«Система никогда не будет работать». Ведущий эксперт США о решении проблемы ПРО

О том, почему Россия и США не могут решить проблему ПРО, корреспонденту “Ъ” КИРИЛЛУ БЕЛЯНИНОВУ рассказал участник московской конференции Минобороны РФ, экс-советник командующего ВМФ США по противоракетной обороне, профессор Массачусетского технологического института ТЕОДОР ПОСТОЛ.

— В США вас считают одним из главных оппонентов программы размещения ПРО в Европе, а первые публичные заявления о том, что эта система неэффективна, вы сделали еще в начале 1990-х. Тем не менее в Пентагоне до сих пор отказываются комментировать ваши расчеты.

— Я бы не стал присваивать себе звание главного оппонента. В США мои взгляды разделяют многие ученые. Достаточно сказать, что летом 2009 года, накануне визита президента Обамы в РФ, 20 ведущих физиков США, в том числе 10 лауреатов Нобелевской премии, поставили свои подписи под письмом с требованием отказаться от создания системы ПРО в Европе. По их мнению, проекта, на который только за последние шесть лет было потрачено более $70 млрд, просто не существует. Эта система не работает и никогда не будет работать.

— Вы считаете, что эти деньги были потрачены зря?

— Очень важно понять: вопрос ПРО — это не проблема международной политики и вообще не тема для обсуждения между РФ и США. Это внутриамериканская проблема, связанная исключительно с борьбой демократов и республиканцев в Вашингтоне. Безусловно, свою роль играет ВПК обеих стран, военные, получающие все новые бюджеты, но по сути это вопрос привлечения голосов избирателей путем создания иллюзии, что Америка стала более защищенной.

Сегодня почти никто не вспоминает о том, что проект, который сейчас называют глобальной ПРО, был запущен 23 марта 1983 года, когда президент Рональд Рейган в телеобращении к нации призвал ученых разработать систему, которая позволила бы уничтожать вражеские ракеты сразу после старта. А во время обсуждения программы «Звездных войн» на полном серьезе предлагалось использовать 100-тонные космические лазеры, электромагнитные пушки, пучки нейтральных частиц и так далее. Историк Фрэнсис Фицджеральд в книге «Way Out There In The Blue», посвященной истории программы ПРО, утверждала, что некоторые идеи имеют прямое отношение к фильму «Убийство в воздухе», вышедшему в 1940 году. В этой картине будущий президент Рейган сыграл секретного агента, который разработал инерционный прожектор, способный сбивать вражеские самолеты.

Со временем стратегическая оборонная инициатива, на которую было потрачено $92,5 млрд, превратилась в проект национальной противоракетной обороны, не поменяв ничего, кроме названия. Например, в 1991 году, после окончания войны в заливе, Пентагон официально заявил, что перехватчики Patriot, разработанные компанией Raytheon Co., уничтожили 45 из 47 ракет Scud, запущенных из Ирака. В результате конгресс почти вдвое увеличил финансирование программы ПРО. Но после анализа данных мне удалось доказать, что перехватчики Patriot не сбили вообще ни одной иракской ракеты, а информация об успехах системы была просто фальсифицирована.

— Вы обнародовали результаты этого анализа?

— В 1992 году я выступил со специальным докладом в конгрессе, но по требованию Пентагона эти материалы были засекречены. То же самое произошло и с моим отчетом конгрессу о серии испытаний под кодовым названием IFT-1A, которые прошли летом 1997-го. Тогда с одной из военных баз на Тихоокеанском побережье США было запущено 11 объектов: ракета-мишень и 10 ложных целей — воздушные шары разных форм и размеров. Именно тогда выяснилось, что система опознавания цели, которой оснащены ракеты-перехватчики, не может отличить воздушный шар от боеголовки баллистической ракеты. А это значит, что целая армада перехватчиков, на развертывании которой настаивает Пентагон, будет реагировать на любой объект, летящий на определенной высоте. Если сравнить стоимость сбитого воздушного шара со стоимостью потерянной ракеты-перехватчика, то становится ясно, что об эффективной обороне и речи быть не может.

Провалились и последующие испытания: в октябре 1999-го Пентагон объявил, что условная цель успешно поражена, но потом был вынужден признать, что ракета-перехватчик вместо предполагаемой мишени вновь поразила воздушный шар. В январе 2000-го перехватчик не долетел до цели из-за возникших неисправностей в системе обнаружения. Запуск, запланированный на конец июня того же года, в последний момент пришлось отложить из-за технических неполадок. Точно такие же результаты военные показали в 2001, 2003, 2005 и 2007 годах.

— Вы предъявляете Пентагону и Агентству по противоракетной обороне достаточно серьезные обвинения.

