Как сделать революцию извне: дёшево и эффективно

Помните, какие события произошли в Молдавии весной 2009-го? А произошло следующее: на парламентских выборах 5 апреля победу одержали коммунисты, набрав 49,96 % голосов. И были эти выборы признаны честными и прозрачными всеми международными наблюдателями, в том числе и западными. Наверное, для того, чтобы в дальнейшем испытать новые возможности информационных технологий для провоцирования беспорядков.

А в дальнейшем через социальные сети было собрано несколько тысяч людей, выступивших с акциями протеста против результатов выборов. И выросла толпа из «прогрессивной молодёжи», студентов и школьников, словно ниоткуда, как бы без чётких лидеров, и начала громить государственные учреждения. И выразила глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон сильнейшее беспокойство… нет, не из-за беспорядков, а из-за того, что власти могут против толпы протестующих применить силу. И во многом давление улицы поспособствовало тому, что были проведены новые выборы, после которых коммунисты ушли в отставку. И получила эта акция название «твиттер-революции», и увидели организаторы её эффективность.

Да что там толпу – вон целую «Свободную сирийскую армию» сформировали в Facebook. Неважно, сколько в ней сирийцев, дезертировавших из армии, количество можно раздуть, добрать экстремистов со всего Ближнего Востока. Виртуальному правительству, созданному, конечно же, из-за крайней необходимости, так как «народ исчерпал возможности мирного протеста», нужна виртуальная армия. Ну а столкновения с органами правопорядка, вооружённые нападения на органы власти и даже теракты можно представить как «борьбу с диктатурой».

В нынешнем году в ходе «арабской весны» вообще с какой-то усиленной энергией подменяется суть явления: беспорядки и вооружённые мятежи, а потом и порожденный ими хаос, которые обязаны пресекаться любой властью в любой стране, разрисовываются глобальными СМИ и потом в таком виде рассматриваются Западом как некое высшее проявление гражданской сознательности, «жажда народом свободы». Чем сильнее накалена ситуация, тем сильнее жажда – такое превращение осуществляют массмедиа и потом легитимирует «цивилизованное сообщество». Россия косвенно порой способствовала  распространению такого простого и действенного механизма по созданию хаоса, присоединяясь к западному искажению реальности заявлениями на высшем уровне о том, что «все, что происходит в Ливии, связано с абсолютно безобразным поведением руководства Ливии», или что Асада «ждет печальная участь», если тот не остановит кровопролитие. Иначе говоря – не всегда официальные лица называли вещи своими именами. Но это, как мы теперь видим, совсем не послужило гарантией, что и Россию не попробуют на устойчивость к хаосу.

Из уст западных политиков в последнее время часто звучит: у нас кризис, но мы оставляем за собой право поддерживать стремление народов мира к свободе. Воспринимается это как право провоцировать смуту. Право СМИ нагнетать обстановку и искажать реальность ради необходимого политического эффекта. За внешней легитимацией в виде солидарной западной позиции дело не застопорится, словно рейтинговая угроза  Standard & Poor’s оказывает больше влияния на политическую, а не финансовую дисциплину.

Для российского случая, чтобы вмешательство извне выглядело как поддержка «народа России в отстаивании права на … (нужное вставить)», к активным протестным действиям неплохо подключить коммунистов, по идее, главных «пострадавших от масштабных фальсификаций», без которых массовые выступления – логический абсурд, проверить искушением: а вдруг это – шанс?! Проще будет глобальным СМИ рисовать картину «массовых выступлений против бандитской и коррумпированной власти», на основе которой вечно солидарному таких случаях Западу призывать «прислушаться к воле народа». Ну а если карта ляжет, если и власти, и официальная оппозиция потеряли бы контроль за «революционной толпой», почему бы не выбиться в лидеры этого виртуально-площадного народа навальным и иже с ними, и – почему бы и нет – Западу не признать их временной властью? Подошли бы для общего фона и вылазки религиозных экстремистов национальных окраин – тоже сошло бы за борьбу с режимом. Что там было дальше в схеме «спонтанных всплесков народного гнева» прошедших в нынешнем году революций – замораживание активов диктаторского режима за границей, кажись. Но Россия же не Ливия какая-нибудь?

Пусть это сценарий, ныне кажущийся фантастическим, но лучше не глотать Зюганову эту наживку, втягиваться в сложные политические союзы со ставленниками распространителей политических дестабилизаций — после «общей победы» его может обставить любой пятипроцентный ельцин. Пусть лучше изучит опыт молдавских коллег, не цепляет белые ленточки – на коммунистах они смотрелись бы по-дурацки.

Ну, конечно же, это сознательное нагнетание страстей, это подыгрывание банде этого путена или как там зовут этого злодея. Тогда стоит учесть опыт совсем недавно прошедших революций или мятежей под вывесками революций, а именно: нигде ни одна протестная волна не выливалась в «победоносную» революцию (подразумевается смена режима) без внешней поддержки, толпы, в конце концов, банально разгонялись или «энергия масс» выдыхалась. Совершенно необходимы поэтому: горячая, масштабная, с изрядной долей креатива работа западных и прозападных СМИ; солидарная позиция и действия западного сообщества во главе с лидерами мировой демократии; потрясающая, продуманная организация протестного движения, часто через западные НПО, часто через социальные сети. Без Байдена преступную власть не завалить никак, в том числе и Зюганову.

