Шариатское право в США

Несмотря на парадоксальность, и даже явную абсурдность заголовка, эти четыре слова — чистая правда. Одна из самых совершенных правовых систем в мире — американская — подвергается сильнейшему давлению со стороны антиконституционной, с американской точки зрения, религиозной правовой системы — исламской. Пока наступление шариатского права носит локальный характер, на федеральном уровне это незаметно, но в отдельных штатах ситуация явно выходит из-под контроля. 

Всё началось с того, что судья города Тампа, третьего по величине города в штате Флорида, принял необычное решение по одному из дел, в котором с обеих сторон в процессе оказались мусульмане. Дело сначала рассматривал местный мулла по законам шариата, несмотря на то, что одна из сторон не согласилась с обращением в религиозный суд. Американский судья прекратил дело, сославшись на то, что решение по нему уже вынесено шариатским судом. Это было первое такое решение, принятое на основании Билля 1360 Сената штата Флорида, вступившего в силу 9 марта 2012 года. Вкратце суть этого шедевра юридического крючкотворства заключается в том, что Флоридские законодатели решили ограничить применение иностранного права на территории США и приняли Закон, запрещающий применять его по делам, связанным с нарушением основных прав и свобод физических лиц, гарантированных Конституцией США. Суд Тампы, творчески подойдя к рассмотрению дела, постановил, что на основании этого Билля по делам, где основные права и свободы граждан США не затрагиваются, применение неамериканского права возможно. С протестами против злополучного Билля выступили по разным основаниям столь разные общественные организации, как CAIR (Council on American-Islamic Relations — Совет по Американо-Исламским Отношениям) и ADL (Anti-Defamation League — Лига Против Диффамации). Директор ADL Абрахам Фоксман считает, что принятие Билля угрожает свободам всех жителей Флориды. На самом же деле, целью принятия Билля 1360 было ограничение юрисдикции религиозных судов и недопущение их вторжения в компетенцию федерального и конституционного права. Однако сенат Флориды, ограничивая права религиозных судов, таким образом, косвенно признал их существование на территории США и оставил в их компетенции всё, что, по его мнению, не является существенным для граждан США.

При этом ни законодатели штата Флориды, ни судья из города Тампа ни на минуту не задумались ни о последствиях своих решений, ни о том, что шариатское право по сути своей не совместимо с американским конституционным правом, поскольку в нем изначально заложены принципы неравноправия мужчин и женщин, а также детей. Не приходится говорить и о важнейшем принципе источников права — в шариате источником права является Аллах, а в американской Конституции — свободное волеизъявление граждан. Да простят меня сенаторы штата Флориды, но иначе как юридическим идиотизмом их Билль 1360 назвать нельзя. Специальным пунктом в Билле предусмотрены добровольность выбора суда гражданами с обязательным подчинением их принятому избранным ими судом решениям. Среди 18 миллионов жителей Флориды ислам исповедует всего 1%, т.е. порядка 180 000 человек. Для чего же было устраивать весь этот юридический цирк, подвергая мусульманских граждан Америки риску быть забитыми каменьями. Этот вид наказания не в шутку существует в шариатском праве за не столь уж редкий для современного американца поступок, как прелюбодеяние. Порка женщин, отсечение руки за кражу, распятие и повешение за святотатство и убийство, принудительное оставление детей после развода с отцом — это всё меры наказания из шариатского права. Есть в нем и такая «экзотика», как «убийства чести», разрешенные обманутым мужьям. В этой ситуации «добровольное» обращение женщины в шариатский суд можно рассматривать не иначе, как издевательство.

Аргументация защитников шариата в США сводится, в основном, к доводам о том, что после событий 11 сентября 2001 года мусульмане подвергаются преследованиям в этой стране и не всегда могут добиться справедливого решения суда. Действительно, социологические исследования фиксируют, что 46% американцев неприязненно относятся к последователям религии ислама, но никто пока не догадался провести аналогичные исследования, скажем, в Королевстве Саудовской Аравии, или Иране. Интересно, сколько процентов жителей этих стран неприязненно относятся к христианам, не говоря уж об иудеях. Однако тамошним правителям и законодателям и в голову не приходит ввести для проживающих там евреев суды Галаха (традиционное иудейское право, основанное на Торе) или Кодекс Наполеона для христиан. Экстремистская организация «Братья-Мусульмане», всё активнее действующая на территории США, считают слова Аллаха высшим источником права:
«Коран — наша конституция, пророк — наш вождь, джихад — наша дорога, смерть во имя Аллаха — наша наивысшая цель».