— К сожалению, я не первый. Еще в 1999-м один из ведущих специалистов по баллистическим ракетам доктор Нира Шварц подала в суд на компанию TRW, которая по заказу Пентагона отвечала за подготовку программного обеспечения для блоков управления перехватчиков. Доктор Шварц утверждает, что компания фальсифицировала результаты испытаний.

Дело в том, что о результатах испытаний прекрасно знало руководство и в Пентагоне, и в Агентстве по противоракетной обороне. Но, пытаясь доказать эффективность новой системы ПРО, военные прибегли к банальному мошенничеству. Сначала вместо 11 целей стали запускать всего 2 — боеголовку-мишень и один-единственный воздушный шар. А когда перехватчик не смог поразить и эту цель, Пентагон пошел на подлог: во время последних испытаний вместе с мишенью запустили все тот же шар, но на этот раз огромных размеров. Во время полета он к тому же раскалялся на солнце, так что на экране радара даже школьник смог бы отличить ложную цель от настоящей.

Более того, во время недавних испытаний в блок управления ракеты-перехватчика были введены данные о размерах и температуре ложной цели, но даже это не помогло: перехватчик опять пролетел мимо цели. А теперь представьте, как сработает эта система, если на экранах радаров системы ПРО появится две сотни ложных целей одновременно.

— Но представители Пентагона и администрации США утверждают, что и не собираются разворачивать эту систему для защиты от массированной атаки со стороны РФ или Китая. Их больше беспокоит запуск ракеты с территории Северной Кореи или Ирана.

— А это одно и то же: воздушные шары в качестве ложных мишеней может запустить и Северная Корея, стоят они невероятно дешево. Любая страна, располагающая средствами доставки боеголовок, прикрывает их от перехватчиков. Дело в том, что на экране радара боеголовка ракеты выглядит как яркая точка, так что задача в том, чтобы прикрыть ее, создав вокруг как можно больше таких же точек с помощью ложных мишеней. Мы следили за учебными пусками русских ракет на Тихом океане, и по нашей информации, ни одна русская боеголовка не летит без такого сопровождения. Так что если мы говорим о запуске 50 ракет, например, то нужно помнить: их будет сопровождать как минимум несколько сотен шаров-ловушек.

К тому же техническая задача строительства систем ПРО принципиально отличается от задач по нанесению ядерного удара. Если для межконтинентальной баллистической ракеты приемлема точность поражения цели с погрешностью несколько сотен, а то и тысяч метров, то для перехватчика речь может идти о долях сантиметра. Противоракета должна поразить цель, движущуюся на подлете со скоростью несколько километров в секунду. Разница в задаче примерно такая же, как между просовыванием нитки в игольное ушко и попаданием палкой в центр большой лужи.

— По данным “Ъ”, скорость, которую способны развить перехватчики системы ЕвроПРО, является главным предметом споров между российскими и американскими специалистами. В Москве считают, что при скорости полета 5 км/с перехват российских межконтинентальных ракет будет возможен, а это значит, что размещение компонентов ПРО реально угрожает стратегической безопасности РФ.

— Существуют разные оценки. Проблема в том, что официальные российские эксперты нередко вынуждены подгонять результаты своих исследований под запросы политиков. Нужно, правда, заметить, что и американская сторона нередко прибегает к подобным маневрам.

Все комментаторы исходят из того, что во время реализации первой и второй фаз европейского поэтапного адаптивного подхода ПРО никакой угрозы перехвата российских МБР не существует. Нынешние перехватчики просто не смогут развить необходимую скорость. Но к концу 2018 года запланировано заменить все ранее развернутые в Польше и Румынии противоракеты SM-3 Block IA и IB на противоракеты SM-3 Block IIA, разработанные с участием специалистов министерства обороны Японии.

Одновременно радары AN/SPY-1D на кораблях Aegis будут заменены на новую радарную станцию AMDR, которая позволит раньше захватывать цель, а на вооружение зенитных комплексов Patriot в странах НАТО поступят новые ракеты SBT-2.

Но пока неизвестно, когда именно эти планы будут реализованы. Дело в том, что летные испытания перехватчиков SM-3 Block IIA должны были начаться в 2011 году, но до сих пор ни одна противоракета так и не была испытана.

— Но вы согласны с тем, что при скорости перехватчика 5 км/с перехват возможен?

— На основе изучения технической документации и бесед со специалистами в США я могу утверждать, что скорее стоит говорить о максимальной скорости 4,5 км/с. Если учитывать, что траектории полета российских баллистических ракет проходят через Северный полюс или с запада на восток страны, то такой угрозы не существует. В конце активного участка полета МБР развивает скорость более 7 км/с, и противоракета SM-3 просто не способна догнать ее.

Однако если рассматривать вероятность того, что российские ракеты будут запущены в северо-западном направлении, то теоретически такой перехват возможен. Правда, опять же здесь существуют свои географические нюансы. При пуске МБР с баз, расположенных в Тверской и Саратовской областях, системы ЕвроПРО просто не успеют среагировать, и запаздывание перехватчика в точку возможной встречи с целью может составить до трех минут.

