Каренси борд: pro et contra

А сейчас, в продолжение статей о CB, давайте еще немного поговорим «о хорошем» и разном.  О средствах финансовой «войны» и возможностях «мирного», гармоничного ведения хозяйства. И каким боком тут «Currency Board». Попробуем не описывать ситуацию однобоко («Карренси борд это плохо. Недостаток денег. Колония. Адназначна» — Такого пока хватает в информационном пространстве.

Да, собственно, и «мы сами» прилагали к этому руку), а вплести это  понятие в некую, насколько возможно «полную» и «непротиворечивую» картину валютных взаимоотношений между странами. Отыскать «плохие» и «хорошие» стороны. И можно ли на них «сыграть», добившись конкурентного преимущества в противоборстве между странами? Рассмотреть различные эффекты, которые обязательно нужно учитывать при оценке «хорошо» или «плохо». Разобраться, как поступать стране, находящейся в «дружественном» или «враждебном» окружении. Внятно проговорить и обратить внимание на некоторые экономические «механизмы» и закономерности, которые пролетают мимо «сознания» «ученых-экономистов» («пролетают» даже несмотря на то, что они способны полностью инвертировать ход их рассуждений, превращая «плюс» в «минус» и наоборот. Их дискретная логика, видимо, не позволяет удерживать в голове многозадачные, ветвящиеся структуры и допускать мысль, что они могут изменять свои свойства во времени в зависимости от «окружающей среды».).

Зачем это нужно? К сожалению, множество патриотов своей страны относятся к карренси борд не как к явлению, посредством которого обеспечивается «стыковка» между собой совершенно различных экономических механизмов и структур. (Которые сочетаются, взаимодействуют, влияют друг на друга.) Currency Board для них — это нечто неизменное и «навсегда данное». Эдакая «вещь в себе», сам факт наличия которой уже определяет дифференциацию на «хорошо» или «плохо».

В результате они видят только маленький фрагмент, а не картину в целом. И любой банкир может легко «поставить их на место«,  лишь приведя простейший контрпример.  Но ведь сам по себе «пример», в отрыве от описывающей процесс логики, не значит ничего. (Их всегда можно отыскать множество, причем совершенно различных и при этом абсолютно ничего не объяснить. Да и иллюстрировать эти «примеры» могут совершенно разные процессы, будучи притянутыми «за уши» лишь по отдельным, формальным признакам.) В результате «догмат веры» повержен не вписывающимся в него очевидным «примером», а непонимание логики работы рассматриваемого финансового механизма обеспечивают крах всей «теории», которой они хотели «увлечь массы».

Патриоту, не осознающему всего богатства вариантов взаимодействия обсуждаемых понятий, этого оказывается достаточно. Поэтому банкир удовлетворенно слышит лишь бессильную «пену» оскорблений от поджавшего хвост противника, уползающего в свою конуру.

Как говаривал по аналогичному поводу товарищ Сталин, — «Ясно, что арсенал «новой оппозиции» незавиден, если вообще можно назвать его арсеналом. Этот арсенал не для борьбы. Тем более он не для победы.

Ясно, что с таким арсеналом партия «в два счёта» загубила бы себя, если бы она полезла в драку, — ей пришлось бы просто капитулировать перед капиталистическими элементами нашего хозяйства.»

Этот текст не претендует на исчерпывающий анализ такого явления как Currency Board. Он только пытается проследить различную комбинаторику и взаимное влияние факторов, способных привести к развитию или деградации своей страны. Выделить элементы, на которые необходимо обращать пристальное внимание. Обрисовать контуры потенциальных, «финансовых ловушек», с целью минимизации попадания в них. И, самое главное, попытаться объяснить, что Currency Board может быть не только страшилкой для маленьких детей, но и грозным финансовым оружием в умелых руках.

В любом случае, — не принимайте приведенных здесь построений и утверждений «на веру». «Картина мира» может быть иная. Это просто предлагаемый вариант, который кажется мне «внутренне непротиворечивым».

