Мобилизатор

Мобилизоваться, чтобы стать свободными,— возможно, это и есть главный метод строительства демократии по Путину.

Действительность нашей жизни такова, что начало XXI столетия в стране проходило, проходит и в обозримом будущем будет проходить под знаком политического лидерства Владимира Путина. Причем совершенно очевидно, что ближайшие годы станут для него самыми трудными и сложными, а для российского общества — принципиально важными. Ибо если в первый путинский президентский цикл решались в основном задачи преодоления негативных явлений, рожденных событиями конца 1980-х — 1990-х годов, то в последние годы на первый план выдвинулась задача создания принципиально новых основ общественного устройства новой России. Не менее очевидно и то, что при существующей в Российской Федерации президентской республике успех, равно как и неудача, будет зависеть от взглядов и представлений политика, находящегося на вершине властной пирамиды.

Как оценивать в этом контексте личность Путина? Что побуждает его в каждом конкретном случае действовать именно так, а не иначе? Какой системой общественных ценностей он руководствуется? Ответ на эти вопросы имеет принципиальное значение, тат как, к сожалению, подавляющее большинство наших граждан воспринимают личность Путина, как правило, на уровне эмоций. Крайне смутно понимается суть проводимого им курса. Показательны в этом отношении результаты социологических опросов последних лет: почти 90 процентов россиян, к которым обращались с вопросом «Есть ли у вас представление, в каком направлении движется наша страна, какие цели поставлены перед ней ее нынешним руководством?», не могли дать на него утвердительный ответ.

И это печально. Так как в лице Путина страна имеет неординарного лидера. Главу государства в нашей стране не так уж часто можно было назвать политиком-реалистом. Приверженность общественно-политическому благоразумию он ясно продемонстрировал содержанием уже своей первой программной статьи «Россия на рубеже тысячелетий». Эта публикация в свое время не стала резонансной, так как увидела свет всего за день до шокировавшего не только нашу страну, но и весь мир ухода с поста президента России Бориса Ельцина. Это затмило собой все остальные события.

Будучи в курсе своего политического будущего, преемник Ельцина сделал достоянием гласности целый комплекс присущих ему взглядов на Россию и ее место в мировом сообществе. Причем взглядов нетрадиционных, кардинально отличавшихся от тех подходов, которые преобладали в отечественной общественной мысли и политической практике после развала СССР.

Лейтмотив путинской статьи состоял в призыве решительно покончить с господствовавшей на протяжении всех 1990-х годов идейно-политической конфронтацией, сконцентрировать усилия всего общества на созидании.

«Плодотворная созидательная работа, в которой так нуждается наше Отечество,— подчеркивал он,— невозможна в обществе, находящемся в состоянии раскола, внутренне разобщенном. В обществе, где основные социальные слои, политические силы придерживаются различных базовых ценностей и основополагающих идеологических ориентиров».

Явной сенсацией стало неприятие тех подходов, которые господствовали в ельцинскую эпоху. Уже в самом начале своей карьеры Владимир Путин решительно заявил, что

«действительно успешное, не сопряженное с чрезмерными издержками обновление нашей Родины не может быть достигнуто простым переносом на российскую почву абстрактных моделей и схем, почерпнутых из зарубежных учебников», что «не приведет к успеху и механическое копирование опыта других государств».

И начинать надо с создания условий для достижения общественного согласия хотя бы по тем ключевым вопросам, которые имеют принципиальное значение для будущего страны. Каким конкретно?

Первое. Выход России на магистральный путь демократических и рыночных преобразований, писал Путин, является объективной закономерностью. Альтернативы ему нет. Только этот путь, «как убедительно свидетельствует мировой опыт, открывает реальную перспективу динамичного роста экономики и повышения уровня жизни народа».

Второе. Страна исчерпала свой лимит на радикальные перестройки, революционные ломки, политические потрясения и социально-экономические катаклизмы.

Третье. Общество может рассчитывать на успех в деле обновления основных сфер жизни, если процесс преобразований будет протекать в обстановке «политической стабильности и без ухудшения условий жизни российского народа, всех его слоев и групп».

Четвертое. Ключ к возрождению и подъему России находится сегодня в государственно-политической области. На нынешнем этапе только сильное и единое государство может обеспечить мир, стабильность и безопасность, выздоровление нации.

