Тьерри Мейссан: Ливия, Сирия и революция во Франции

В интервью, данному нашим коллегам на сайте mecanopolis.org, которое мы воспроизводим на этой странице, Тьерри Мейссан возвращается к вооружённому вмешательству международных сил во внутренние дела Сирии, драматической ситуации в Ливане и кампании по выборам президента во Франции.

Символично, что успех Франции в Ливии является по сути бедствием, тогда, как это ни парадоксально, поражение Алена Жюппе в Сирии имеет возможность в будущем получить большую значимость. В то время, когда сирийский кризис свидетельствует о конце однополярного мира и разрушении прежних альянсов, у Франции есть всего лишь два выбора: восстановить свой суверенитет или увязнуть в дебрях глобализма.

Корреспондент: Тьерри Мейссан, на сайте Сеть Вольтер вы отслеживаете ситуацию в Сирии в течение нескольких месяцев. Что вы можете нам сказать о последних событиях в этом регионе?

Тьерри Мейссан: В течение целого года в Сирии велась «война низкой интенсивности». Тысячи наёмников, собранных со всего региона и имевших опыт ведения боевых действий в Ирке и Ливии, разрушали её энергетику и связь. Вооружённые до зубов оружием и техникой НАТО, располагая спутниковой информацией, обученные западными инструкторами, они пытались посеять террор и хаос, совершая преступления невиданной жестокости. В то же самое время западные СМИ распространяли миф о якобы подавляемой революции, который их читатели и зрители проглатывали не задумываясь: тунисская схема воспроизводится во всех странах, где люди говорят по-арабски.

До сих пор нет чёткого представления о числе жертв. Единственным надёжным источником, на который можно сослаться, является Миссия наблюдателей Лиги арабских государств. В основном, она включала в себя экспертов высокого ранга (старшие офицеры и дипломаты) из разных стран и смогла охватить всю страну. По её данным, не было никаких массовых выступлений против существующего режима и, следовательно, никаких репрессий. А от рук вооружённых бандитов число жертв среди гражданского населения такое же , как и среди сил правопорядка (армии и полиции). Этот вывод противоречит утверждениям западных держав и стран Персидского залива и был ими отвергнут, хотя они сами были инициаторами и создателями этой Миссии наблюдателей.

«Война низкой интенсивности» закончилась с отступлением американцев вследствие двойного российско-китайского вето и развёртывания российских систем противовоздушной обороны. НАТО, вынужденному оставить свой проект бомбардировки Сирии, не было больше смысла продолжать свою стратегию по проведению наземной операции. Последние боевики укрылись в предместьях города Хомс, где они провозгласили Исламский Эмират Баба Амр. В течение месяца они транслировали на весь мир телешоу, пытаясь убедить, что сирийские войска обстреливали их бастион, чего никогда не было и не могло быть, так как сирийские части сами оказались в окружении Исламского Эмирата. В конце концов, вследствие соглашения, заключённого Клодом Геаном и генералом Ассефом Шамкатом, французские инструктора покинули Баба Амр, а большинство наёмников сдались.

Как всегда после окончания войны, остаются ещё отдельные боевики и даже небольшие группы, которые из-за мести продолжают наносить ущерб населению. Но постепенно нормальная жизнь восстанавливается. Через несколько дней состоятся законодательные выборы, первые за пятьдесят лет. Новые политические партии получают возможность высказывать свои взгляды на телевидении и проводить публичные дебаты. В итоге, Сирия выходит из этого испытания хотя и обнищавшей, но окрепшей.

Попытки НАТО свергнуть режим Башар-аль-Ассада закончились неудачей. Мы, тем не менее, понимаем, что западная коалиция не оставит свой проект. Каковы, по вашему мнению, будущие действия по дестабилизации положения в Сирии?

Развернув в Сирии самую лучшую в мире систему противовоздушной обороны, Российская Федерация положила конец доминированию Соединённых Штатов и Израиля в воздушном пространстве над Ближним Востоком. А могущество вооружённых сил США основано, главным образом, на использовании ударной авиации, тогда как наземные силы показали свою неспособность осуществлять захват территорий. Значит, у Вашингтона больше нет средств продолжать свою политику.

Присутствие русских здесь массовое. Сегодня более 100 000 российских граждан проживают в Сирии, а системы противовоздушной обороны обслуживаются российскими военными.