Но он может быть неполным. Я могу ошибаться или не учитывать какие-то важные факторы. Читайте критично. Думайте, сопоставляйте, ищите примеры, увязывайте их в логические схемы, выстраивайте объяснения. Чем шире будет картина описанных взаимосвязей различных экономических факторов, тем больше степеней свободы для «маневра» будет у вас в распоряжении и тем богаче арсенал для противодействия возможной внешней финансовой агрессии.

В общем случае, сколько я ни раздумывал над режимом карренси борд, — это «палка о двух (если не более) концах», которые можно рассматривать с различных точек зрения. Это один из механизмов, консервирующих и усиливающих экспортную специализацию страны. И, естественно, тут всплывают немаловажные «нюансы», учет которых способен вывернуть всю логику рассуждений наизнанку. Да они еще и вложены один в другой как русская матрешка. «Ключом», открывающим каждый новый слой, всегда является стоящий сбоку «незаметный рояль», который все видят, но в суетливой беготне мимо — никто не замечает.

Сначала «О Войне»:

Хотелось бы сразу отметить, что даже в условиях навязанного «Currency Board» у страны имеется не такое уж маленькое «окно возможностей» для активного противодействия «неоколониализму» и своего развития. Нужно только чуть шире посмотреть по сторонам и увидеть ситуацию не только «на своем пятачке», где топчутся, выбиваясь из сил любители и профессионалы «перетягивания каната» между странами. Давайте, все-таки, попробуем осознать, что экономика (тем более в масштабах планеты) — замкнутая штука. И если «вы» по каким-то причинам не можете перетянуть канат на свою сторону… то вы, вдруг вспомнив, что канат этот представляет собой замкнутое кольцо, — можете пробежаться по нему и дернуть «за спиной у противника». Вполне возможно, что он опрокинется.

Да, разумеется, когда перетягиванием занимаются «слоны», — «мышам» тут хоть бегай, хоть не бегай… Но такая страна как Россия — не мышь. А возможности… они таки есть. Давайте их поищем. Точнее говоря, попробуем выстроить «логические цепочки» из всем известных экономических банальностей.

Глупо? Экономисты уже все выяснили и констатировали, что «мала денег»?

Возможно. Но почему бы не пофантазировать? Может быть у нас получатся какие-то другие «результаты», которые не будут иметь к количеству денег никакого отношения?

(!) Для наших рассуждений важно понимать, что в условиях привязки национальной денежной единицы к внешней валюте, только экспортер является «первичным источником» получения «новых» (для данной экономики) денег и он же их распределяет далее по цепочке заказов внутри своей экономики. Таким образом экспортер формирует ее структуру под производство ограниченной номенклатуры товаров, востребованных на внешних рынках. И этим же экспортер подавляет производство товаров, востребованных внутренней экономикой, делая ее вторичной и «управляемой» извне. Так как она становится зависимой не от внутреннего спроса, а от «внешних» денежных притоков экспортеров, от которых ей перепадают крошки в самом конце цепочки заказов экспортера.

Причем (! и это еще более важно понимать) , что чем более раздробленными становятся цепочки внутренних производственных циклов, чем больше они «замещают» свои недостающие фрагменты «импортом» (который «дешевле» и «выгоднее»), тем более беспомощна и «управляема извне» страна. Любой «чих» на внешних рынках рассыпает ее производственные циклы на недееспособные фрагменты. Сиди кури. Нет «исходников» или «рынков сбыта». Все они доступны только через «внешние» валютные обмены, обеспечивающие сборку «глобализированной производственной базы» (которая раздроблена на весь мир) в работоспособную конструкцию. И которая неподвластна «внутренней» системе управления.

(!) Именно «дробление» производств на прямо «нестыкующиеся» между собой фрагменты является основным «порабощающим» инструментом любых агрессивных внешних воздействий на страну. (в «нео-колониальном» смысле) В принципе, страна «колония» может производить даже высокотехнологичную продукцию. Этого никто «не запрещает». Для «внешнего управляющего» важно лишь то, чтобы страна не контролировала полный технологический цикл от добычи сырья до готового к потреблению изделия. Только какой-либо из «фрагментов».

