет готовность людей верить им, совпадение части информации с реальностью и «готовность населения к тому, что нам обязательно соврут». По мнению эксперта, механизма эффективной борьбы с распространением слухов нет. «Боюсь, на сегодняшний день — нет. У нас в стране нет единой инстанции, которой доверяли бы все»,- сказал он.

И действительно, подобным «уникальным механизмом» по мнению социальных психологов может быть лишь оперативная реакция «нескольких субъектов». Среди них — чрезвычайные службы. Если они в режиме реального времени дезавуируют слухи об «авариях на АЭС», «прорывах дамб», «обледенении», «терракте» с фото- и видеотрансляциями. Как ни странно, подобным доверием обладают лидеры конфессий — вряд ли кто-то усомнится в клятве Римского Папы, Далай Ламы или христианского Предстоятеля. Аналогично некоторые общества доверяют своему монарху — так, по мнению ученых, в случае выступления королевы Великобритании или императора Японии им поверят «более 90% жителей этих стран», это «особенности менталитета».

«Каждый раз, когда появляются слухи о взорвавшихся АЭС или заводах, о плотинах которые вот-вот рухнут я удивляюсь, какое количество людей в это верит и какое количество уродов обтяпывает на этом свои политические делишки», — пишет Илья С. в Контакте. Он добавляет «Правда проходит день-неделя и те, кто сутки напролет обсуждал эти басни забывают о том, над чем он ломал копья».

И правда — о трагедии на СШГЭС интернет бушевал около двух недель, провластные и оппозиционные блогеры бились в дискуссиях «рубить плотину» или нет, кто виноват, защищали никогда не виденные семьи сотрудником СШГЭС и обвиняли власть, но на третью неделю — как отрезало. Появился, допустим, «милиционер-разоблачитель Дымовский» — и тут же фокус внимания общества и медиа переключился на него. О рабочих, «городках под плотиной», затопленных технических залах и «правых-виноватых» все моментально забыли.

Интересно, скоро ли подобное произойдет с Крымском?

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.