«Режим недостаточно кровав»

– Смотрите, она почти плачет.
– На нее давили.
– Точно давили.
– Я слышала, ей угрожали отключить финансирование.
– Снести построенную в прошлом году больницу.
– Они – нелюди.
– Ему построили театр. Он продался.
– Покусились на «святую».
– Они сказали, что убьют ее детей.
– Она не могла, нет, она не могла так с нами поступить.
– О боже, тиран, Гитлер, Сталин, Пол Пот…

И в ответ на это: «Путин поблагодарил Хаматову за то, что та высказалась в его поддержку… Хаматова сказала, что, хотя она не могла быть, например, доверенным лицом Путина, потому что мало что в этом понимает, но когда она что-то говорит в его поддержку, то имеет в виду чистосердечную поддержку». «Коммерсант».

Я знаю Чулпан несколько лет. Сама вхожу в попечительский совет фонда «Подари жизнь». Она сильная, умная и волевая женщина, которая, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость, умеет бороться. Большая просьба: оставьте ее в покое со своими жалобами, причитаниями, осуждением и поддержкой.

Ее история оказалась еще одной важной точкой, где нужно остановиться и зафиксировать наше общее неумение уважать чужую политическую позицию. Как и то, что эти люди могут быть умны, талантливы, эффективны и приносить пользу своей стране.

Собянин, например, нравится моим друзьям-хипстерам, поэтому они уверены, что его практически заставили вступить в партию «Единая Россия». Не греша атеросклерозом, они не хотят даже думать о том, что именно он много лет возглавлял путинскую администрацию и был членом партии чуть ли не с момента ее основания. Но это абсолютно не важно, потому что в сегодняшней дискуссии факты никому не интересны. Всем интересны мнения. А мнение, как вы знаете, можно менять: «слово дал, слово взял».

В истории с Чулпан всем было очень приятно убеждать себя, что все, «власть перешла последнюю черту», «покусилась на святое». Сейчас, вот-вот, смотрите, они не остановятся ни перед чем. Начнутся репрессии. Вот о них я и хотела бы поговорить.

Наша оппозиция мечтает о репрессиях. Только репрессии, только хардкор только сильный внешний фактор (враг) может ее объединить и стать точкой опоры для дальнейшей борьбы за власть. Если же «кровавый режим» в жизни недостаточно кровав, то его надо придумать.

Для оппозиции Путин – как желанный мужчина, который потерял к тебе интерес. И ты уже думаешь, чтобы он хоть силой тебя взял, до боли, до крови… Ведь его безразличие невыносимо. Ну разве можно себе признаться, что ты, молодая, красивая и по-своему успешная женщина, никогда не будешь изнасилована объектом своего вожделения? Трудно признаться, что ты ему совершенно безразлична, да? Не в силах сказать самой себе правду, ты начинаешь придумывать альтернативный мир. Ты придумываешь его жестокость и упиваешься мыслями о том, что вот-вот, сейчас он придет и бросит тебя в застенок. Ты будешь страдать, а он будет сволочью. Но он тебя не сломит.

Никто никого не собирается ломать. И в этом – весь тупик оппозиции. Она хочет видеть его смесью Гитлера со Сталиным, она хочет бороться за свободу. Ей неинтересна вся эта бытовуха с проблемами промышленности, образования или медицины. Ну что об этом говорить, пока «кровавый тиран» у власти, пока нас всех в любой момент могут… Но проходит день за днем, она выпивает очередную бутылку вина в «Жан-Жаке», а черный «воронок» все не появляется.

Она готова принять в свои ряды любого, кто достаточно ненавидит Путина. Это и есть пароль, пропуск в ее, извините меня, «рукопожатный мир». Как, ты не любишь Путина? Так, что кушать не можешь? Скажи это, и ты герой, ты борец за свободу и демократию. Не нужно годами зарабатывать репутацию, не нужно никаких реальных дел. Просто скажи это. Плевать, что ты делал в прошлом. Растлевал ли несовершеннолетних всей страны во время посиделок у костра, сотрудничал с «апостолами тьмы» Первого канала, был замужем за партнером «преступного» сенатора? Неважно. Важно лишь то, насколько ты против Путина.

В этом мире Ксения Ларина и Ирина Петровская – честные и непредвзятые журналисты, светочи демократии. А Алиса Фрейндлих, Олег Табаков, Армен Джигарханян, Владимир Спиваков, Юрий Башмет, академик Михаил Давыдов, космонавт Алексей Леонов, дирижер Валерий Гергиев – все они торговцы совестью.

Меня поражает безапелляционность нынешней информационной среды, формируемой в первую очередь журналистским сообществом. И вчерашний скандал с Чулпан Хаматовой еще раз подтвердил это черно-белое мышление.

В понимании наших «борцов» я, например, провластная бл**ь, которая любой ценой хочет в эту же власть и ворваться (к тому же плохо образованная, провинциальная, нахрапистая и хамоватая). Хорошо, я не претендую на статус «матери Терезы». Но прошу лишь об одном: ответственно относиться к своим словам, которым внимают десятки тысяч людей. 4 марта у нас выборы президента, а не конец света.

Господа, хватит истерик. Реальная жизнь намного сложнее, чем этот черно-белый мир полуночных ресторанных споров, за которыми оппозиция коротает время в ожидании черного «воронка» где-то между Бульварным и Садовым кольцами.

P.S. Николай Фоменко тоже, видимо, снимался под дулом пистолета.

— Тина Канделаки

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: ,

Комментарии запрещены.