Страна должна стремиться сохранить целостность(!) и управляемость собственной экономики. Не допуская фрагментирования технологических цепочек путем включения в их «разрывы» импорта и возникновения «слишком больших, чтобы упасть». Так, к примеру,  «культурист» с одним накачанным бицепсом не является самодостаточным «жизнеспособным организмом». Когда его «бицепс» перестает быть нужным на внешних рынках, — он уже не культурист, а обычный «задохлик».

Сама по себе CB не имеет прямого отношения к раздроблению производственной базы страны. Но благодаря своей ориентации на экспорт, ее воздействие на внутреннее производство в чем-то аналогично «фритрейдеству» (свободной торговле) хорошо разобранной у Фридриха Листа. С одной стороны, введение карренси борд дополнительно фиксирует сырьевую составляющую для отсталой страны (точно так же как и «свободная торговля», только немного другими механизмами).

Но(!) в то же время в ситуации «промышленно развитой страны» этот же режим фиксирует и усиливает ее промышленный потенциал. И может оказаться весьма полезным для ее развития. (Точнее говоря не «развития», а структурной перестройки производств в сторону «высоких технологий». Почему это не обязательно является «развитием» и что вообще под этим термином можно подразумевать, мы рассмотрим ниже.)

Чтобы перескочить «потенциальный барьер» разделяющий «отсталую» и «высокоразвитую» страну нужно совершить «силовой рывок», который не может быть реализован в «микроэкономической» логике «прибыли». В ней он неоправдан.

Это, конечно, прозвучит ересью с точки зрения «современной экономической науки», но «рыночные механизмы» основанные на «рентабельности» и «прибыли» являются «естественным» «потенциальным барьером«, препятствующим переходу сырьевой страны в ранг «высокоразвитой» своей «экономической (не-)целесообразностью».

   

Подобный «прыжок» через потенциальный барьер можно совершить только «нерыночными», «силовыми» способами. С невероятным напряжением всего общества.

   

Но если этот «нелогичный» (с точки зрения «рыночной целесообразности») рывок совершен, то те же самые механизмы, которые не позволяли стране «развиваться», теперь работают на нее. И тогда с СВ нужно не бороться, а напротив, поощрять, если не хотите чтобы  вас выдавили из «высокотехнологичной» потенциальной ямы (с помощью поднимающегося «дна») ушлые конкуренты. При профиците «дно потенциальной ямы» стремится из «вогнутого» стать «выпуклым». Тогда «вы» скатитесь незнамо куда. И не факт, что обратно в «сырьевую яму», которая может быть уже занята, или истощена ресурсная база. Да и потенциальный барьер обратного восстановления «сырьевой промышленности» тоже никуда не делся. И чтобы вытеснить конкурента с внешнего рынка, «вам» нужно будет «выкопать яму» еще глубже и, таким образом, «подкопаться под конкурента» сильно потеряв в торговом балансе. (СВ «умеет» стабилизировать или даже регулировать, при незафиксированной «де-юре»(«Классификация режимов обменного курса» стр.40) курсовой политике  уровень этого «дна» по сравнению с другими странами на мировом рынке.)

Кстати ровно то же самое касается и «сырьевых стран». «Вас» ведь могут вытеснить и из удобной сырьевой «ямы», если «вы», поднимая курсовые «цены» своей валюты, требуете «повышенный объем импорта» и тогда будет совсем печально. «Вы» потеряете рынки сбыта и, соответственно, доступ к валюте. И таким образом будете исключены из процесса международных обменов. Здравствуй, Куба.

Сбалансированный торговый баланс, конечно, замечательная штука, но тогда Вы находитесь «на плоскости», а не в устойчивой «ямке». И откатить вас «в сторону» чуть более ушлому конкуренту не составляет никакого труда. Вы просто лишаетесь рынков сбыта и… без валюты удивительно быстро осознаете, что «ваша» реальная экономика не готова к автономному существованию. Ой!

А ведь при торговом профиците, без использования инструментов CB, ваша туземная денежная единица растет автоматически.

(Если кто-то хочет поспорить с тезисом о непрерывно «растущем рубле», то пусть объяснит тот факт, что ежегодная «инфляция рубля» за последнее десятилетие составляла «десятки процентов». Инфляция «доллара» составляла «единицы процентов». А курс рубля к доллару, как болтался на уровне 1/30, так и сейчас находится там же.

