Неправительственные организации в России

За последние 15-20 лет неправительственные организации стали у нас достаточно популярными. Они считаются выразителями общественного мнения, способствуют формированию гражданского общества. Однако, на самом деле значительная их часть, по сути, превратилась в продолжение государственных структур ряда стран.

Если посмотреть на выступления и содержание докладов представителей ряда неправительственных организаций, то создастся такое впечатление, что они напрямую работают на госдепартамент США. Получается так, что они являются не столько фактором развития демократии и поддержки демократических институтов, сколько фактором дестабилизации политической обстановки.

Слово «неправительственные» в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги. Они реализуют программы правительства США под прикрытием самого государства. Получатель — неправительственная организация, и жертвователь — тоже неправительственная, но первоисточник денег — федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки.

В начале июля 2011 года в лагере российских радикальных оппозиционеров разгорелся крупный скандал. Член политсовета подмосковной «Солидарности» и Партии народной свободы (ПАРНАС) Максим Петрович открыто выступил в СМИ против финансирования ряда российских оппозиционных организаций из иностранных источников, в частности, из бюджета США.

Объясняя свой поступок, Петрович заявил: «Давно известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Оппозиционер открыто признал факты прямого спонсирования деятельности «несогласных» из госбюджета США.

Из интерьвью Максима Петровича газете «Московский Комсомолец» от 1 июля 2011 года: «В 2010 году я стал директором некоммерческого фонда «Образ будущего»… Мы вместе с Олегом Козловским, лидером «Обороны», одним из знаковых активистов «Солидарности» и «Стратегии-31″, а также иными лицами, создали вышеуказанный фонд и получали денежные средства от американцев на «развитие информационных технологий». Цель проекта по сути — подготовить условия в России к реализации ставшего уже классическим сценария «твиттерной революции».

В подтверждение своих слов Петрович начал публиковать в своем блоге разоблачающие документы. По его данным, госдепартамент США выделяет крупнейшим американским неправительственным организациям, — в первую очередь, Агентству США по международному развитию (АМР) и Национальному фонду поддержки демократии (НФПД) сотни миллионов долларов на «поддержание демократии» по всему миру. Слово «неправительственные» в данном случае надо брать в кавычки, т.к. подобные структуры существуют как раз на государственные деньги. Они реализуют программы правительства США под прикрытием самого государства.

При этом в России представительства АМР как юридического лица вообще нет. Тем не менее, его сотрудники осуществляют свою деятельность прямо из здания посольства, хотя дипломатами не являются. По словам Петровича, они активнейшим образом опекают российских оппозиционеров и правозащитников. Такие люди, как Рон Гласс, Наталья Будаева, Рид Нильсен прекрасно знакомы и близки руководству ПАРНАСа и «Солидарности», «Голоса» и «Московской хельсинкской группы».

Схема финансирования выглядит следующим образом: Агентство США по международному развитию (USAID) часть полученных от Госдепа США средств переводит в качестве грантов американским неправительственным организациям рангом пониже, таким как «Международный республиканский институт» (IRI) и «Национальный демократический институт» (NDI). А те уже по собственным программам с благозвучными названиями выделяют деньги в виде «пожертвований» российским фондам, таким, например, как «Образ будущего». Получатель — неправительственная организация, и жертвователь — тоже неправительственная, но первоисточник денег — федеральный бюджет Соединенных Штатов Америки. Такой вот нехитрый способ скрыть истинный источник финансирования деятельности российской внесистемной оппозиции.

Среди опубликованных Петровичем документов — в частности, письмо за подписью Бориса Немцова в «Национальный фонд поддержки демократии», который распределяет деньги Госдепартамента. Документ дотирован июлем 2009 года. В нем лидер «Солидарности» выражает признательность за ту помощь, которую «Международный республиканский институт» (МРИ) оказывал оппозиции. Речь идет о тренингах, организационных вопросах, а также о той роли, которую сыграл МРИ в ходе избирательной кампании в Сочи в апреле 2009 года, когда Немцов выдвигался на пост мэра. При этом Немцов выражает озабоченность возможным сокращением финансирования МРИ и ссылается на свою встречу с президентом США Бараком Обамой, который прямо заявил о необходимости более тесного сотрудничества российских и американских некоммерческих организаций.

