Долгов: о проданных в Америку детях

Тема запрета усыновления российских детей американскими семьями сегодня в фокусе общественного внимания. «Закон Димы Яковлева» вызвал сильный резонанс, побудил общественность к анализу ситуации в области усыновления, породил немало вопросов, эмоциональных суждений и даже мифов.

В таких условиях, на наш взгляд, нелишним будет более детально остановиться на объективной мотивационной базе этого запретительного решения. Постараемся заглянуть вглубь – как в США обстоят дела с приемными детьми. Разберемся с потенциальными рисками в плане обеспечения и защиты их законных прав и интересов.

Оперировать будем лишь фактами и статистикой из американских источников. Благо исследований на эту тему, различных докладов и отчетов НПО, официальных органов власти США имеется предостаточно.

Общая ситуация с насилием в отношении несовершеннолетних в США мрачная. Правозащитники подсчитали, что за последние десять лет в этой стране от рук собственных родителей и преступников погибло более 20 000 детей. Это в три раза больше американских потерь в военных кампаниях в Афганистане и Ираке.

Согласно докладу Министерства здравоохранения и социального обеспечения США, отчетам Управления по юридической статистике американского министерства юстиции, в 2010 году жестокому обращению в США подверглись 695 000 детей, из которых почти 1600 погибли (более 79 процентов из них – от рук родителей). Около 80 процентов погибших детей были младше четырех лет. В целом, за этот период в органы опеки США поступило около 3,3 млн. заявлений о предполагаемых случаях насилия в отношении порядка 5,9 млн. несовершеннолетних.

Количество пострадавших от насилия в американских семьях детей в 2011 году превысило 681 000 чел. От рук собственных родителей в том же году погибло 1570 несовершеннолетних.

По данным НПО «Чайлдхелп», ежедневно в США от жестокого обращения погибает не менее 5 детей. При этом, по американским же оценкам, в 50-60 % случаев, когда ребенок погибает от рук взрослых, истинная причина смерти по тем или иным причинам скрывается.

Отчего это происходит, где именно кроются корни такой зловещей статистики – предмет отдельного анализа. Укажем лишь на фактор неучастия США в Международной конвенции о правах ребенка, которая задумывалась и была сконструирована членами ООН с тем, чтобы предложить универсальные действенные механизмы и стандарты обеспечения «наилучших интересов ребенка». Такое «отставание» США от ключевого в этой области международного правового инструментария (Соединенные Штаты – одно из лишь трех государств, не присоединившихся к данной Конвенции) создает очевидные пробелы, которые на деле для детского населения США оборачиваются реальными рисками и ущербом.

Так, уклонение США от участия в Конвенции приводит к тому, что приоритетность прав и интересов ребенка отходят на второй план в сравнении с политическими и идеологическими соображениями, включая заботу американцев о самообороне граждан и национальном суверенитете.

Вплоть до решения Верховного суда США 2005 года по делу «Роупер против Симмонса» в США казнили несовершеннолетних (Конвенция запрещает это). С 1976 года было зафиксировано 22 таких случая.

Особую тревогу НПО выражают в связи с положением в США малолетних преступников. В настоящее время около 7 000 осуждены на пожизненный срок, из которых 2 500 – без права на помилование. В ряде штатов судьи обязаны приговаривать подростков к пожизненному сроку в случае совершения ими определенных преступлений (не только включающих убийство), не принимая во внимание смягчающие обстоятельства.

Противники Конвенции о правах ребенка в США упирают в том числе на незыблемость «традиционных методов воспитания», принятых в этой стране. Каковы эти «методы», говорят данные американской НПО «Родительские права». Один из них – «разумная порка». В школах 19 штатов до сих пор разрешены телесные наказания. По данным общественных организаций, две трети родителей занимаются систематическим рукоприкладством.

Летом 2012 года специальный докладчик ООН по пыткам Х.Мендес обратился к правительству США в связи с поступившей информацией о применении в одной из спецшкол в штате Массачусетс электрошока для лечения аутизма. Образовательный центр в г.Кантон – единственное в мире учреждение для детей, в котором прибегают к т.н. «аверсивной терапии» (помимо электрошока, она включает в себя лишение еды, шлепки, принудительное вдыхание нашатырного спирта и т.д.). Учащиеся в нем обязаны в течение 24 часов в сутки носить специальные генераторы электрошока, которые активируются санитарами с помощью дистанционного управления.

В 2011 году основатель этой школы М.Израэл распорядился уничтожить видеопленки, на которых было зафиксировано, как один из учащихся получил «электрошоковое лечение» 77 раз!

Учитывая вышеприведенное, определить даже приблизительное количество пострадавших в США приемных детей из России, – непростая задача. По самым скромным оценкам, приведенным президентом НПО «Американское профессиональное общество по борьбе со злоупотреблениями в отношении детей» Р.Хьюзом, каждое четвертое международное усыновление в США заканчивается неудачей и приводит к психологическому и/или физическому ущербу для ребенка. Отметим, что выведенная Р.Хьюзом формула – результат сопоставления лишь открытых данных, зафиксированных органами опеки, полицией и иными правоохранительными структурами США. Сколько информации по тем или иным соображениям остается за скобками – можно лишь догадываться.