Как так?! Рубль ведь по поверхностной логике уже должен быть «ниже плинтуса», а его еще и «карренси бордом» приходится лупить по голове, чтобы не рос по отношению к доллару (путем скупки валюты за рублевую эмиссию. Иначе импорт будет слишком дешев и это убьет собственную промышленность). И одновременно «резать» стабфондом внутри страны, чтобы не «инфлировал» (по отношению к товарам внутренней экономики). Причем оба процесса (одновременной «внутренней» инфляции и «внешней» ревальвации рубля) находятся в противоречии и, в то же время, вполне объективны. Почему? Совместите это «кажущееся несоответствие» в едином, непротиворечивом описании финансового механизма, и многие вещи станут понятнее.)

Совершив «силовой прыжок», страна может оказаться по другую сторону потенциального барьера в аналогичном устойчивом, самоподдерживающемся состоянии высокотехнологичной «потенциальной ямы» и начинает считаться «высокоразвитой». «Азиатским тигром». Грубо говоря, именно этому учил в свое время Фридрих Лист. («Развитие» идет по цепочке. Протекционизм — технологический рывок — открытые рынки — благоденствие.) И к этому же призывают многочисленные «модернизаторы».Это вроде бы неплохо для страны.

(!) Но… Не все столь просто и однозначно.

Во-первых, нужно разобраться с определениями. Что такое современная «модернизация»? Смысл этого мутного термина для меня далеко не очевиден. Это  «бесконечное развитие» и «повышение международной конкурентоспособности» нескольких гигантских «высокотехнологичных» производств, для «всепобеждающего экспорта» в рамках международного разделения труда? А значит снова «за рыбу деньги» — «низкие ставки», «пузыри»,  «гонка капиталообразований», «рост»…

Простите, не хочу даже углубляться. Уже разбирал. Это очевидный экспоненциальный тупик с пропастью в конце. В приличное общество с подобной глупостью уже просто не пускают.  Даже в преамбуле Отчетного доклада Ху Цзиньтао XVIII съезду Компартии Китая присутствуют слова о том, что Китай «ни в коем случае не должен копировать западные модели развития». Но нашим «экономистам», боюсь, до подобной «глубины глубин» понимания еще далеко. Обезьянничать, копируя поведение «развитых стран»  устраивая «гонки капиталообразований» проще, чем думать самим.

(Только еще раз напомню подобным «модернизаторам». Тупое копирование идей Листа, в современных условиях уже не пройдет. Почему? Потому, что в «высокотехнологичной сфере», (пути к которой описывал Лист) конкуренты уже существуют и выгода в международных обменах для стран «производителей высокотехнологичной» продукции как минимум неочевидна. А значит, счастья, «как во времена Листа», уже не получится. Уже приходится быть «как все». Бери «Карренси борд» в руки и с ее помощью копай свою «потенциальную ямку» на «высокотехнологичном рынке». Иначе вылетишь из процесса международных обменов вместе со всеми своими «высокими технологиями». И будешь их есть сам вместе с пустой кашей.)

Или же «модернизация» — это осмысленная структурная перестройка экономики страны? С целью сделать ее сбалансированной, устойчивой, стабильной во времени структурой?

Вот этот вариант мне более интересен для обсуждения, чем отвечать на вечный вопрос ущербных на голову «экономистов», — «на чем еще можно надуть очередной пузырь» чтобы с его помощью него «влились деньги» в экономику, «которая испытывает денежный голод»? Чтобы протянуть еще год…, месяц…., неделю…, ну хотя бы еще полчасика до «обрыва»…

Ответ на который прост и однозначен как табуретка, — «залоговое имущество» (реальное или виртуальное). Но совершенно неприемлем ни по возможным к использованию «механизмам» (А именно, — остаточная приватизация всего, что только удастся оторвать от государства, заложить и монетизировать в банковской системе), ни, что важнее, — по своим долгосрочным последствиям. (все равно «обрыв», но чуть позже и уже глубже)

