Патриофобия и её лечение

Уважаемые читатели! Если бы уличная камера слежения случайно не засняла, как двое полицейских из южных нацменьшинств зверски и методично забивают насмерть психически больного парня, которому место в больнице и который вместо этого бомжевал – мы бы так и не узнали, насколько прогнила вся система при обожаемом Обамке.

Впрочем, мы этого и так не узнаем. Ни в одном из просмотренных мною сообщений в американских СМИ о гибели 37-летнего мистера Келли Томаса из Калифорнии не делается, казалось бы, естественного вывода, что в ней виновен Обама, Байден и вся выстроенная ими система (вы помните, как Обама обещал всех обеспечить медициной? Почему тогда несчастный сумасшедший жил на улице?).

Причина, по которой в магистральных СМИ Северной Америки отсутствует подобный полёт обобщений – та же, что и у другого удивительного факта: североамериканцы смотрят фильмы по айпаду китайской сборки, сидя в трусах китайского пошива со стаканом китайского чая и жуя бабл-гам китайской варки на пластиковом стуле китайской отливки, — но при этом журналисты не долдонят им, что это Китай нормальная страна, а мы фиг знает что такое.

Причина эта состоит в том, что СМИ Северной Америки не являются маргинальными и не хотят ими быть. Интеллектуары США не считают нужным ретранслировать то отрицание собственной страны как явления, которое традиционно является видовым признаком интеллигенции российской.

Почему подобное желание отрицать Родину раз за разом одолевает отечественный образованный класс — уже сто раз объяснено: востребованные управленческие навыки в России в силу её размеров и исторически непростых соседей – ярковыраженно не те, которыми богата отечественная интеллигенция. Её видовые добродетели, такие как саморефлексия, нетерпимость к несправедливости и мягкая проникновенная человечность, консервируют её в качестве вспомогательного инструмента, призванного подправлять жёсткость и нечуткую размашистость державного механизма. Это вспомогательное положение не может не злить – отсюда неутихающая оппозиционность интеллигенции не столько даже к отдельным явлениям русской жизни, сколько к ней самой (неслучайно даже патриотичные интеллигенты, если уж они не могут себе позволить жить на севере Франции, при первой возможности по крайней мере путешествуют как угорелые по тёплым, увитым виноградом заграницам).

Это, уважаемые читатели, не повод для отчаяния. Это всего лишь побочный эффект жизненных условий – такой же, как американское обжорство или финский алкоголизм. И точно так же, как государство в Америке тратит гигантские деньги на борьбу с ожирением, а в Северной Европе – на борьбу с последствиями зимней депрессии, государство в России должно тратить средства на борьбу с патриофобией.

Для этого – подобно тому, как в США правительство вкладывает по полтораста миллиардов долларов ежегодно в агитационные материалы и материальное поощрение для худеющих, а также создаёт в различных штатах тренировочные спортивные лагеря – России рано или поздно придётся создавать органы, разъясняющие причины, цели и необходимость всех государственных затей. В противном случае у нас так и будет сохраняться ситуация, в которой глобальные законопроекты, вроде ФЗ о Корпорации развития Сибири и Дальнего востока, — будут поступать в информационное поле сразу в пересказе патриофобских изданий и в форме «Путин собирается вывести 60% российской территории из-под действия Конституции и раздавать концессии кому захочет».

Долго ли продержится государство, использующее вместо системы оповещения народа о своих начинаниях – «антисистему оповещения»? Сегодня нелишне вспомнить, что изрядная часть нынешних оппозиционных деятелей десять лет назад была настроена вполне прогосударственно, а многие имели членские билеты ЕР. Именно тогда, по любопытному совпадению, федеральные телеканалы были вырваны из шаловливых рук «семибанкирщины», радостно «мочившей» друг друга и государство с помощью совестливых тв-трибунов.

С тех пор в России появилось новое поле массовой информации, которое, в силу тормознутости госмашины, к настоящему моменту почти полностью приватизировано частными игроками, вполне поощряющими патриофобию по тем же причинам, по которым они поощряли её в телевизоре в 90-х. А это значит, что власть должна создавать в Рунете собственные информационные органы – которые должны сообщать о событиях раньше, быть умнее, понятнее и правдивее патриофобских.

И кстати. Простой «покупкой врага», без создания реальной системы информирвания и контроля за ним, тут ничего не решается – что вполне доказывает пример государственного ресурса «Эхо Москвы», которому даже от личного вопроса В.В.Путина «зачем вы власть дерьмом поливаете?» — ничего не сделалось.

— Виктор Мараховский

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , ,

Комментарии запрещены.