Пятое. Тезис о том, что «Россия нуждается в сильной государственной власти и должна иметь ее»,— это не призыв к тоталитарной системе. История убедительно свидетельствует, что «все диктатуры, авторитарные системы правления преходящи». Непреходящими и эффективными «оказываются только демократические системы». И далее: «Сильная государственная власть в России — это демократическое, правовое, дееспособное государство».

Шестое. Укоренение в новой России принципиально новых основ функционирования всех сфер жизни не произойдет мгновенно. Общество должно «настроиться на длительный и нелегкий труд».

Седьмое. В условиях перехода России к новой системе общественных отношений ценности и институты либерализма, демократии, свободы, рынка не могут и не должны быть самоцелью. Реальность такова, что в обозримом будущем российское общество, в частности, обречено на необходимость «формирования целостной системы государственного регулирования экономики и социальной сферы». Масштабы, принципы и механизмы этого регулирования определяются так: «Государства там и столько, сколько необходимо; свободы там и столько, сколько нужно».

В дальнейшие годы президентства Путину явно не дает покоя «очень «короткое дыхание» политики, ее ограниченность вопросами текущего сохранения или передела власти и собственности». Поэтому в течение всех последних 12 лет он вновь и вновь возвращается к одной и той же фундаментальной проблеме — концепции переустройства страны.

Проблема в том, что и сегодня, как и в момент прихода Путина к власти, нерешенной остается задача ликвидации идейного размежевания. Общий замысел создания новой России, по мнению Путина, должен произрастать из идеи «единства исторического процесса», необходимости восстановления разорванной связи исторических времен. На этом фундаменте, уверен он, следует осуществлять и «формирование мировоззрения, скрепляющего нацию». Формировать путем создания такой картины прошлого, в рамках которой «представитель каждого этноса, так же как и потомок «красного комиссара» или «белого офицера», видел бы свое место». Ощущал бы себя «наследником «одной для всех» — противоречивой, трагической, но великой истории России».

Сквозь призму этих характеристик видится явная бесперспективность альтернатив капитализм — социализм, демократия — авторитаризм, либерализм — тоталитаризм, активно используемых в последние десятилетия в ходе уяснения того, что происходило, происходит и должно происходить с нашей страной.

«Наши цели неизменны,— писал Путин,— демократическое развитие России, становление цивилизованного рынка и правового государства. И самое главное — повышение уровня жизни нашего народа».

Но чтобы их достичь — требуется учесть особенности некоего национального «генетического кода», который не только в прошлом, но и в настоящем оказывает незримое воздействие на ход событий. При выработке политики следует принимать во внимание специфику отечественной цивилизации, природу ее отличия от других моделей организации жизни общества и прежде всего — западноевропейской цивилизации.

Действительно, целый набор объективных обстоятельств воспроизводил в России в течение многих столетий особый мобилизационный тип общественного устройства,сущностной чертой которого является регулярное, широкое применение чрезвычайных средств для решения постоянно возникавших в жизни нашего народа проблем. Он стал реакцией на сохранявшийся в течение всей отечественной истории огромный разрыв между постоянно возраставшими и усложнявшимися задачами исторического бытия и имевшимся в наличии объемом материально-технических, финансовых, людских, интеллектуальных ресурсов. Именно это глубокое противоречие между целями и средствами их достижения оказывало в течение многих веков огромное воздействие на формирование нашего отечественного общественного генотипа. Его родными чертами стали и всесилие государственного начала; и склонность к коллективным видам владения и организации труда; и доминирование государственной формы собственности; и неразвитость рыночных отношений; и диктат власти беззакония над законом; и главенство начала повинности, оставлявшего слишком мало места частным интересам, принося их в жертву требованиям государства…

Мобилизационный тип общественного устройства, фундамент которого составляла раздаточная экономика, доминировал в течение всех основных периодов существования нашей страны — и во времена Киевской Руси, и в «удельные века», и в Московском царстве, и в Российской империи, и в Советском Союзе. В связи с этим сегодня перед нами встает принципиально важный вопрос: как оценивать в контексте отмеченной многовековой исторической тенденции постсоветскую полосу жизни страны, как квалифицировать в рамках процесса становления новой России период политического лидерства Путина?