Хотя можно и порадоваться: ах как мирно и культурно прошли первые митинги, мол, их не стоит бояться и в дальнейшем. Но сами требования новых выборов предполагают бескомпромиссность участников протеста, критерий «честности» — исключительно смена власти. Образование политического вакуума, где ныне «обиженные» имеют больше шансов реализовать властные амбиции. Может, власть предержащие освоили технологию «выпускания пара» общественного недовольства, как за бугром? Потому как до сих пор явствует, что, наоборот, Запад больше овладел технологией разжигания гражданского конфликта в странах с «недемократическим образом жизни», и вдруг будет решено усиливать накал протестов, вплоть до выборов президента? А как же ещё – если «народ» будет требовать справедливости, а преступная власть не будет прислушиваться.

Хорошо помню атмосферу оранжевой революции. Абсолютная убеждённость адептов (в разговорах простых людей — тогда все больше общались «в реале», чем в сети), что за эту преступную власть могут голосовать только бандиты и продающие свой голос за бутылку алкоголики, в крайнем случае – зомбированные идиоты. Ведь все знакомые такого адепта голосовали вон за того альтернативного кандидата, пусть даже как за меньшее зло, но против преступной власти – какие американцы, причём здесь американцы?! Да если даже американцы – что может быть хуже абсолютного зла! Убеждённость и категоричность растут с каждым днём, эмоции революционеров (ага, они реально считали себя вершителями будущего Украины) накаляются, «борцы» заражают друг друга ещё большей убеждённостью и ещё большей категоричностью, противники «народных протестов», убедившись в тщетности публично отстаивать своё мнение, отмалчиваются как партизаны.

Поэтому считаю для России очень важным – не допустить возникновения подобной атмосферы. Помню себя в 91-ом, равно как и общение много лет позже с друзьями и знакомыми, зараженными Майданом-2004 – переубеждение почти бессмысленно. Власть преступна, проводимые преступной властью выборы априори сфальсифицированы. Ну что ж, если заражение прогрессивной революционностью ныне идет во многом в сети – стоит идти в места скопления революционеров, стоит ввязываться в дискуссии, хотя бы и о том, что ныне является «меньшим злом», возможен ли нереволюционный путь воздействия на власть, есть ли шанс возникновения хаоса вследствие перевозбуждения протестных толп, опасна ли угроза внешнего вмешательства и каковы последствия  дестабилизации страны вследствие делегитимизации власти. (Кстати, и о фальсификации – это ж вроде детонатор недовольства). Пусть не закрываются виртуальные революционеры в своих мирах, не варятся в собственном соку, пусть хоть почувствуют наличие иного мнения. Тем более, что, как можно судить по статье на «Росбалте», некоторые революционные журналисты сами не прочь просветить те 30 % (! – они так посчитали) несчастных «охранителей» режима, иррационально голосовавших за ЕР и «не способных поверить в существование искреннего спонтанного протеста»», но которым везде мерещатся «козни Госдепа».

Как здесь не померещиться козням, когда Х. Клинтон незамедлительно назвала выборы «несвободными и несправедливыми», а свою критику представила как «поддержку российского народа», когда Европрламент призвал провести новые выборы и высказался о недопустимости разгона митингов? После этих заявлений неизбежна метафизическая связь протестов с западной позицией, а мы же против их внешней легитимации? Ну а если есть факты внешнего финансирования определённых организаций, политические требования Запада, если будут вдруг и инструкции профессиональным революционерам по тактике проведения протестов, если есть, в конце концов, богатая многолетняя история вмешательства Запада в дела суверенных государств после протестных волн, беспорядков или прямого мятежа под соусом революций – игнорировать, отмахиваться?

Но есть ещё вполне резонный вопрос: а как же тогда обществу взаимодействовать с властью, как на неё влиять и как изменять, если есть постоянная угроза воспользоваться внутрироссийскими противоречиями? Это также должно стать предметом общественной дискуссии. Потому как до обидного мелочные подробности вылезают наружу, как в случае с ассоциацией «Голос», отчитывавшейся за каждый цент перед западными фондами. В том числе и за кофе-брейки. Оплата сдельная – чем больше сделано обращений о нарушениях, тем больше отстегивается бабла. (Интересно было бы узнать об общей сумме, перечисленной в счет выявленных нарушений). Из информационных сообщений следует также, что в бюджете госдепартамента на 2012 финансовый год предусмотрено выделение чуть более 9 миллионов долларов на поддержку НПО в России. (На сайте появился материал, в котором сообщается о планах срочной помощи российским НПО в размере 50 млн). Не хочется верить, что подобных средств достаточно, чтобы в России добиться такой же эффективности, как в африканских странах.

P. S. На встрече с президентом лидер КПРФ выступил против массовых беспорядков и призывов к «оранжевой революции». «Нельзя подталкивать страну к оранжевой проказе, а ее пышный цвет уже проявился. Для России такой вариант совершенно не приемлем». Хотя позже соратник по партии С. П. Обухов заявил, что слова лидера партии вырваны из контекста, а КПРФ будет принимать участие в общих акциях оппозиции.

Иштван Ковач, «Однако»

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки:

Комментарии запрещены.