Стратегический баланс за несколько лет полностью нарушен. Вашингтон, которому не удалось вступить в войну в Ливане в 2005 году, развязал войну по доверенности, которая завершилась сокрушительным поражением Израиля, которое нанесла Хезболла. Затем Пентагон был вынужден эвакуировать в 2011 году гигантские военные базы, которые он выстроил на века в Ираке. НАТО только что было вынуждено отступить в Сирии, и уже не стоит вопрос о вторжении в Иран. Гораздо больше, чем Соединённые Штаты и Израиль, от новой ситуации страдают сионистские арабские режимы. Я имею в виду прежде всего ваххабитские режимы Саудовской Арабии и Катара. Я не уверен, что они смогут долго прожить после их поражения.

Можете ли вы объяснить нам в нескольких словах, для чего НАТО дестабилизирует обстановку в Сирии, и какова их конечная цель?

НАТО является оборонительным союзом только на словах. На самом деле это военная организация государств, обслуживающая их имперские амбиции. Решение о военной операции против Сирии было принято после встречи в Кэмп-Дэвиде 15 сентября 2001 года, сразу после теракта в Нью-Йорке и Вашингтоне. Она входила в список из 7 государств, после Афганистана и Ирака. Сначала планировалось начать наступление на Ливию и Сирию, затем на Сомали и Судан, и, наконец, на Иран. Подготовка к войне против Сирии началась после падения Багдада и принятия закона об ответственности Сирии 15 октября 2003 года. Сразу после этого были приняты первые санкции. Поводом послужил тот факт, что сирийские миротворческие силы, развёрнутые в Ливане для предотвращения гражданской войны, не были оттуда выведены. Дамаск вывел свои войска, оставив беззащитную страну один на один перед израильским агрессором, однако санкции не были сняты. После этого было сделано всё для того, чтобы спровоцировать конфликт. Помните ли вы, например, то, как с помощью ложных свидетельств, на сегодняшний день снятых, обвиняли президента Башар-аль-Ассада в совершении различных убийств в Ливане, одно из которых — убийство бывшего премьер-министра Рафика Харири. Для суда над аль-Ассадом государства — члены НАТО и Совета по кооперации в Персидском заливе финансировали работу чрезвычайного трибунала, попирающего самые элементарные принципы правосудия и международного права. И так далее.

По существу, антисирийская коалиция основана на четырёх компонентах.

Соединённые Штаты хотят продолжить перестройку «большого Ближнего Востока». Она включает в себя разрушение исторических государств и замену их на малые этнически однородные государства, которыми легче манипулировать. Они намерены отделить северо-восток Сирии с целью создания Курдистана с включением в него частей территорий Ирака, Турции и даже Ирана. А также отделить сирийское побережье для того, чтобы переселить Ливан к северу и предоставить часть его сегодняшней территории Израилю.

Со своей стороны, еврейская колония в Палестине намеревается разбить «Ось Сопротивления». Для этого необходимо сменить режим, свергнуть Башар-аль-Ассада и поставить вместо него марионетку Бурхан Гальюна, единственной политической программой которого, по утверждению Wall Street Journal, является разрыв сирийского альянса с Хезболлой и Ираном.

Что касается религиозных диктатур Персидского залива, им для выживания жизненно необходимо устранение сирийского светского государства. Последнее не имеет ничего общего с тем, что под этим названием понимается в Европе, в частности, во Франции. Сирийское светское общество не является простым сосуществованием различных религиозных сообществ и взаимной терпимостью друг к другу и, в гораздо меньшей степени, завесой расизма, какой оно стремится стать в Европе, а настоящим полем сотрудничества между верующими, целью которого является гарантия свободы каждого в обеспечении духовного процветания в соответствии верой своих предков.

Наконец, транснациональные энергетические компании с вожделением смотрят на газовое месторождение этого региона. Оно обнаружено в Средиземном море под слоем соли и на континенте, на территории Египта, оккупированной территории Палестины, Ливана, Сирии, Турции и Кипра, но их центр расположен в Кара, недалеко от Хомса. Так что мы только что стали свидетелями первой большой газовой войны, которая предопределяет новые геополитические правила, отличные от тех, что были определены нефтью. По этой причине в неё вовлечены такие газовые державы, как Россия, Иран, Катар.