Данный документ свидетельствует о том, что многие российские политические и общественные организации получают организационную и финансовую помощь от США на оппозиционную деятельность в России. Так, например, Немцов избирался на пост мэра Сочи в 2009 году при прямой финансовой поддержке МРИ.

«Не допустить появления нового соперника…»

Принято считать, что с ликвидацией Варшавского договора и распадом Советского Союза закончилась эра «холодной войны», под знаком которой мир прожил почти всю вторую половину ХХ века. Если рассматривать этот период формально — как провозглашенную Черчиллем «войну западной цивилизации против «коммунизма», то с такой точкой зрения в целом можно согласиться. Если же признать главным ее содержанием глобальную геополитическую, экономическую и идеологическую конфронтацию между мировыми сверхдержавами, то можно и поспорить. Изменились только «центры силы» и их количество. Цели мировой политики остались прежними — обладание или по крайней мере максимальный контроль за «тающими» мировыми ресурсами.

В новых условиях США получили уникальную возможность единолично воздействовать на ход мировых событий. Задача Вашингтона состояла в том, чтобы сохранить привилегированное положение лидера в мировом сообществе, не допустить доминирования какой бы то ни было другой силы и, прежде всего, России.

Стремление американского руководства нашло свое отражение, в частности, в разработанном в марте 1992 года секретном плане Пентагона Defense Planning Guidance for the 1994–99, так называемой «Доктрине Вулфовица». В этом плане была сформулирована одна из главных военно-политических задач США: «не допустить появления нового соперника либо на территории бывшего СССР, либо где-то в другом регионе такого же порядка, как Советский Союз».

Стремясь к единоличному мировому лидерству, Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы Россия была как можно более слаба и как можно менее влиятельна. Для реализации своих планов США — напрямую или через различные неправительственные фонды и организации — формируют в России свои структуры влияния. Затем при необходимости используют их в своих интересах.

При этом следует напомнить, что характерной особенностью политического мироустройства ХХI века является глобальное информационное противоборство. Геополитическое положение государства на международной арене, степень его влияния на мировые события зависят уже не только от экономической и военной мощи. Всё большее значение приобретают информационный фактор: возможность эффективно воздействовать на интеллектуальный потенциал других стран, распространять и внедрять в общественное сознание населения определенные духовные и идейные ценности, трансформировать и подрывать традиционные устои наций и народов.

В этой связи особо обращает на себя внимание использование в качестве инструмента информационного и психологического давления на население России ряда неправительственных общественных организаций, чья деятельность финансируется различными зарубежными источниками.

НПО — глас народа или инструмент влияния «стратегического партнера»?

Попробуем разобраться — что такое неправительственные организации, чем они занимаются в России и каковы их истинные цели?

Итак, неправительственные организации (НПО, от англ. nongovernmental organizations или NGOs) — любые организации, институционально отделенные от государств, т. е. учрежденные физическими или юридическими лицами, но не на основе межгосударственных договоров. К ним принято относить прежде всего объединения, не имеющие целью получение прибыли, т.е. различные экологические, правозащитные, гуманитарные и т. п. ассоциации, фонды и движения, связанные с гражданским обществом.

Международное законодательство, в частности, Департамент общественной информации секретариата ООН определяет неправительственную организацию как «любой добровольный некоммерческий союз граждан, организованный на местном, государственном или международном уровне».

В российском законодательстве легальное определение НПО отсутствует. На политическом пространстве России, кроме НПО, действуют партии и общественные движения. Их деятельность регулируется законами «О политических партиях» и «Об общественных объединениях». Деятельность НПО не регулируется специальными нормативно-правовыми актами. То есть, де-факто явление НПО существует, а де-юре оно не определено.

На Западе институт общественных организаций считается важной составляющей гражданского общества, при этом иностранное финансирование не является предосудительным. Однако современные реалии таковы, что под прикрытием озабоченности состоянием демократии некоторые финансируемые Западом неправительственные общественные организации и СМИ развернули настоящую информационную войну, направленную против неугодных политических режимов и государственных деятелей.