Как американские сенаторы из штата Флорида могли принять закон, нарушающий, по существу, основы Конституции и подрывающий правовую систему страны, остается только гадать.

Как ни странно, в штате Оклахома у них нашлись единомышленники. В 2010 году в этом штате был проведен референдум по вопросу о применении шариатского права в практике американских судов. 70% участников референдума высказались против применения в США норм мусульманского права. Вопрос этот, правда, для Оклахомы не то чтобы очень актуальный: из трех с половиной миллионов жителей штата ислам исповедуют около 35 000 человек, что составляет так же, как и во Флориде около одного процента населения. Но американские юристы, видимо, борются за рейтинги, столь необходимые для политической карьеры, а ничто так не поднимает рейтинг, как хороший PR. Референдум, как известно, является прямым волеизъявлением граждан, и поэтому в Конституцию штата должна была быть внесена поправка по этому поводу. Но не тут-то было! Суд штата в лице судьи Вики Майлс-Лагранж признал итоги референдума противоречащими конституции, а Конституционный суд штата с ним согласился.


Мунир Авад — исполнительный директор CAIR
в штате Оклахома

Одним из главных действующих лиц оклахомского фарса стал Мунир Авад, возглавляющий филиал Совета по Американо-Исламским Отношениям в этом штате. Именно он активно боролся против результатов референдума в Оклахоме. Вот как он это аргументировал:
«В своем завещании я указал, что оставшееся после меня имущество должно быть разделено согласно указаниям пророческого учения ислама. Если я включу в текст завещания цитаты из Пророка Мухаммеда, да будет благословенно имя его, американский судья должен будет основывать свое решение законами шариата, а это было бы запрещено, если бы штат принял в качестве закона одобренную избирателями меру».

Авад также привел аргумент о том, что референдум ущемил его права как гражданина США, сформулированные в Первой поправке к Конституции, поскольку это означало бы выражение государством недоверия к его религии, и подорвало бы веру в Коран и учение Пророка Мухаммеда, из которого он черпает свои религиозные традиции.

Его оппонент, республиканский конгрессмен Рекс Дункан, пытался изложить поправку к Конституции штата в следующем виде: «Суды не могут ссылаться на правовые принципы, существующие в других странах либо культурах. В особенности, они не могут ссылаться на международное право и право шариата». Оставим на совести конгрессмена неприятие международного права, которое, кстати, характерно и для внешней политики США, но что касается правовых систем других стран, в том числе и шариатского права, с ним следует согласиться. Тем более что Дункан подчеркивал: «Это не направлено против мусульман, скорее, это — упреждающий удар против применения шариатского права в США». Но судья Вики Майлс-Лагранж была непреклонна:
«Когда Закон, который пытаются ввести на основе референдума, скорее всего, нарушает Конституцию, интересы проголосовавших не могут быть важнее охраны конституционных прав мистера Авада».

Вот так мистер Авад победил хваленую американскую правовую систему вместе с Конституцией США. Понимают ли американские юристы, что Оклахома и Флорида могут стать началом крушения американского государства? Сегодня невозможно представить, к каким правовым катаклизмам может привести применение шариатского права в США. Это напоминает правовые игрища в России начала 90-х,когда объевшись суверенитетами, субъекты федерации начали принимать собственные конституции, сплошь и рядом противоречившие Российской. Это прекратилось только в 2000 году, когда «параду суверенитетов» была противопоставлена пресловутая вертикаль власти. Трудно вообразить в сегодняшней Америке институт представителей президента в штатах и силовую ломку неконституционного местного законодательства. Но когда президентская гонка закончится и вновь избранный президент США будет приведен к присяге, ему, кто бы им ни стал, придется крепко задуматься о восстановлении единой правовой системы в Соединенных Штатах Америки.

Григорий Тинский

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.