Общество потребителей против Общества

Когда стало известно, что  глава Общества по защите прав потребителей «Общественный контроль» Михаил Аншаков заявил, что опубликует «черный список» священнослужителей,  я не удивился ни на грамм.

«По словам Аншакова, нежелание деятелей РПЦ соблюдать нормы и каноны православия оскорбляет верующих людей и порядочных священников».

Логика событий такова, что рано или поздно дело кончилось бы каким-нибудь Чёрным Списком и апелляцией к толпе креативных или к международному сообществу.

Красота ситуации состоит в том, что она иллюстрирует сразу несколько знаковых тенденций современного конфликта российского общества.

Во-первых, есть определенная пикантность в том, что наездом на РПЦ занят не кто-то , а Общество Защиты Прав Потребителя, то есть организация занимающая в обществе потребления практически ту же нишу, что и Церковь в обществе традиционном. Если в традиционном обществе счастьем считается спасение души, к которому ведет Церковь, то в обществе потребления за счастье принимается процесс потребления, за которым надзирает адвокат, суд и гражданские законы.

Мне кажется очень важным, что Общество Защиты Прав Потребителей и Церковь, занимающиеся совершенно разными вещами в обычном нашем обществе и не конкурирующие в нём никак, — внезапно схлестнулись. В чем причина? Причина в том, что они стали конкурентами. Общество потребления больше не собирается быть отделенным от Церкви. Оно также и не собирается присоединяться к Церкви. Оно желает утвердить в мире и сознании собственную метафизику. Теперь общество потребления и его священнослужители, юристы, должны определять, что есть грех и что есть праведность. И они не собирается мириться с конкурентами. Они будут их мочить.

Это – первый аспект ситуации.

Второй заключается в общем тренде адвокатизации реальности. Современная политическая жизнь обзавелась таким количеством юристов и адвокатов, будто решила затеять какой-то гигантский судебный процесс. Что-то типа «Планета Земля против Господа Бога». И это не совсем шутка. Даже лучшие из адвокатов, к которым относится, например, наш г-н Барщевский очень формально подходят к понятию Истины. Но их образованности и интеллекта хватает на то, чтобы оставаться, по крайней мере, в небольшом удалении от нее. Проблема в том, что на одного Барщевского приходится тысячи навальных, у которых сакральное понятие Истины уже отсутствует. В результате Истина перевирается таким образом, что превращается в собственную противоположность, погрязая в формальностях, толкованиях, желании видеть то, чего нет, и игнорировании того, что есть. Закон без морали – сухая оболочка, мумия, которой можно принести в жертву сколько угодно зерна, пива и наложниц – все равно она не сможет ни есть, ни пить, ни любить.

Третий аспект в том, что, как бы ни были различны такие люди как Надежда Толоконникова, ее адвокат Фейгин, юрист Навальный, депутаты Гудков и Пономарев и юрист Аншаков – они делают одно дело. А именно: валят те институты, что поддерживают наше государство. Аншаков, Фейгин и Толокно валят Церковь, Навальный с приданными ему мощностями лупит по лояльному государству бизнесу – ВТБ, Транснефти и т. д. и Следственному Комитету, Гудковы – по партии власти (кстати, принося этим определённую пользу: «ЕдРо» должно быть уже благодарно им, потому что из кооператива по сохранению власти враги старательно воспитывают партию, которой уже нужна чистота рядов, чтобы действовать).

И наконец – методы действия. Аншаков провалился со своими заявлениями сначала в суде, а потом  был признан негодным и как знаток канонов, Навальный опозорился со  сгнившими вышками ВТБ.  И вообще всё, что шевелится в родной оппозиции, не может рассчитывать ни на собственную компетентность, ни на правосудие, ни даже на демократические механизмы, ни на гражданское общество. Потому что ни народ, ни общество за них и их идеалы не впрягается.

Поэтому дело всегда заканчивается обозначением мишеней для травли своим преданным меньшинством и специально назначенной арбитром заграницей. Как возник «список Магнитского», куда вошел не пойми кто, так потом возник «список Пусси Риот». Сейчас вот Аншаков формирует «чёрный список священников». При этом только Бог знает – виноваты в чем-то люди из этих списков помимо того, что составителям списков служить отказались, или нет. Немного проще со списками «коррупционеров», которые время от времени озвучивает Навальный. С ними проще потому, что Навальный в первую очередь апеллирует к форме в виде закона, и поймать его на вранье в этой области оказывается намного проще, нежели людей, забравшихся в сферы морали и духовности.

Подведём итог. Перед нами — попытка узурпации как судебных, так и церковных полномочий. Перед нами — модель их отношения к стране, народу, демократии и государству. То есть забраться во власть и подавить сопротивление большинства меньшинству, установить диктат морали меньшинства, диктат религии меньшинства (совместно с инквизицией). Уничтожить моральные воззрения нации. Почему? Потому, что без всего этого им просто не удержаться и не победить. А в качестве спонсоров своего режима привлечь Заграницу — потому что спонсоров внутри не хватит.

И так и будет до тех пор, пока у нас имя оппозиции носят люди, которые являются не носителями альтернативных взглядов на будущее страны, а люди, которые желают, чтобы у страны не было никакого будущего.

— Роман Носиков

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , ,

Комментарии запрещены.