В настоящее время в России зарегистрировано около 670 тысяч неправительственных организаций разных по структуре и роду деятельности (данные Росстата на 1 января 2009 года). В то же время реально из них функционирует приблизительно 136 тысяч. В этом секторе занято более 850 тысяч сотрудников и около двух с половиной миллионов добровольцев.

Сколько НПО в России созданы, финансируются и существуют под патронажем правительств и общественных организаций США и их союзников по НАТО, точно неизвестно. К сожалению, далеко не все они действуют в рамках закона. Некоторые НПО практически открыто используются Западом не только в качестве инструмента информационного и психологического давления на население и руководство России, но и в откровенно шпионских целях.

Отвечая в январе 2006 года на вопросы журналистов президент Путин заявил: «неправительственные организации (НПО) нужны обществу для контроля за деятельностью государства и силовых структур, но эти НПО не должны финансироваться „кукловодами из-за границы“. НПО не должны использоваться для проведения внешней политики одних государств на территории других государств».

Под внешним влиянием

Хотелось бы ещё раз обратить внимание на одну особенность формирования того, что называют в России «гражданским обществом». Парадоксальным образом оно по большей части возникает в РФ не «снизу», по инициативе граждан, и даже не «сверху», под патронажем властей и крупного бизнеса. Но чаще всего — «извне». Активный интерес к российскому гражданскому обществу проявляют США и ряд европейских стран, действуя при этом не только в форме научных исследований, но и оказывая прямую, включая финансовую, помощь определённому кругу организаций. В частности, через программы развития гражданского общества и привлечение российских неправительственных организаций к «решению конкретных проблем в постсоветской России».

Достаточно широко известно, что начиная еще с 1988 года целый ряд гуманитарных программ в нашей стране осуществлял Институт «Открытое общество» Джорджа Сороса. С 1991 года техническую и финансовую помощь в рамках программ Tacis — ECHO и Европейской инициативы в области укрепления демократии и прав человека (EIDHR) оказывало России Европейское сообщество. С 1992-го в нашей стране действует Агентство США по международному развитию (USAID), которое осуществляло программы развития демократии в партнерстве с неправительственными организациями. С 1993 года развитие гражданского общества в России поддерживал Британский благотворительный фонд (CAF), выделяя гранты, финансируя обучение и консалтинг.

Однако при внимательном анализе можно сделать вывод об откровенно антироссийской направленности и русофобском наполнении деятельности «демократических помощников». Так, например, фонд Сороса проводил активную работу по выявлению российских талантов в области точных наук и по стимулированию непрерывного процесса «утечки мозгов» за рубеж. Поиск и отбор наиболее одаренных и перспективных учителей, студентов и ученых был умело закамуфлирован в ряд целевых гуманитарных подпрограмм фонда. Вкладывая незначительные суммы в поддержку российской науки и образования, в том числе через гранты, Сорос получал уникальную возможность сбора информации о наших научных открытиях, о наиболее перспективных направлениях в исследовательских работах. Более того, в его «коммерческих» интересах велись научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по закрытым темам. Что, несомненно, было связано и сопровождалось утечкой научно-технической информации и сведений, составляющих государственную тайну.

В 1992 году Конгресс США принял закон «О свободе для Евразии, появляющихся евразийских демократиях и поддержке открытых рынков», в рамках которого было начато выделение средств на поддержку постсоветских государств (страны Балтии в сферу этого закона не вошли). Всего в период с 1992 по 2006 год США в качестве помощи выделили постсоветским государствам (за исключением стран Балтии) 27,7 млрд долларов.

По официальным данным Госдепартамента США, в рамках этого закона и иных программ за 14 лет Россия получила 11,4 млрд долларов (для сравнения Украина — 1,3 млрд, Беларусь — 324 млн).
Из этих сумм примерно 3 млрд долларов было израсходовано «на поддержку демократических институтов», на «помощь средствам массовой информации, общественным организациям» и пр. По этой статье расходов больше всех средств также получила Россия — 1,1 млрд долларов (на долю Украины пришлось 600 млн, Беларуси — 114 млн).

