Поствыборная арифметика

Похоже, что за человеческую историю (по крайней мере за 100 последних лет) есть три по-настоящему исследованных значимых события. Это гибель «Титаника», по поводу которого прошло около пяти или шести больших судебных процессов и написано немало книг, включая приличную аналитику; это катастрофа в Чернобыле; и это последние выборы в Российской Федерации.

Выборы эти с самого начала были под таким пристальным вниманием – российским, зарубежным, общественности, СМИ – что впервые появляется возможность посмотреть, что же такое современные демократические механизмы.

Давайте посмотрим, что по этим выборам следовало ожидать, и что у нас получилось.

Я напоминаю (мы об этом уже говорили), что любой современный электорат можно поделить на две категории.

Где-то приблизительно половина (понятно, что цифра примерная, в разных странах они разные, но нас интересует точность где-то до процента, а тогда можно считать, что половина) голосует за политические силы. Партий в стране может быть сколько угодно, но на самом деле это всегда три или четыре партии.

Примерно треть из этой половины голосуют за сегодняшнее славное настоящее или, иными, словами, за позицию сегодняшней партии власти, как бы она не называлась и сколько бы таких партий не было.

Примерно треть голосует за еще более славное прошлое.

И последняя треть может либо консолидироваться, либо разделиться. Дело в том, что эта треть голосует либо за некое условное будущее, либо за некоторое иное, т.е. то, что не соответствует сегодняшнему тренду. В реальной истории европейских стран за иное не голосуют, а в России бывают и такие варианты. Но вот конкретно в нашем случае за будущее и иное голосовали примерно одни и те же избиратели.

Вторая половина голосует за личности, и здесь возможны очень разные версии. Голосуют за «самого». Самый сильный, самый волевой, самый надежный, самый справедливый, самый добрый, самый красивый, самый харизматичный, самый умный, самый веселый… По идее этот электорат должен размываться, но в реальности этого не происходит.

Гайдар в свое время убедительно продемонстрировал, что в России за самого умного просто не голосуют. Сильный и волевой в России считается одной и той же фигурой, красивый и харизматичный – тоже, в основном из тех соображений, что позиция «самый красивый» и «самый харизматичный» в действительности это позиция «тот, за кого голосуют молоденькие девушки, только-только вступающие на путь взрослости». Грубо говоря, те, кто смотрят «Сумерки».

И конечно, в России имеет место быть полный анекдот, потому что самого справедливого у нас считают самым добрым, хотя вообще-то это не синонимы, а антонимы. И кроме того, его же считают и самым надежным, хотя это совсем третий вариант. Но опять-же, мы живем не в теории, а в реальной практике.

В итоге голосующих за личности примерно треть от половины за сильного-волевого, треть за красивого-харизматичного и треть за честного, доброго и надежного.

Ну а теперь смотрим как все это распределяется по нашим пяти кандидатам в президенты.

Партия прошлого. Ну это конечно КПРФ. У нее единственный кандидат – Зюганов. Этот электорат абсолютно не размыт. Сам по себе Зюганов личностью не является – опять же, сразу подчеркну: вопрос не в том, является ли личностью на самом деле. Вопрос в том, что он не воспринимается как таковая избирателем. Отсюда вывод: Зюганов должен получить на выборах 16,67% голосов. Ну понятно, что поскольку у нас точность плюс-минус процент, то где-то около 17.

За настоящее – партию власти. Вообще-то этот электорат должны поделить между собой поровну Путин и Миронов, поскольку и тот, и другой – партии Единая Россия и Справедливая – являются одной и той же партией, защищают одних и тех же людей, одни и те же отношения и связаны в одни и те же структуры.

И за всякие версии будущего и иного из наших кандидатов в президенты насмерть сцепились кандидаты в президенты Прохоров и Жириновский. И в этом плане данный электорат должен быть разбит приблизительно пополам.

Гораздо интереснее ситуация с личностями.

Ну, то, что Путин у нас самый сильный и волевой, было понятно с самого начала; это, что называется, его базовый, исходный электорат, с которым спорить не приходится.

По идее, за самого красивого должны были голосовать сторонники Прохорова. Но получилось очень плохо. Наша несистемная оппозиция ухитрилась создать Прохорову имидж человека, работающего на Европу, США и Запад, а в условиях конкретной сегодняшней общественно-политической жизни это начисто вычеркивает у человека позицию стать личностью. И в этом плане за него по этой шкале не голосовали.