(!) И во-вторых, — предварительно крепко запомнив, что тогда, когда Фридрих Лист создавал свою теорию, «высокие технологии» не имели конкурентов… (Эта «потенциальная яма» была всего одна. Выкатить «высокотехнологичную страну» из нее было просто невозможно. Некому катать). Поэтому сейчас, с высоты его учения, мы уже можем посмотреть чуть дальше. И спустя полтораста лет позволить себе заметить очевидное — что в действительности, «приобретенные конкурентные преимущества» это не «панацея» и не «вечная нирвана счастья», а просто другая сторона все той же «зыбкой» ситуации сужающегося отраслевого спектра.

Что является элементом практической реализации старой поговорки — «разделяй» (производственные сегменты на различные страны) «и властвуй» (допуская или не допуская их к обмену продукцией). И плевать уже, кто там печатает деньги (в конкретных странах).

Другими словами,  «высокотехнологичная страна» может «выигрывать» в трансграничных обменах лишь благодаря исключительности своего положения. При массовой «неразвитости» остальных. Как во времена Листа.

Если же «развитых» становится много, то они точно так же вынуждены демпинговать, конкурировать между собой за рынки сбыта и «играться с механизмами типа карренси борд», как и сырьевые страны.

Кто выигрывает? Демпингующий? Нет. Он таким образом в свободной конкуренции всего лишь завоевывает право на доступ к системе международных обменов. Так как «просит» наименьшую оплату (в виде валюты, а значит встречного импорта) за свой труд. (Мы не рассматриваем дополнительную методику «выгребания» покупательной способности «стран производителей» при помощи виртуальных или легко тиражируемых товаров. Типа «интеллектуальной собственности», лицензионных «платежей», продажи «прав», копий «Windows», смартфонов… и т.п. А только финансовые инструменты.)

Конечно же в выигрыше оказывается «страна-организатор» «международного рынка». Но никак не «страна производитель», чего бы то ни было, находящаяся в условиях международного разделения труда.

Банально. Не правда ли? Это «все» говорят. Но, что важно. Далеко не всегда проводят однозначную черту, разделяющую «высокотехнологичную» страну и страну эмитента «ЕМС». Зачастую смешивая их в одну кучу, как будто это «само-собой разумеется». Тем более что «признаки высокотехнологичности» могут присутствовать и у «эмитента ЕМС». Но это не одно и то же. И данное смысловое разделение важно для понимания.

Да, разумеется, эмитент ЕМС может быть и «высокотехнологичным». Но он может быть и вообще «никто» (как страна производитель). При этом вся величина ценового и курсового «демпинга», который осуществляют «производящие» страны, поставляя продукцию на мировой рынок для обмена, будет законной добычей страны эмитента (-ов).

Почему? Ну представьте себе простой пример:

Две страны контрагента, — «высокотехнологичная» и «сырьевая», занизив в процессе конкурентной борьбы с производителями аналогичной продукции (не важно какими механизмами, пусть будет все тот же CB.) «валютную» стоимость товара на условные «20%» по сравнению с ценами мирового рынка, поставляют на внешний рынок свою продукцию. Естественно их валютный доход составит лишь 80% от цены их товара на мировом рынке. Это величина их реального, платежеспособного спроса. Но покупают то они на «внешнем рынке» товар контрагента по мировым ценам. Куда уходят условные «20%» поставленного ими на мировой рынок товара? Правильно. Посредством создающих разницу цен, -«офшорных прокладок» или сохраняемых производящими странами «валютных резервов» (в виде долговых обязательств), — эта, не реализуемая ими покупательная способность уходит в страну «организатор мирового рынка». (И если по каким-то причинам не уйдет, то товар просто не будет продан на эту же величину.)

Другими словами, если бы «цены мирового рынка» были бы равны (с учетом курса) «внутренним ценам», то эмитент ЕМС не заработал бы ничего. Даже «процент по кредиту в валюте ЕМС» был бы под большим вопросом. Ведь то, что цена товара номинирована в ЕМС, не означает реальной потребности в валютном кредите для осуществления обмена (торговли). Обыкновенный клиринг.