Для сравнения, благотворительный Фонд Сороса, который активно действовал на постсоветском пространстве до 2004 года и оказал крупнейшую для негосударственных некоммерческих структур помощь, потратил «на поддержку местных ученых» почти 1,3 млрд долларов. Россия также оказалась крупнейшим получателем грантов Фонда Сороса — в период с 1987 по 2003 год ей было выделено 721 млн долларов (для равнения — Украине досталось 142 млн, Беларуси — 27 млн).

По оценкам экспертов, «Фонд Форда» за семь лет работы в России истратил более 50 млн долларов. Причем финансирует он даже такие экзотические организации, как Северокавказский общественный институт, давно привлекающий внимание ФСБ. По оценкам специалистов, обострению ситуации на Северном Кавказе во многом способствовали разнообразные НПО, маскирующиеся под различные «благотворительные фонды» или «институты открытого гражданского общества».

Свою лепту в поддержание напряженности в Северокавказском регионе вносят публичные деятели, имитирующие правозащитную деятельность и создающие благоприятный для деятельности сепаратистов информационный и политический фон. На счету этих персонажей — раздувание территориальных претензий к соседним народам, требования раздела национальных республик по этническому признаку, пропаганда концепции всевозможных «геноцидов» и т.д.

Резкая активизация деятельности иностранных НПО в России произошла сразу после «цветных революций» в Грузии и на Украине.

Это можно считать совпадением, но именно тогда в полтора раза возросли расходы Агентства США по международному развитию (АМР) по статье «Содействие развитию открытого общества в России»: с 12,29 млн долларов в 2004 финансовом году до 19,8 млн в 2005-м. Тогда же, в декабре 2004 года, активизировался и Национальный фонд поддержки демократии (одна из ведущих организаций, через которую происходит финансирование российских НПО). В это же время в России был создан Фонд «Новая Евразия» — дочерняя организация американской благотворительной организации «Евразия», финансируемой в том числе из средств госдепартамента США.

«Евразия» наряду с фондом Сороса, «Национальным фондом поддержки демократии», Национальным демократическим институтом и Международным республиканским институтом участвовала в финансировании «цветных революций» на Украине, в Грузии, в Югославии и в Киргизии.

Согласно данным сайта АМР, в 2005 году эта госструктура выделила на «развитие гражданского общества» около 12 млн долларов, на «обеспечение свободы СМИ» — около 4 млн, на «обеспечение и поддержку свободных и справедливых выборов» — около 350 тыс. В частности, в 2005 году АМР выделило Национальному демократическому институту (НДИ) и Международному республиканскому институту около 2,5 млн долларов на «укрепление демократических политических партий в России».

А в 2009 году, когда у власти в США находился уже Барак Обама, для финансирования специализированного «Фонда поддержки демократии и прав человека», созданного правительством США, было выделено 60 миллионов долларов.

Выделенные деньги инвестировались в том числе в российские неправительственные организации, на поддержку оппозиционных политиков, «политических партий в Белоруссии» и «наблюдение за выборами на Украине». В рамках этой деятельности США организовали в России «учёбу для политических партий, обучали представителей СМИ, как освещать политические проблемы, а также вели просветительскую работу среди избирателей». В официальном сообщении госдепартамента США приведены следующие данные: «При поддержке США 16 деловых коалиций объединили более 170 ассоциаций по всей стране. Эти группы добились, по меньшей мере в 30 случаях, законодательных изменений в различных регионах России».

Небольшие суммы на неотложные нужды

Казалось бы, времена «коробок из-под ксерокса» уже прошли. Но отголоски этих времен еще слышны. И особенно странно, когда подобными вещами занимаются люди, позиционирующие себя в качестве «правозащитников», то есть те, кто осуществляет свою деятельность под лозунгом «Соблюдайте ваши законы!».

В январе 2007 года при таможенном досмотре в аэропорту «Шереметьево» были задержаны гендиректор российского филиала неправительственной организации «Интерньюс» гражданка России Манана Асламазян и гендиректор «Интерньюс-Европа» подданная Великобритании Джилиан Маккормак. У женщин было изъято валюты на общую сумму в 700 тысяч рублей, которые по российскому законодательству необходимо было задекларировать при ввозе в страну. Российская прокуратура возбудила дело по факте контрабанды валюты. Наказанием за подобное нарушение может быть штраф в 100 тысяч рублей, либо тюремное заключение до пяти лет.