Ну, Зюганов личностью не был изначально. Миронов тем более. Жириновский тоже мог бы взять свои проценты за харизматичность, но он немножко приелся, очень неудачно провел предвыборные дебаты и опять же, крайне неряшливо построил избирательную кампанию. Поэтому и он сюда не попал тоже.

Осталась категория справедливого, честного и доброго. Тут получилось все совсем плохо. Добрым не был ни один из кандидатов, ни при каких обстоятельствах, и так он не воспринимался. По поводу честности – оно конечно, может быть считался бы Зюганов… но он не рассматривается как личность. Миронов… но он не рассматривается как личность. Жириновский… но он слишком одиозен. Прохоров… но честный миллиардер – это даже в России анекдот.

В итоге получилась анекдотическая ситуация: оказалось, что из пяти кандидатов, которые у нас были выставлены, только один, а именно господин Путин, ухитрился получить все голоса голосующих за личности.

Между прочим, это колоссальнейший провал оппозиции. Причем в данном случае еще и абсолютно идиотский, поскольку Прохоров, как минимум, мог составить Путину конкуренцию на этом поле.

Ну а теперь посчитаем суммы и получаем следующее:

  • В теории Путин должен был набрать 58 и 1/3 процента голосов. В реальности он набрал 63,75%.
  • Зюганов должен был набрать 16,67 – набрал 17,19.
  • Прохоров должен был набрать 8,33 – набрал 7,82.
  • Жириновский 8,33 – 6,23.
  • Миронов 8,33 – 3,85.

Ну и к этому времени было не подсчитано и признано недействительными 1 с хвостиком процента голосов.

Ну, во-первых заметно, что модель вполне отвечает практике. А во-вторых, отклонение модели от практики дает нам возможность посмотреть, кто как поработал на выборах.

Самая большая положительная дельта у Путина, а отрицательная – у Миронова. Совершенно понятно, что Путин ухитрился перетащить на свою сторону все голоса Миронова. Иными словами, Справедливая Россия потеряла позицию альтернативной партии власти. Это тяжелейшее поражение предвыборного штаба Миронова и крупная победа Путина, что вполне приятно. Для него. И, я думаю, абсолютно никак для Миронова.

Но при этом Мироновские голоса это где-то 4,5%, а у Путина чуть меньше 5,5 дельта. Оставшиеся 0,93 могут в принципе быть рассмотрены как фальсификация и все прочие неприятности на выборах. Но я хочу обратить внимание на то, что это – предел сверху. То есть все возможные варианты фальсификации по этой модели 0,9%.

С учетом набранных ВВП голосов совершенно понятно, что этот набор фальсификаций, во-первых, довольно невелик – будем откровенны, большинство измерительных приборов (бытовых) имеют точность 2-2,5%; в этом плане выборы как измерение с точностью до 1% — очень даже неплохо. А во-вторых, в общем ни на что влияния не оказал.

Зюганов: хотя он и ругается, что ему не дали возможность выиграть, на самом деле его штаб поработал отлично, ибо он получил почти на полпроцента больше голосов, чем по идее должен был исходя из нашего расклада. И эти полпроцента безусловно хорошая работа его штаба, отлично мобилизовавшего свой электорат. Действительно склонен считать, что уж кто заслужил похвалы – это штаб Зюганова.

Прохоров: считается, что он поработал очень хорошо, в то время как ситуация совершенно другая. Он получил меньше голосов, чем должен был по схеме. 11%, на которые он ссылался, явно отношения к жизни не имеют, но свои 8 он должен был получить, он получил 7 с хвостиком. Разница в полпроцента, и похоже, что эти полпроцента – это голоса, отобранные Зюгановым. Они просто отлично бьются: +0,52 у Зюганова и -0,51 у Прохорова. Похоже, что сделанный ему имидж миллиардера – сторонника либерального пути развития в России ухудшил реально его положение. И в этом смысле он потерял свои баллы.

Жириновский: категорически полный провал штаба – получил на два с лишним процента меньше, чем должен был, и винить здесь некого; кстати, Владимир Вольфович, к чести его, никого и не винит. Очень неудачно построенная избирательная кампания привела к реальной потере. В этом плане проигравший в президентской битве, безусловно, Владимир Вольфович. Но я думаю, что он учтет ситуацию и сменит свой штаб.