Технический перехват возможен только при старте МБР, размещенных на базе в Козельске Калужской области, за счет того что пуск ракеты может уже через 150 с засечь радар в норвежском Вардо.

Но тут нужно заметить, что эти оценки сделаны без учета того, что каждый боевой блок МБР будет прикрыт целым комплексом средств создания радиолокационных помех, а полет ракеты будут сопровождать ложные мишени-ловушки. То есть для реального перехвата одной российской ракеты может понадобиться до десяти противоракет SM-3.

— Иными словами, опасения, которые публично высказывает российская сторона, не имеют реальных оснований?

— Они более чем реальны. Дело в том, что сегодня никто не может предсказать, какой будет американская политика в ближайшие 10–20 лет и какие именно решения будут приняты. Допустим, администрация Обамы отказалась от реализации планов Джорджа Буша-младшего, предложив свой вариант конфигурации ЕвроПРО. Но политическая реальность такова, что уже ближайшей осенью к власти может прийти Митт Ромни, и эта ситуация может вновь измениться.

Я встречался с руководителем Агентства по противоракетной обороне генералом О’Райлли, с высокопоставленными политиками в Вашингтоне. Мне показалось, они понимают, что с системой ПРО мы оказались в патовой ситуации. Но и в Пентагоне, и в администрации президента уже сейчас говорят о том, что технические проблемы системы ПРО достаточно легко решить, заменив боевую часть перехватчика на ядерную боеголовку небольшой мощности. Другое дело, что эта инициатива может вызвать взрыв возмущения в США, но в принципе такой подход вполне оправдан с военной точки зрения.

Да, холодная война закончилась, и между нашими странами больше нет идеологических противоречий. По крайней мере никто не обвиняет Россию в том, что она по-прежнему собирается распространить учение Карла Маркса на весь мир. Но с другой стороны, к Москве в США продолжают относиться как к главному потенциальному противнику. Достаточно посмотреть, сколько возмущения в Вашингтоне вызывает любая попытка РФ приобрести в США или Европе новейшие технологии и оборудование и какие законодательные барьеры для этого возводятся.

Я не верю в возможность ядерной войны между нашими странами, но с точки зрения российских военных ситуация должна выглядеть примерно так: США разворачивают всемирную систему, которая при всех своих минусах способна нанести существенный урон российским стратегическим силам. То есть в случае конфликта речь уже не идет о гарантированном взаимном уничтожении, когда обе стороны обмениваются равноценными ядерными ударами. Часть российских МБР будет перехвачена силами ЕвроПРО, еще часть — системами ПРО в США, и лишь незначительное количество ракет сможет нанести удар по целям. То есть Америка гарантированно выходит победителем из подобной схватки, при этом уничтожив вместе с российскими МБР и значительную часть населения страны. Это теория, конечно, но я не вижу причин, по которым военные не могут ее рассматривать.

— То есть поиск компромисса невозможен?

— Для этого договариваться должны специалисты, а не политики. Но к сожалению, пока обе стороны продолжают обманывать друг друга. США к тому же еще и вводят в заблуждение своих союзников по НАТО. Российские специалисты только сейчас начали готовить технические презентации, а до этого все ограничивалось политическими заявлениями. С другой стороны, американцы занимались тем же самым.

Еще при администрации Джорджа Буша, например, обсуждая размещение перехватчиков в Польше, американцы утверждали, что эти ракеты не смогут перехватить российские МБР потому, что им элементарно не хватит скорости.

Но в тот момент в системе ЕвроПРО предполагалось использовать точно такие же ракеты Pegasus, которые используются в США для вывода на орбиту коммерческих спутников. Вся информация о них находилась и сейчас находится в открытом доступе, чтобы потенциальный заказчик мог всесторонне оценить деловое предложение. Так вот, войдя в интернет, любой человек мог в деталях изучить ТТХ этих ракет и выяснить, что на самом деле они развивают скорость, которая на 15–20% больше официально заявленной американской стороной.

То же самое сейчас происходит с обещаниями нынешней администрации, гарантирующей, что новая архитектура ПРО позволит защитить территорию от Ирака до Северной Японии, когда любому специалисту понятно, что это просто невозможно.

С другой стороны, российская делегация в ходе переговоров недавно заявила, что размещение американского радара в Чехии позволит отслеживать все запуски с космодрома Плесецк. Но это опять же невозможно из-за кривизны земной коры, и к тому же все, что происходит на космодроме, уже много лет успешно отслеживает натовский радар в норвежском Вардо. Для технических специалистов это беспредметный спор, а для политиков — повод провести новый раунд переговоров.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , ,

Комментарии запрещены.