Налицо как минимум одно очевидное нарушение законов — недекларированный ввоз валюты. Но вполне логичным выглядит и предположение, что «черный нал» был ввезен как спонсорский взнос с Запада. Кстати, международная ассоциация Internews International имеет офисы в 34 странах мира и реализует проекты в области электронных СМИ, способствует развитию негосударственных средств массовой информации и известна своими контактами с Госдепартаментом США.

Сами задержанные объяснили все случившееся собственной невнимательностью. Манана Асламазян сообщила, что она лично везла 9550 евро, «взятые в долг у друзей на семейные нужды». При этом она рассказала, что «Джилиан просто везла собственную зарплату». Примечательно то, что Джилиан Маккормак является гражданкой Великобритании и директором по развитию международной правозащитной организации. Вряд ли можно заподозрить, что в Великобритании платят зарплату «черным налом», которым наши цивилизованные партнеры попрекают российский бизнес.

Сложно говорить, была ли ввозимая сумма «помощью» или «грантами» местным неправительственным организациям, уже не раз отметившимся в громких скандалах, или деньги действительно предназначались для личного пользования. Но в этой связи крайне интересным кажется заявление, сделанное госсекретарем США Кондолизой Райс в феврале 2008 года: «администрация США будет продолжать поддерживать глобальный фонд защитников прав человека, являющийся программой, позволяющей нам быстро предоставлять небольшие суммы денег защитникам прав человека, сталкивающихся с чрезвычайными потребностями из-за правительственных репрессий».

От «Открытого общества» и «Открытой России» — к Международной антикризисной группе

В основе функционирования системы неправительственных организаций лежит либеральная идеология открытого общества. Главной ее «движущей силой» в современном мире является американский мультимиллиардер и финансовый спекулянт Джордж Сорос. Пропагандируемые Соросом идеи воспринял известный российский олигарх Михаил Ходорковский, организовавший собственную НПО «Открытая Россия», которая занималась идентичными проектами. Открыто сотрудничество двух структур не афишировалось. Однако тесные связи между «Открытой Россией» и «Открытым обществом» все же прослеживаются.

Известно, что и Ходорковский и Сорос участвовали в деятельности знаменитой «Карлайл Групп», одной из крупнейших и влиятельнейших инвестиционных компаний в мире. Также оба они входили (Сорос входит до сих пор) в административный совет Международной антикризисной группы, напоминающий более всего собрание заслуженных атлантистов.

Помимо бывших советников по национальной безопасности Ричарда Алена и Збигнева Бжезинского в нем присутствуют, например, бывший Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур и бывший главнокомандующий объединенными силами НАТО во время войны в Югославии генерал Уэсли Кларк. Михаил Ходорковский был единственным представителем России в ее высшем органе за всю историю этой влиятельной атлантистской организации.

На деятельности Международной антикризисной группы стоит остановиться особо. Международная антикризисная группа (МАГ, International Crisis Group (ICG) — некоммерческая частная международная организация, насчитывающая более 90 сотрудников на пяти континентах. Представители группы работают в более чем 50 странах мира. Штаб-квартира находится в Брюсселе, еще три отделения располагаются в Вашингтоне, Нью-Йорке и Париже. Пресс-офис находится в Лондоне.

Деятельность МАГ заключается в проведении заказных исследований по мониторингу общественного мнения, оценке переговорных процессов, мер по урегулированию конфликтов, реализации программ поддержки СМИ, совместных выпусков газет и т. п. Исследования, как правило, выполняются в интересующем заказчиков контексте. Доклады МАГ становятся достоянием общественности и оказывают весьма существенное влияние на взгляды мировой общественности в целом на ситуацию в исследуемых регионах.

В последнее время МАГ все больше внимания стала уделять «горячим точкам» на постсоветском пространстве: Приднестровью, Грузии, Абхазии, Южной Осетии, Азербайджану, Нагорному Карабаху, Армении. В целом ряде случаев авторы докладов проявили необъективность, поверхностность и использовали двойные стандарты.

