Россия и традиция: октябрьские тезисы Патриарха

Вчера сделала я хорошее дело — разобрала докторскую речь Святейшего Патриарха Кирилла на тезисы – специально для ленивых, торопливых и занятых.

Так что читайте и внемлите: самая суть.

1. Эта конференция особенно актуальна, ибо проходит в год, на который выпало много важных юбилеев.

2. Благодарю всех за высокую честь. Я начинал свое продвижение в Церкви с академической деятельности – десять лет был ректором духовной академии. Потому нет для меня награды более высокой, чем награда от научного сообщества.

3. Мы проводим эту конференцию в МГУ. Московский университет – это лидер в нашей стране и подлинный научный, интеллектуальный и образовательный центр. Для многих это alma mater.

4. Позвольте поделиться с вами некоторыми мыслями, ибо после вручения докторского диплома полагается сделать отчет перед аудиторией.

5. Любое строительство начинается с проекта. Наша проблема в том, что у нас нет ясного проекта будущего.

6. Чтобы создать такой проект, необходимо опираться на прочный исторический фундамент. Только тогда развитие наше будет похоже на вектор, а не на ломаную кривую.

7 Наиболее важная часть исторического фундамента – традиция. Традиция — это способ передачи ценностей из поколения в поколение. Поэтому нужно со всей серьезностью относится к традиционному началу в жизни общества.

8. Попытки разрушить всё до основания, в том числе сломать традицию, а потом на этих обломках строить новый мир, не приводят ни к чему хорошему и ставят нацию на грань духовной катастрофы. Свидетельство тому — история России XX века. Поэтому так важно, что сегодня мы обращаем наши взоры к истокам российской государственности.

9. Фундамент европейской цивилизации, частью которой является Россия зиждется на двух краеугольных камнях: на греко-римской традиции философского осмысления мира и на библейском откровении. Творческий синтез того и другого мы находим у раннехристианских писателей, трудившихся в течение первого тысячелетия, которых мы называем святыми отцами.

10 Мы являемся культурными и духовными преемниками Византии, но сохранили и славянскую самобытность.

11. Но когда нам говорят о «европейском пути» развития, как правило, имеют в виду подражание и воспроизводство западных политических и культурных моделей. Подражание, копирование всегда уступает подлиннику, так как в нем отсутствует оригинальное начало, подлинное авторство. За редчайшим исключением копия и по качеству своему отстает от подлинника; и тот, кто творит копию, поставляет себя в подчиненное положение по отношению к автору оригинала. А быть ведомым — это опасно, по крайней мере для взрослого возраста.

12. Бездумную, подчас агрессивную вестернизацию история нашей страны знала не раз и, по мысли Арнольда Тойнби, она «на деле лишь помогала силам, сдерживающим прогресс» (А.Дж. Тойнби. Постижение истории. Часть 6).

13. Но европейский путь предполагает не подражание чужому, но осознание собственных европейских корней и возвращение к ним с учетом конкретных культурных и исторических условий. Сказанное применимо, в том числе, и к государственному строительству.

14. Что говорит наша традиция о государственном строительстве? Священное Писание утверждает абсолютную необходимость института гражданской власти в пораженном грехом мире. Силы зла, увы, реальны, и чтобы люди могли жить мирно, трудиться, растить детей, необходимо государство, которое будет сдерживать зло, в том числе и силой. Мы видим, что там, где государство исчезает или ослабевает настолько, что уже не может исполнять свои функции, в обществе водворяется хаос.

15. Православные христиане, по заповеди апостола, молятся «за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2:2), понимая, что такая жизнь обеспечивается служителями государства, которые пресекают злую волю преступников и готовы отразить нашествие иноплеменников. Поэтому большое место в православной традиции занимает этика государственного служения.

16. Все сказанное имеет отношение не к конкретным лицам, не к конкретным политическим системам, а к самому институту власти.

17. Церковь четка и определенно поддерживает институт государственной власти, но может оценивать тех или иных государственных деятелей.

18. Миссия государства состоит в поддержании правды; в своих действиях оно призвано руководствоваться естественным законом. Задача государства — опираясь на Богом данный нравственный закон, таким образом интерпретировать его в соответствии с местом, временем, культурой, чтобы нравственное начало через действие законодательства укреплялось в жизни личности и общества.

19. Представление о государстве как о Божественном установлении, священном институте, защищающем высшую правду и справедливость, глубоко укоренено в сознании нашего народа.

20. К сожалению, сегодня закон нередко провозглашает полную человеческую автономию от нравственного начала, неограниченный произвол в установлении тех норм, которые в данный момент законодатели сочтут удобными.

21. Как любое человеческое общество в этом падшем мире, государство может удаляться от своего предназначения, от нравственного закона.

22. Cталкиваясь с неправдой и грехом, Церковь может выступить с обличением, в том числе и правителей, когда они изменяют своему долгу.

23. Россия — одна из самых секуляризированных европейских стран. То, что в других странах Старого Света практически является само собой разумеющимся, как например: кафедры теологии в вузах, капелланы в армии, выходные дни в большие религиозные праздники, обучение религии в школах и многое другое, в частности, касающееся проявлений религиозной культуры, — в нашу жизнь входит с трудом и под зубовный скрежет тех, кто представляет себе «светское государство» исключительно в виде государства атеистического, исключающего присутствие религии в общественных процессах.

24. Церковь и государство — разные установления. Церковь есть добровольное сообщество, которое обращается к своим членам с пастырским словом, рассчитывая на их добровольное послушание. Государство объемлет всех жителей страны, имея власть принуждать к исполнению своих законов, в том числе и силой.

25. Церковь не стремится к государственной власти, не собирается усваивать себе государственных функций. Более того, она не стремится к государственному статусу, которым обладают Церкви большинства в ряде европейских стран. Требовать от Церкви, чтобы она «не сливалась с государством» — значит ломиться в открытую дверь.

26. Но часто за этими требованиями стоит другое: попытки заставить Церковь отказаться от ее пастырской ответственности за своих членов, а православных людей — от их гражданских прав и обязанностей.

27. Церковь не формирует органы государственного управления и не издает государственных законов. Она формирует души людей, призванных к братскому служению друг другу и общему благу. Она утверждает непреложность нравственного закона, на котором только и может быть воздвигнуто справедливое общество и государство.

Полностью здесь.

— блогер sandra-nova

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.