(Не буду сейчас развивать тему межстранового «клиринга» и равенства «внутренних цен» и «цен мирового рынка», но просто укажу на нее, как на один из(!) возможных способов противодействия страны «внешнему финансовому порабощению». Только не надо за него хвататься как за «панацею», как некоторые хватаются за формальный «отказ от карренси борд».  Это «вам» не просто с цифрами поиграться. Для этого требуется все та же (предварительная) РЕАЛЬНАЯ перестройка собственного хозяйства с целью сделать его «самодостаточным» просто проводимая по другим «правилам игры».

Если «вы» этого не понимаете и рассуждаете «в деньгах» как «самостоятельном богатстве», а не в «потоках товаров «переносимых» и учитываемых с помощью этих денег», то даже не беритесь. Так как «таких дров наломаете…», когда заблокируете систему товарного обмена страны, что мало «вам» не покажется.

Цены нужно выравнивать «все», а не только на «энергоресурсы по требованию Евросоюза», убивая остальные отрасли.

«Выровнять цены» можно и обычным повышением курса своей валюты. (тем более, что для рубля это наипростейшая задача. Он сам стремится к ревальвации при профците внешней торговли. Всего лишь не скупай в резервы валюту и он сам полетит вверх.) Но если «вы» рассуждаете в торгашеских категориях «прибыли» при трансграничной торговле,  то вы просто устремите экспорт к нулю. (Для этого нужно немногое. Достаточно лишь вашему экспорту оказаться «на копейку дороже» чем в целом «по миру») Таким образом, в отсутствии валюты «вы» обнулите и импорт. Казалось бы ерунда, но при несамостоятельном внутреннем хозяйстве вы просто «выбьете» из под имеющегося у «вас» производства поддерживающие его «костыли» импорта. (Во всех тех фрагментах производственных цепочек, где у «вас» нет импортозамещающих производств.) Остановив вообще все производство в своей стране. Ну что толку, если ваши «самолеты будут без шасси», «грузовики без аккумуляторов», «станки без резцов», «компьютеры без ЖК-матриц»? А «вы» всех этих «мелочей» не производите. Без которых все это — просто куча хлама.

Если же ваша экономика сбалансирована ценами во всех критически важных отраслях и влияние импорта на нее невелико и «некритично», то «вы»  можете установить практически любое курсовое соотношение по отношению к внешним валютам. Так как «ваша» страна становится «нейтральна» по отношению к валюте. Если же в «ваших» «производственных цепочках» есть «зияющие бреши», которые «вы» заполняете импортом, то «внешний финансовый агрессор», ухватив «вас» за эту «ниточку импорта», размотает «вам» не только весь «свитер вашей экономики», но и оставит без носков.)

А высокотехнологическая страна… Ну и что, что «вы» высокотехнологическая страна. Пусть даже работаете «вы» уже не киркой а «елозите мышкой по столу», но процветание подобной «высокоразвитой» страны возможно лишь в преобладающем окружении «низкоразвитых», сырьевых контрагентов. Если подобных стран становится «относительное меньшинство», то тихое благополучие «высокоразвитой» находится уже под большим вопросом. Ведь в таком случае обмен ее товаров на сырьевые поставки будет становиться тем более невыгодным, чем более истощаются рынки сырья. И с трудом достигнутое «высокоразвитое процветание» может обнулиться и даже изменить знак и превратиться в «не-сырьевое проклятие«. Тем более, если вы сами уже выработали свои источники сырья. И каждый, продаваемый «вами» «ноутбук» будет уже продаваться «на вес», с десятью легальными лицензиями «Windows 12″ в подарок… и то брать не хотят. Вот такой вот «Фридрих Лист наоборот» получается.

(Разумеется, подобное деление на «сырьевые» и «технологические» страны довольно условно. Т.к. страны вполне могут сочетать как высокие технологии, так и экспорт, например, «глинозема». Просто потому, что его может быть много и «на поверхности». Поэтому я подчеркну, что деление на «сырьевые» и «технологические» «потенциальные ямы» мы примем «для простоты».