Посредством МАГ мировой общественности время от времени подбрасывается информация, направленная на подрыв имиджа России и, как следствие, снижение ее авторитета в постсоветских государствах. Одновременно осуществляется формирование толерантного отношения мировой общественности к политике Вашингтона и ведущих западных стран в отношении этих регионов.

Арест и осуждение Ходорковского стали серьезным ударом по атлантистскому лобби в России и лично по сети Сороса. В том же 2004 году, когда произошел арест Ходорковского, Сорос фактически свернул свою деятельность в России, правда, сохранив присутствие на Северном Кавказе (в частности, продолжая перечислять гранты министерству образования Кабардино-Балкарии), и немало поспособствовав организации фонда «Новая Евразия».

«Новая Евразия» — хорошо забытая старая

Фонд «Новая Евразия» является еще одним примером НПО со специфическим политическими целями. Он основан американским фондом «Евразия», европейским фондом «Мадарьяга» (руководитель бывший генсек НАТО Хавьер Солана) и российским фондом «Династия». Это произошло после того, как на рубеже 2003-2004 годов «Институт Открытое Общество (Фонд Сороса)» и фонд «Евразия» одновременно объявили о прекращении своей деятельности на территории России и о создании нового «фонда мирового уровня». Таковым стал фонд «Новая Евразия».

Несмотря на то, что формально данный фонд является российским, основные финансовые потоки все равно направляются из-за рубежа. Кроме того руководителем фонда является Андрей Кортунов, бывший вице-президент фонда «Евразия» по России. Таким образом, сохраняются преемственность и связи с соответствующими западными фондами.

Средства для фонда «Новая Евразия» выделяются Агентством США по международному развитию и частными американскими фондами, такими как фонд Карнеги, Мотт, институт «Открытое общество», фонд «Евразия». Годовой бюджет фонда составляет 9 миллионов долларов.

Напомним, что фонд «Евразия» фигурировал в 2006 году в материалах уголовного дела, возбужденного ФСБ против сотрудников британского посольства, обвиняемых в шпионаже. Ныне же преемственный ему фонд «Новая Евразия» успешно проводит продвижение атлантистской идеологии в российских элитах, создавая сеть влияния внутри правящего класса.

Отметим, что главным источником финансирования фонда «Новая Евразия» является Агентство США по международному развитию (АМР), которое неоднократно использовалось ЦРУ США в качестве прикрытия своих операций.

Официально Агентство США по международному развитию (АМР) было создано в 1961 году как организация по оказанию гуманитарной помощи в мировом масштабе.

В 2009 году высокопоставленный чиновник агентства подтвердил, что Центральное Разведывательное Управление США использует агентство для предоставления денежных средств и контрактов третьим сторонам, оказывающим содействие их операциям. Проработавший в АМР долгие годы чиновник заявил, что ЦРУ предоставляет контракты от имени АМР, а само при этом остаётся в стороне.

В 2009 году два агента ЦРУ, работавшие под крышей АМР, были разоблачены в африканской стране, в которую указанное агентство делает многомиллионные инвестиции. Эти сотрудники были высланы из страны.

Связь между АМР, подчиняющегося Государственному департаменту, и ЦРУ отнюдь не нова. В 1974 году Конгресс США закрыл один из отделов АМР, использовавшийся ЦРУ для обучения, финансирования и вооружения более миллиона полицейских в Латинской Америке, Азии и на Ближнем Востоке. Во время вьетнамской войны АМР вместе с ЦРУ отвечала за распределение «материальной помощи» в рамках операции «Феникс», в ходе которой были убиты тысячи вьетнамцев.

В 2007 году на АМР была возложена основополагающая роль для обеспечения противоповстанческих операций США. В 2009 году АМР формально вошло в состав Межагентской противоповстанческой инициативы США (наряду с Государственным департаментом и Пентагоном).

Из официального документа «Противоповстанческие мероприятия правительства США. Постоянная работа» (2007 год): «АМР может своими усилиями способствовать противоповстанческим операциям, проводимым правительством США… АМР имеет полевые представительства в 100 развивающихся странах, работает в тесном контакте с частными организациями, группами местных жителей, творческими союзами и ассоциациями лиц свободных профессий, религиозными организациями и другими правительственными организациями.»