По сведениям института усыновлений им. Э.Доналдсона, в период с 1971 г. по 2001 г. американцы заполучили в свои семьи более 265 000 иностранных детей. С начала 1990-х гг. число зарубежных усыновлений неуклонно увеличивалось и в 2004-2005 гг. достигло своего апогея – более 22 000 в год. Российских детей за период с 1991 по настоящее время было усыновлено, по разным оценкам, до 60 тыс. При этом только о 19 случаях издевательств над россиянами, закончившимися летальным исходом, нам известно.

По данным общественных организаций, эта цифра занижена в разы. Для понимания ситуации важно учитывать следующее обстоятельство. При усыновлении/удочерении российский ребенок теряет свое исконное имя и фамилию. Идентифицировать именно российских детей из числа десятков тысяч убитых и замученных в США, изнасилованных в тюрьмах (по данным Управления правовой статистики Минюста США, в 2011 году сексуальному насилию подверглись порядка 216 000 заключенных тюрем и исправительных учреждений для несовершеннолетних), тысяч детей, находящихся в США в пожизненном заключении, не представляется возможным. Разве что если об этом пожелают заявить их родители или органы опеки, но это случается редко.

Последнее было бы реальным при условии адекватного соблюдения американцами Соглашения о сотрудничестве в области международного усыновления, подписанного с Россией в 2011 году. На деле такой воли не прослеживалось. Практически сразу после вступления в силу этой договоренности – наши американские партнеры стали ее нарушать. У всех на слуху история с шестилетним Максимом Бабаевым, которого чета Трейлоров подвергала различным истязаниям, а в итоге отделалась мягким неадекватным приговором. Вдобавок ко всему наших консулов принципиально не подпускали к российскому ребенку, не позволяли удостовериться в его морально-психологическом и физическом состоянии. Объясняли это тем, что во Флориде свое законодательство. Наше упомянутое соглашение, а также действующая российско-американская консульская конвенция 1964 года – как горох об стену. Государственный департамент США (головное ведомство с американской стороны, отвечавшее за реализацию соглашения) как бы ушел в сторону. Мол, штат – есть штат, там свои порядки. Иными словами – закон штата важнее международных обязательств США. Для чего тогда было подписывать это соглашение?

Справедливости ради оговоримся, что подобное по сути саботирование не повсеместно. В некоторых штатах судьи адекватно реагировали на ситуацию. Шли на должное взаимодействие с российскими дипломатами. Однако спорадичность и бессистемность в этой сфере не могут и не должны нас устраивать, когда речь заходит о защите интересов малолетних россиян. Надеяться на авось и уповать на возможное благодушие очередного представителя американской Фемиды – несерьезно, необходима адекватная профилактика.

О примерах «правосудия» и степени ответственности за усыновленного ребенка со стороны его приемных родителей в США хотелось бы сказать отдельно.

Фактом остается то, что в случае неудачных иностранных усыновлений американское общество, правоохранительные органы и суды склонны вставать на сторону своих граждан-усыновителей, а не приемных иностранных детей. Применительно к российским детям причину бед (включая издевательства на грани пыток наподобие принуждения к стоянию на холоде, «вдыхания» слезоточивого газа и т.п.) они объясняют «плохой российской наследственностью» и «детдомовским прошлым». В США даже сформировалась целая группа псевдоэкспертов-«психологов», которые за соответствующее вознаграждение (300-400 долл. США в час) готовы доказывать наличие соответствующих расстройств у ребенка, если он родом из России.

Не без помощи таких «специалистов» американцам, мучившим приемных детей из России, удавалось уйти от ответственности или отделаться символическими наказаниями. Как известно, в 2008 году суд графства Фэйрфакс полностью оправдал М.Хэррисона, оставившего своего 21-месячного сына Дмитрия Яковлева привязанным в машине на 9 часов в 50-градусную жару. Супруги Крейверы получили 16 месяцев тюрьмы за «убийство по неосторожности» Ивана Скоробогатова (после смерти на теле мальчика было обнаружено 80 ран, включая тяжелейшую черепно-мозговую). Б.Дикстра был признан невиновным в причинении смерти усыновленному им Илье Каргынцеву, несмотря на то, что американские судмедэксперты заявляли о неправдоподобности версии отца, будто бы мальчик упал с лестницы.

За аналогичные преступления против американских детей их родители, как правило, приговариваются к пожизненному заключению. В частности, недавно в прессе сообщалось о 99-летнем тюремном сроке, который получила мать, приклеившая к стене руки дочери, а другая горе-родитель заработала пожизненный срок, забив до смерти своего 4-летнего ребенка.

