К переустройству Тихоокеанского дома

Дискриминационная политика США в торговле со своими партнерами заставляет последних всё крепче задумываться: не слишком ли крепко сидит у них на шее «старый друг»?

Отношения торговых партнеров США с этой сверхдержавой складываются неровно. Ещё в 2003 году глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен заявлял, что растущий протекционизм США во внешней торговле угрожает здоровью мировой экономики. Тогда Вашингтон, чтобы поддержать американских производителей стали, ввел высокие пошлины на ее импорт. Сталепроизводители в Европе и особенно в Китае немедленно заговорили о намерении ввести санкции в ответ на протекционистскую политику США. Пекин, в частности, заявил, что повысит импортные пошлины на ряд американских товаров вкупе с сокращением квот на ввоз в США китайской текстильной продукции.

То же и Евросоюз, который намеревался ввести ответные санкции против американских товаров на сумму 2.2 миллиарда долларов. Правда, так и не ввел: короток поводок, привязывающий европейских политиков к Америке.

Не изменилось отношение США к партнерам по торговле и сейчас. И вот последствия. 8 сентября на саммите АТЭС премьер-министр Новой Зеландии Джон Ки обсудит с президентом России В.Путиным вопросы создания зоны свободной торговли (в скобках заметим, что к началу саммита на острове Русский Россия получила предложения о создании зоны свободной торговли от 35 стран; в завершающей стадии находятся переговоры о зоне свободной торговли России с Вьетнамом).

Отчего Новая Зеландия, живущая, как и Австралия, под Британской короной, поддерживающая прочные торговые связи с Австралией, Соединёнными Штатами и Японией, поворачивается в вопросах торговой политики лицом к «главному стратегическому сопернику США» — России?

Вопрос серьёзный, ведь, по данным пятилетней давности (свежее просто нет), суммарный объём инвестиций Австралии, США и Японии в экономику Новой Зеландии составил ориентировочно 110 миллиардов долларов, или почти половину общего объёма иностранных инвестиций. А весь торговый оборот РФ с этим островным государством едва достигает 224 миллионов долларов. Основными торговыми партнерами Новой Зеландии выступают ее же кредиторы: Австралия (объём торговли, по данным 2005 года, 6,1 миллиарда долларов), США (4,2 миллиарда долларов), Япония (3,3 миллиарда долларов).

Ответ в том, что в торговой политике наиболее развитых стран (G-7, Евросоюз) усиливается протекционизм. Особо это заметно в последние три года и связано с мировым кризисом, спровоцированным состоянием банковского сектора США. Соответственно, ограничивается приток на западные рынки инвестиций и товаров, например, из стран-членов Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), из той же Новой Зеландии. Зато эти товары востребованы там, где уже действует Таможенный союз (ТС) и складывается Единое экономическое пространство (ЕЭП). Страны ЕАСТ (Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн) и Новая Зеландия, располагая возможностями крупных капиталовложений, предпочитают вкладываться в производственные и инфраструктурные проекты, что, безусловно, интересует Россию и союзные ей страны СНГ. Со своей стороны ЕАСТ и Новая Зеландия нуждаются в некоторых видах оборудования, сырья и потребительских товаров, которые могут поставлять страны Таможенного союза.

Частые вояжи Хиллари Клинтон в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) преследуют вполне понятные цели: на укрепление сотрудничества Китая со странами Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и создание свободной экономической зоны «Китай — АСЕАН» США ответили расширением участников соглашения Транс-Тихоокеанского партнерства (Trans-Pacific Partnership), подписанного в 2005 году между Сингапуром, Брунеем, Новой Зеландией и Чили. В соглашении уже участвуют девять стран: Австралия, Бруней, Вьетнам, Малайзия, Новая Зеландия, Перу, Сингапур, США и Чили. Этот альянс предполагает создание зоны свободной торговли со странами АТР, на которые приходится почти 45 процентов мировой торговли и среди которых мы видим наиболее быстрорастущие экономики.

Такой альянс позволяет Соединённым Штатам нарастить свой экспорт на азиатских рынках, а тем самым усилить давление на Китай в вопросах ревальвации юаня. По данным Bloomberg, объем двусторонней торговли США с восемью странами, охваченными Транс-Тихоокеанским партнерством, в прошлом году достиг 171 миллиарда долларов, притом что эти же восемь стран имеют с Китаем торговый оборот в 457 миллиардов долларов, с Японией — 181 миллиард и 88 миллиардов – с Южной Кореей. Вместе взятые восемь стран-членов нового альянса могут стать пятым по величине торговым партнером Америки. В торговой войне США с Китаем такая новая зона свободной торговли – немаловажный козырь.