Посредством договоров и соглашений АМР поддерживает связи с более чем 3500 предприятий и 300 частными организациями США.

Если раньше ЦРУ использовало АМР лишь в качестве вывески, а сотрудники самого агентства ничего даже и не подозревали, то сегодня есть полная ясность относительно вовлечённости АМР в противоповстанческие мероприятия, острие которых направлено против движений и государств, считающихся «враждебными» Вашингтону. Подобное обновление статуса изменяет его первоначальные функции по предоставлению гуманитарной помощи, официально превращая АМР практически в военное ведомство.

Сложно назвать все это «мягкой силой»

Одной из наиболее одиозных откровенных по своим целям иностранных структур, работающих в России является Фридом Хаус («Дом свободы»). Согласно данным официального сайта, всех, кто поддерживает данную НПО, объединяет мнение, что «американское первенство в международных отношениях — необходимая основа свободы и реализации прав человека». Таким образом, фонд изначально ставит в качестве своей цели достижение и сохранение американской гегемонии, которая как утверждается, является наиболее надежным гарантом соблюдения прав человека во всем мире.

Финансирование данного фонда осуществляют: фонд Сороса, фонд Форда, фонд Евразия, Бюро международных информационных программ Госдепа США, Агентство США по международному развитию и еще несколько частных американских фондов.

Создание пятой колонны США внутри России также является главной целью деятельности этого фонда. В России Фридом Хаус в настоящее время наиболее активно работает на Северном Кавказе. Там функционирует «Американский комитет за мир на Кавказе» (ACPC), созданный фондом Фридом Хаус. Деятельность его разворачивается в национальных республиках: Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Адыгее. Деятельностью комитета управляет Консультативный Совет, куда входят такие деятели как «большой друг» России Збигнев Бзежинский и автор афоризма «есть вещи поважнее, чем мир», бывший госсекретарь США Александр Хейг.

Антироссийская направленность данного «комитета» не вызывает сомнений. Однако следует отметить, что это не просто отдельная сетевая организация, но организация, входящая в сеть Фридом Хаус и финансируемая из тех же источников, что и их российские коллеги.

В конце октября 2006 года очередное «разрешение» на осуществление своей деятельности в России получил Национальный демократический институт международных отношений США (НДИМО), в недавнем прошлом один из организаторов «цветных» революций в Грузии и на Украине.

Главой НДИМО является экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт, известная своими русофобскими взглядами. Сам же этот институт не только причастен к финансированию «цветных» революций на постсоветском пространстве, но и активно вкладывает деньги в политиков и партии прозападной ориентации. Не брезгует он и сотрудничеством с фактическими экстремистами. Так, например, в Узбекистане НДИМО финансирует не только оппозиционных президенту этой страны политиков, но и антипрезидентскую экстремистскую партию «Эрк».

Надо полагать, главной целью ведомства Мадлен Олбрайт на данном этапе является смена политического режима в самой России. Технологии бархатных революций и финансирования оппозиционных властям политиков, хорошо обточенные институтом в странах СНГ, уже применяются с попустительства властей и в самой России.

Так, НДИМО в свое время негласно курировал «Народно-демократический союз» Касьянова. Институт Мадлен Олбрайт, в частности, проводил «тренинги» членов партии, которые затем проводили акции по рекомендации своих учителей из «Национального демократического института».

Кстати, лидеры «оранжевой революции» на Украине не раз публично выражали благодарность НДИМО и лично Мадлен Олбрайт за помощь «в становлении на Украине подлинной демократии».

Подведем итоги. За последние 15-20 лет неправительственные организации стали у нас достаточно популярными. Они считаются выразителями общественного мнения, способствуют формированию гражданского общества. Однако, на самом деле значительная их часть, по сути, превратилась в продолжение государственных структур ряда стран. Если посмотреть на выступления и содержание докладов представителей ряда неправительственных организаций, то создастся такое впечатление, что они напрямую работают на госдепартамент США. Получается так, что они являются не столько фактором развития демократии и поддержки демократических институтов, сколько фактором дестабилизации политической обстановки.

Владимир Платонов

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки:

Комментарии запрещены.