Ну и наконец, конечно же, колоссальные потери у Миронова – почти 5%, все целиком ушедшие к Путину – но я бы даже здесь не стал особенно ругать его штаб. А на чем Миронову было строить кампанию? Как партия власти Справедливая Россия уступает Единой, как ее альтернатива никем не воспринимается. Как личность он точно не догоняет Путина. В итоге, в общем, совершенно понятно, что никакой стратегии здесь внятной не построишь – получить нечего, можно только терять. Что, собственно говоря, и было продемонстрировано.

Итог.

Ну, во-первых, моделька работает с очень приличной точностью.

Во-вторых, сама по себе эта модель и именно то, что она работает, говорит о том, что демократия как форма управления явно должна уйти в прошлое. При такой модели обеспечить сколько-нибудь разумное развитие невозможно в принципе. Кандидат, голосующий за будущее, в этой ситуации никогда не наберет большинства голосов, ни при каких обстоятельствах. То есть эта модель будет устремлена либо в настоящее, либо в прошлое, но никогда не в будущее. Это второй вывод.

Третий вывод. Разговоры о диких нарушения на выборах, судя по всему, абсолютно не соответствуют действительности хотя бы потому, что теория и практика отлично бьются между собой в этой ситуации. Чисто формально, конечно, многие использованные на этих выборах технологии – веб-наблюдение, прозрачные урны, наличие наблюдателей – безусловно дают возможность отнести их к совершенно честным. Настолько, насколько вообще выборы бывают честными, ибо совершенно понятно, что в подобного типа технологии абсолютную честность обеспечить не могут ни при каких обстоятельствах. Причем плюсы будут, в общем, всегда в сторону партии власти, что тоже более или менее очевидно.

Весь вопрос заключается в следующем: несистемная оппозиция выборов не приняла. И это страшно.

Это страшно по двум причинам. Во-первых, начнем с очень простой: люди, выступающие за справедливость, продемонстрировали свою абсолютную бесчестность.

Знаете, футбольная команда, которая проиграла при счете 2:1, причем второй гол был забит с пенальти, может говорить, что плохое судейство привело к такому результату. Но если вы проиграли 4:0… в лучшем случае можно сказать, что счет не совсем по игре. Но ни одна футбольная сборная в этой ситуации на судейство уже не жалуется. Проигрыш 64:17 (а если учесть, что несистемная поддерживала не Зюганова, а в основном Прохорова, то 64:7) не дает оснований говорить о фальсификации. Слишком большой проигрыш.

Второй неприятный момент. Поскольку несистемная оппозиция и поддерживающие ее круги в США и Великобритании продемонстрировали, что им глубочайшим образом наплевать на то, насколько в России все делается честно, – для них все делается нечестно по определению, – то теперь власть получила внутреннее право допускать любые нарушения и искажения в своих действиях. А на всякого рода критику реагировать: «а им все равно никак не угодишь».

И в этом плане, люди, по-моему, просто забыли, что, действительно, честность является лучшей политикой. И признать свое поражение, как это сделали Миронов и Жириновский, было бы, конечно, правильно.

Замечу по этому поводу несколько смешную позицию Прохорова «выборы были легитимными, но нечестными». Немного напоминает дело Дрейфуса, когда один из судов выдал вердикт: «виновен и в измене Родине, но при оправдывающих обстоятельствах». Тут как-то надо было все таки разобраться и согласиться: либо согласиться с поражением, либо уже выступать с позиции «все подкуплены и все изначально нарушено». Так как получается немножко смешно.

Что еще можно сказать по этому поводу. Понятно, что шум будет продолжаться и дальше, но мне лично было приятно, что наблюдатель от Совета Европы сказал, что будет рекомендовать использование веб-камер и прозрачных урн на выборах в Европарламент. Если это действительно удастся сделать, то за всю историю человечества это будет первая демократическая технология, родиной которой оказалась наша «родина слонов» Российская Империя / СССР / современная Россия. Что, с моей точки зрения, даже несмотря на то, что демократия как вид управления умирает, в общем достаточно приятно.

С.Б.Переслегин

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.