Однако эти выгоды американской стороны, видимо, не очень греют некоторых членов Транс-Тихоокеанского партнерства, страдающих от своего неравноправного положения в мировой торговле. Новая Зеландия, например, давно наладила свободную торговлю с рядом тихоокеанских стран и территорий, имеет беспошлинную торговлю некоторыми товарами с такой экономически развитой страной, как соседняя Австралия. В то же время всё больший ассортимент австралийских товаров подвергается дискриминации в США, Евросоюзе, Японии, Канаде. Может ли режим свободной торговли стран Таможенного союза с Новой Зеландией распространиться впоследствии на весь Азиатско-Тихоокеанский регион? Нисколько не исключено.

На наших глазах начинает формироваться новая, более справедливая торговая система. Именно это имел в виду премьер-министр Новой Зеландии Джон Ки, когда в ноябре 2010 года на переговорах с тогдашним президентом России Д. Медведевым подчеркнул, что «начало работы над соглашением о свободной торговле является самым важным этапом за 65 лет наших дипломатических отношений с СССР/Россией». Не сегодня и не завтра увидим мы завершение этой работы, но главное – она кладёт начало переустройству Тихоокеанского дома, для обитателей которого присутствие США всё менее желательно, экспансия Китая всё более настораживает, а укрепление позиций России в АТР открывает перспективы, каких прежде не было…

Развитие связей России со странами Тихоокеанского бассейна не только отвечает коренным тенденциям развития мировой экономики, но и даёт России возможность увереннее чувствовать себя в отношениях Западом. Переговоры по созданию зоны свободной торговли со странами Юго-Восточной Азии означают и возможность привлечения инвестиций из ЮВА в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Зона свободной торговли стран Таможенного союза (Россия, Белоруссия, Казахстан) и Новой Зеландии может поэтапно расширяться, во-первых, на те страны, которые уже имеют ЗСТ с Новой Зеландией — Японией, Австралией, Сингапуром, Чили и Брунеем. А во-вторых — на страны СНГ, входящие в зону свободной торговли с ТС, — Украину, Молдавию, Армению, Киргизстан и Таджикистан. А это торговый блок 14 государств.

Перед саммитом во Владивостоке уже заходила речь о том, что после соглашения о зоне свободной торговли с Новой Зеландией аналогичный документ намечено подписать между Россией и странами Европейской ассоциацией свободной торговли.

Преимущества такого торгового союза очевидны, и понятно, почему новозеландцы потянулись от своего «старого друга» США к новым трём, объединённым Таможенным союзом. Однако у этой истории есть и особый интерес.

Любой экономический справочник укажет, что Новая Зеландия — развитая страна с рыночной экономикой, конкурентоспособной на мировом рынке. Что основу её экономики составляют сельское хозяйство, обрабатывающая и пищевая промышленность, туризм. Что страна входит в число крупнейших поставщиков шерсти на мировом рынке. На долю Новой Зеландии приходится около четверти (!) мирового экспорта молочных продуктов — сливочного масла, сыра, сухого молока. Есть и такие статьи экспорта, как баранина, говядина, рыба, древесина и изделия из нее, продукция садоводства — яблоки, груши, киви…

Страна, где нет нефти и газа, крупного промышленного производства, кормит четверть мира молокопродуктами…

При этом объем ВВП Новой Зеландии на протяжении уже более 10 лет постоянно растет. Соответственно растет уровень национального дохода на душу населения. 26,3 тысячи долларов в 2007 году (21-е место мире), в 2010-м — 28,8 тысячи.

Что дает силы экономике страны с небольшим населением в 4,5 миллиона человек? Ответ лежит на поверхности. Главный новозеландский поставщик молочных продуктов на мировой рынок – «Фонтерра» (Fonterra). Владеют «Фонтеррой» не олигархи, а 11 тысяч новозеландских фермеров. Те, кто поставляют молоко своих коров на переработку. И это почти всё (95%) новозеландское фермерство. А руководят они компанией через 35 местных Советов акционеров, которые избирают Совет директоров, управляющих компанией, а также человека, должность которого называется Milk Commissioner (если угодно, «молочный комиссар») и который следит за тем, чтобы все проблемы, возникающие между фермерами и Советом директоров, решались быстро и по закону.

Советы акционеров представляют интересы фермеров и инвесторов в «Фонтерре» и следят за тем, как работает совет директоров. Если кому-то покажется, что в Советском Союзе это «уже проходили», он очень ошибётся. В государствах, возникших на развалинах СССР и испытавших последствия деградации производительных сил, это ещё только предстоит пройти. Не стоит, конечно, думать, что зона свободной торговли с Новой Зеландией научит грамотному сочетанию капиталистических и социалистических методов ведения современного хозяйства, но возможность лучше узнать, как работают эти модели в экономически развитых странах, появится.

— Елена Пустовойтова

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.