Еще один дополняющий картину элемент – коррумпированность усыновленческой сферы в США. В начале 2000-х гг. американские СМИ запестрели сообщениями о коррупции и похищении детей агентами по усыновлению в Камбодже, Вьетнаме, Гватемале, Румынии, Гаити. НПО забили тревогу: устройство детей за границу превращается в торговлю людьми. В итоге в 2004 году под давлением Европейского союза все международные усыновления – «до наведения порядка во внутреннем законодательстве» – запретила Румыния, в 1990-х гг. ежегодно «поставлявшая» в США по 2000-2500 детей. Болгарии Европарламент также рекомендовал «принять срочные меры, чтобы международное усыновление использовалось исключительно как крайняя мера».

В Камбодже, где американские посредники массово уговаривали матерей отказываться от своих детей за 20-50 долл. США или обманом обещали им устроить малышей в сиротские дома «до лучших времен», официальный запрет на передачу сирот за границу был введен в 2009 году Временные моратории также вводились в Гватемале (в 2008 году эта страна была главным «поставщиком» детей для приемных семей в США), Киргизии и Украине. Из-за коррупционных скандалов прекращено американо-вьетнамское соглашение об усыновлении.

При этом, вопреки расхожему мнению, в самих США сохраняется немалая «армия» брошенных детей. По информации, приведенной Министерством здравоохранения США, их количество на данный момент превышает 400 000 чел., а СМИ повторяют заученный лозунг о том, что в стране после Второй мировой войны, мол, ликвидированы все детские дома. Официальные данные свидетельствуют об обратном. По состоянию на 2011 год 24 000 несовершеннолетних американца проживали в «групповых домах», порядка 35 000 в «учреждениях». Это без учета никому не известного числа детей, от которых родители официально не отказались, но устроили в различного рода «деревни» и «ранчо» для «трудновоспитуемых» (по терминологии минюста США, «склады для детей»).

Кстати, только через одну из структур подобного рода – «Рэнч фор кидс» (или «ранчо для детей»), расположенную в штате Монтана, – за 8 лет ее существования «прошли» порядка 400 ребят, усыновленных из России (чуть меньше половины от числа усыновленных за 2011 год). Незадачливые американские усыновители сдавали надоевших им приемных детей, что называется, на ответственное хранение – с глаз долой. Наши неоднократные требования обеспечить надлежащий консульский доступ к содержащимся там россиянам, рутинно игнорируются. Автор лично имел возможность вместе с Уполномоченным по правам ребенка при президенте России П.А.Астаховым простоять несколько часов перед закрытыми воротами «ранчо» в надежде на осуществление согласованного ранее с государственным департаментом США визита к нашим детям. Однако местные власти нашли массу отговорок этого не допустить. Самая главная – не позволительно по закону о религиозных образованиях, прикрываясь которым Дж.Стеркель (основательница «Рэнч фор кидс» и давнишний делец усыновленческого бизнеса в России) содержит этот «приют».

Факты остаются фактами – усыновленный российский ребенок в США может оказаться в роли ненужной заморской игрушки, от которой в случае необходимости без особых последствий можно легко избавиться. Примеров, подтверждающих такое положение дел, – не один и не два. Имеем ли мы после этого моральное право игнорировать такой риск? Стоит ли нашим детям продолжать играть в эту «американскую рулетку»? Вопросы риторические, и ответ очевиден.

«Закон Димы Яковлева» – трудный, но адекватный сложившимся реалиям шаг. Голословно критикуя его, американцы стыдливо не указывают на те системные комплексные меры, которые принимаются в России для выправления внутренней ситуации с усыновлением. Здесь, кстати, уместно будет упомянуть, что Конвенция ООН о правах ребенка однозначно указывает на приоритетность развития национального усыновления. Международное – лишь альтернативный вынужденный шаг, требующий при том тщательного анализа и взвешенности, сопоставления потенциальных рисков и возможных преимуществ условий предполагаемой страны усыновления.

По приемным россиянам в США на данный момент накопился критический багаж проблем. Это объективно подтверждает высокий риск дальнейшего использования «американского направления» усыновления. Перед нами стоит первостепенная задача – обеспечивать права и интересы уже усыновленных в США российских детей. Надеемся на должное взаимодействие со стороны партнеров в Соединенных Штатах в деле решения этой гуманитарной задачи. Рассчитываем, что многочисленные заявления американских должностных лиц, законодателей и представителей общественности на счет заботы о судьбе российских детей из деклараций превратятся в конкретные шаги. Что делать – в Вашингтоне прекрасно знают. Мы, в свою очередь, к работе готовы и будем настойчиво добиваться полноценного соблюдения прав и интересов наших детей, находящихся в приемных семьях в США, задействуя для этого все имеющиеся дипломатические и правовые рычаги, включая двустороннюю Консульскую конвенцию 1964 года.

— К. Долгов

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , ,

Комментарии запрещены.