События конца 1980-х — начала 1990-х годов традиционно трактуют как ликвидацию социализма. Но их можно рассматривать и под другим углом зрения — как слом существовавшей в течение многих столетий в нашем Отечестве мобилизационной общественной системы. Главный урок, вытекающий из ельцинской эпохи, состоит в том, что новая Россия, лишившись несущей конструкции в форме мобилизационного типа общественного устройства, оказалась не в состоянии нормально функционировать. Опыт 1990-х годов зримо показал необходимость придания обществу и государству утраченной дееспособности. Никакого другого варианта, кроме как возврата к традиционному мобилизационному типу общественного устройства, у новой России по большому счету просто-напросто не было! Возврата, естественно, с учетом тех реалий, которые существовали в стране после ликвидации СССР. Сохраняя и укрепляя ростки свободы, либерализма, демократии, частной собственности, рынка, уже укоренившиеся на российской почве и призванные обеспечить России достойное будущее.

Путину действительно удалось реконструировать разрушенные основы мобилизационного устройства страны. Воссоздать стержень такого устройства — вертикаль государственной власти, придать ей элементарную управляемость.

О том, что мобилизационная модель, в том числе и раздаточная экономика, в модифицированном, естественно, виде, по-прежнему продолжает доминировать в Российской Федерации, свидетельствует многое. И сохраняющийся глубокий разрыв между социально-экономическими, культурными потребностями подавляющего большинства населения и имеющимися для их удовлетворения возможностями. И ярко выраженный монополизм государства в политической и экономической жизни. И активное участие государства в повышении благосостояния народа (в последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах). И концентрация большей части налогов в федеральном бюджете при огромной роли трансфертов в экономической жизни регионов. И широкое применение системы «ручного» управления жизнью общества. И живучесть национальной традиции взяточничества и казнокрадства. И воссоздание специальной системы контроля за расходованием бюджетных средств. И практика постоянного вынужденного участия высших руководителей государства в разрешении многочисленных повседневных проблем…

Бессмысленно говорить, хорошо это или плохо. Просто это реальная действительность, дающая основание для вывода: вся история нашей страны, независимо от имевшихся на ее различных этапах идеологических характеристик («Москва — Третий Рим», «единая неделимая», «советская социалистическая», «либерально-демократическая»), представляет собой единый процесс, идущий по законам мобилизационного типа общественного устройства.Из чего следует, что представители всех поколений и разных социальных групп нашего народа, включая «белых офицеров» и «красных комиссаров», «коммунистов» и «демократов», были участниками одного общего дела, связанного с созданием и развитием отечественной цивилизации, главный смысл существования которой состоял в самосохранении, выживании нации и государства. Думается, что в логику именно такой трактовки нашего прошлого органично вписывается мысль Путина, который в одном из президентских посланий напоминал: «На всем протяжении нашей истории Россия и ее граждане совершали и совершают поистине исторический подвиг. Подвиг во имя целостности страны, во имя мира в ней и стабильной жизни. Удержание государства на обширном пространстве, сохранение уникального сообщества народов при сильных позициях страны в мире — это не только огромный труд. Это еще и огромные жертвы, лишения нашего народа».

Представляется, что именно потребностями, внутренней логикой процесса возрождения мобилизационного типа общественного устройства в новой России были продиктованы многие кажущиеся на первый взгляд непонятными и посему нередко неодобрительно воспринимаемые шаги Путина. Имею в виду и стремление расставить на ключевых постах во всех сферах жизни хорошо ему известных и проверенных «питерских» людей, готовых в любой момент оказать необходимую поддержку. И избранная форма решения проблемы Чечни. И создание сильной контролируемой Кремлем партии власти. И установление жесткого государственного контроля над ключевыми отраслями народного хозяйства для реализации путинских проектов…

Признавая факт огромного влияния мобилизационного типа общественного устройства на жизнь современной России, следует ясно сознавать очевидную ограниченность, бесперспективность этой общественной модели для будущего нашей страны. Для решения сформулированной еще в феврале 2000 года в «Открытом письме Владимира Путина к российским избирателям» общенациональной задачи: перехода от состояния удовлетворения элементарных потребностей к достойной жизни всех слоев народа, от выживания к развитию.

Создать условия для трансформации мобилизационной модели в органический, саморазвивающийся тип общественного устройства, придать этому процессу необратимый характер — в этом, как представляется, и должна состоять основная историческая миссия Владимира Путина и его соратников. Ибо только в случае успешного развития этого процесса возникнут условия для построения подлинного, а не ритуального демократического, свободного и справедливого общества.

Сегодняшней, путинской России важно сделать все, чтобы наши потомки ради сохранения целостности страны и самосохранения нации не были обречены на бесконечное тиражирование мобилизационной общественной модели. Модели, сослужившей нашему народу добрую службу в прошлом, но не способной обеспечить ему достойную жизнь в будущем.

— Леонид Опенкин, доктор исторических наук

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.