Ввергая в эту авантюру Францию, Николя Саркози и Ален Жюппе пытались соответствовать каждой из этих четырёх компонент, при этом сам Париж не имеет никакого прямого интереса в этом конфликте. Франция рассчитывала выступить в качестве мировой державы и получить плату за сыгранную ею роль. Однако надежда на победу уступила место реальному поражению, и французы будут очень недовольны тем, что им придётся оплачивать счета по преступлениям, совершённым от их имени.

Спустя несколько месяцев после интервенции НАТО в Ливии, можете ли вы нам сказать, какова ситуация в этой стране, и кто ей управляет?

Ливией никто не управляет. И долго ещё никто не сможет управлять. Я предупреждал, во время убийства Муаммара Кадафи, умершего от пыток на следующий день после нападения французов на его конвой, что исчезновение «лидера» в племенном обществе означает устранение самого понятия власти. Искомая цель была достигнута: ливийское общество разрушено, точно так же, как и общества в Сомали и в Ираке.

Сторонники «перестройки» распространили свою стратегию на Северную Африку. Зараза распространяется теперь на Мали и угрожает Алжиру.

Позвольте мне ещё раз напомнить, что не было никакой революции в Ливии против Каддафи, который высоко ценился своим народом, и никто не помышлял его убивать. Наоборот, произошло отделение Киренаики по инициативе Франции и Соединённого Королевства с позволения Соединённых Штатов и Израиля. В настоящее время дело идёт к расчленению страны: в Киренаике идёт восстановление монархии, в Триполитании к власти приходят Мусульманские Братья, а в Фессане усмиряют антиимпериалистов.

Во Франции скоро состоится первый тур президентских выборов. Марин Лё Пен и Жан-Люк Меланшон провозгласили себя кандидатами-антиглобалистами. Считаете ли вы , что они на самом деле являются таковыми?

Если мы касаемся вопроса политических программ, мы должны мыслить партийными терминами и групповыми, но никак не личными. Напротив, если мы говорим о кандидатах, мы должны судить о них как о личностях, об их компетентности и их способности управлять республикой.

Я не сомневаюсь в том, что Марин Лё Пен и Жан-Люк Меланшон сами по себе антиглобалисты, но важно при этом знать, являются ли ими члены их команд. Позиции Национального Фронта и Левого Фронта в общем виде антиглобалистичны, но зачастую неопределённы, а иногда и противоречивы. Единственно Национальный Фронт осудил военные авантюры Николя Саркози в Афганистане, Кот д’Ивуаре, Ливии и Сирии, но у него артистично затуманены отношения к Соединённым Штатам и Израилю. Для меня ясно, что Левый Фронт, несмотря на усилия его кандидата, не является антиглобалистом. Зато у меня есть сомнения по отношению к Национальному Фронту, который предпринял все меры, чтобы избежать в своих рядах обсуждения этой центральной темы.

Наш друг и товарищ Пьер Хиллар намеревается включить в текст Адриена Абози «призыв к уклонению от голосования» во втором туре этих выборов, которые, и это ни для кого не секрет, будут представлять собой поединок между Николя Саркози и Франсуа Олландом. Идея состоит в том, чтобы придать как можно меньше легитимности будущему президенту, так чтобы впоследствии можно было бы оспорить его власть, которую он непременно поставит на службу мировой олигархии. Готовы ли вы подписать его вместе с другими французскими интеллектуалами?

Прежде всего я отказываюсь публично высказываться о стратегии второго тура до того, как произошло всеобщее голосование в первом туре.

Во-вторых, я думаю, что переход от чистого бюллетеня к уклонению от голосования должен быть тщательно обдуман. Первый выражает отказ узаконить предоставленный выбор, тогда как второй демонстрирует волю делегитимизировать институты власти. Мы только что упоминали Ливию. Я видел, что такое разрушение государства, анархия, о которой Гоббс говорил, что при ней «человек человеку волк», и я не хочу этого никакому народу, тем более своему.

Я думаю, как Пьер Хиллар и, разумеется, как большинство французов, что наша республика не является более ни светским государством, ни демократическим, ни социальным. Но если мы призываем делегитимизировать институты власти, мы не должны останавливаться на этом. Тогда нужно идти до конца. К Революции! Но готовы ли мы к ней?

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.