Россия сегодня — Королева Марго

О том, почему зритель все чаще ищет для себя альтернативные источники информации, в интервью «Ъ» рассказала главный редактор Russia Today МАРГАРИТА СИМОНЬЯН.

— Вы замечаете, что аудитория и влиятельность международных новостных государственных каналов растут?

— Есть статистика. Исследования EMS говорят о том, что аудитория всех традиционных каналов падает, а растет аудитория так называемых альтернативных каналов — таких, как мы, как Al  Jazeera, который, впрочем, становится все ближе к мейнстриму, иранский Press  TV.

— С чем связаны изменения?

— Только с одним — во всем мире падает доверие к традиционным медиа. Например, в США в июне этого года доверие к теленовостям достигло своего самого низкого показателя за десятки лет. Оно упало до 21%, на секундочку,— то есть только каждый пятый гражданин США верит своим традиционным теленовостям. Мне кажется, что огромную роль в этом сыграл интернет: из года в год огромное количество людей видят, что в мире происходит что-то, чего нет на телеканалах, которые они привыкли смотреть. Они этим каналам перестают доверять и ищут для себя альтернативные источники информации.

— Означает ли это, что Russia Today или Al  Jazeera напрямую влияют на традиционные каналы — как BBC и CNN?

— Посмотрите, сколько материалов, скачанных из нашего видеоагентства FreeVideo, за последние год-два показал в эфире CNN,— несколько тысяч. А в целом на FreeVideo уже подписались более 13  тыс. телеканалов и агентств из 185 стран мира, в том числе Fox News, ABC News, AP и Reuters. Сложно утверждать однозначно, но нам нравится думать, что мы сильно повлияли на освещение Occupy Wall Street. Потому что мы начали освещать эти события, наверное, недели за две до того, как они появились в видеоагентствах. Этого не было на других телеканалах, но были тысячи и тысячи комментариев на YouTube и в соцсетях с общим смыслом: «Какого рожна я должен смотреть русских, чтобы узнать, что происходит в моей стране». В итоге эти акции начали освещать, хоть и не так широко, как мы. Именно освещение движения Occupy вывело нас в финал самой престижной телевизионной премии мира — Emmy International, которая является аналогом «Оскара» на телевидении.

— Можно ли говорить о том, что часть аудитории уходит, скажем, с CNN на RT, или она скорее подключается к RT как к альтернативному источнику, оставаясь и на традиционных каналах?

— Нужно учитывать, что у человека ограниченное количество часов в сутках и времени, которое он смотрит телевизор. Если люди начинают смотреть нас, а раньше не смотрели, значит тех, кого они в это время смотрели раньше, они смотрят меньше. Я думаю, что это тоже одна из причин, по которым у мейнстрима аудитория падает — она утекает к немейнстриму.

— На аудитории и на имидже канала отражается тот факт, что он государственный?

— Это очень сильно отражается на том, как о нас пишет англоязычная пресса. Без формулировки State Funded или Kremlin Backed не обходится ни одно описание. При этом я ни разу не видела формулировки Foreign Office Funded, когда речь идет о BBC World Service, в тех же самых газетах и журналах. На кого-то это производит впечатление, на кого-то не производит. У нас специально обученные несчастные люди читают, что о нас пишут зрители. Часть говорят: ну, конечно, их же спонсирует Кремль. Часть говорят: вспомните, кто спонсирует вас. Часть говорят: мне все равно, что их спонсирует Кремль, они рассказывают вещи, которые никто больше не расскажет,— и нас это устраивает.

— Есть ли у госканалов какая-то особенная задача, отличающаяся от задач негосударственных конкурентов?

— А международных негосударственных каналов не существует, кроме CNN International. Полную финансовую отчетность CNN International не раскрывает, но невооруженным взглядом видно, что он, как и BBC World News, пользуется всеми ресурсами внутреннего CNN.  Все остальные каналы спонсируются своими правительствами. По своей сути, по бизнес-модели они не могут окупаться за счет рекламы. Вся реклама там имиджевая. Тот же BBC заявляет, что существует, чтобы нести в мир британские ценности, они не делают из этого секрета. Ни на одном канале я никогда не видела ничего такого, что расходилось бы с представлениями этого государства о прекрасном.

— В каком направлении все будет двигаться? Будет ли аудитория альтернативных каналов и дальше расти, а аудитория CNN и дальше падать?

— Последние несколько лет главный вопрос на разных медийных конференциях — сохранятся ли вообще телеканалы и теленовости, какими мы их знаем. У меня на это взгляд пессимистичный: мне кажется, что информационное телесмотрение в том виде, в котором оно существует, будет сокращаться и телевизор останется как семейное развлечение. А информационное смотрение уйдет в онлайн — и это основная причина, по которой мы уделяем интернету так много внимания и почему для нас так важно занимать там лидирующие позиции уже сейчас.

— Интервью взял Павел Белавин

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.