Тем не менее, данное замечание не обессмысливает наши рассуждения. Почему? В «наблюдаемой реальности» высокотехнологичная «Германия» не хочет добывать у себя уголь, хотя и обладает его запасами. Невыгодно это. «Экономически нецелесообразно», ведь шахтерам придется платить по «германским» расценкам и следить за экологией и безопасностью при добыче по «германским» критериям, что сделает добытый уголь воистину золотым. Это «разные» типы экономик и смешивать их в одной среде «конкурентной, экономической целесообразности, играющей по одним правилам и общим законам», как минимум, трудно. А может быть и невозможно.)

На основании вышеизложенного попробуем сделать некий «обобщающий вывод»:

Для стран с неразвитой системой управления (так называемые «демократические» страны, находящиеся в условиях культивируемого управленческого хаоса «рынка»), возможны два относительно устойчивых состояния экономики. Это нахождения в условиях «потенциальной ямы». «Сырьевой» (условно «нефть») или «высокотехнологичной» (условно «автопром», «смартфоны») экономик. Оба варианта «экономик» находятся «в потенциальной яме» благодаря реализации «конкурентных преимуществ Рикардо«. При этом «сырьевая» экономика реализует свои «естественные» преимущества. А «высокотехнологическая» — «приобретенные». Оба типа производительных экономик не могут существовать без товарного обмена друг с другом. И оба не могут контролировать этот обмен. (Его контролирует «третья сторона». «Сторона» организатор «мирового рынка». «Страны» тут могут быть и вовсе ни при чем. Они не более чем «порты приписки» для этой «третьей стороны». И такая страна может иметь вполне ощутимые выгоды от подобного симбиоза «страны» и «паразита».) Чтобы хоть как-то стабилизировать свое шаткое положение на международном рынке товарного обмена в окружении конкурентов, они вынуждены использовать занижение своих валют. Т.е. механизмы, аналогичные CB.

Вхождение на «рынок» на условиях «международного разделения труда» сразу же обозначает их роль как «микроэкономических объектов», объектов внешнего управления.

Валютный режим Currency Board для таких стран является способом удержаться в устойчивом состоянии на дне «потенциальной ямы», из которой «страну» выталкивают «конкуренты», «копая себе рядом ямку поглубже».  Таким образом «вы» не можете просто взять и отказаться от Currency Board, сохранив свое положение на мировом рынке. Для этого «вам» нужно или договориться со всеми конкурентами, чтобы они «вас» не выталкивали из рынка и при этом быть уверенным, что они вас не обманут. (Но вряд ли это в ваших силах, так как они вам не подчиняются), или выстроить свою,  самодостаточную (в основных производственных циклах) экономику. Это очень трудно. Для множества отраслей «экономически нецелесообразно». Но вполне возможно для достаточно большой страны или интеграционного объединения неконкурирующих между собой(!) стран. (Евросоюз не предлагать или сначала переделать.)

Т.е. Currency Board — это финансовый инструмент, с помощью которого можно «управлять глубиной дна» и, что более важно, стабилизировать его уровень. Так как при стабильном и ярко выраженном профиците, который необходим для удержания завоеванных позиций на мировом рынке, де-факто растет курс местных денег по отношению к «валюте» и это «поднимает дно», ухудшая конкурентоспособность. (Чем оно глубже, тем стабильнее состояние. Но тем более «проигрышен» внешнеторговый обмен.) Одновременно (как следствие) разрастается инфляция «местных денег» эмитируемых ЦБ на скупку притока иностранной валюты.

Возникают разнонаправленные процессы, когда «международная ревальвация» (рост «рубля» по отношению к «доллару») накладывается на «инфляцию» (обесценивание «рубля» по отношению к местным товарам. Но не к импорту. Так как курс «рубля растет» или «стабилен» при CB.) Возникает сразу несколько взаимоисключающих «нельзя».

1) «Нельзя» перенаправить избыточную массу «рубля», давящую на локальный спрос на «валюту», т.е. на увеличение импорта с целью восстановления торгового баланса. Так как это прямиком ведет к снижению конкурентоспособности. И более скромные в «импортных» запросах «конкуренты» сразу же выдавят из «ямки преимуществ» и отсекут от международного товарного обмена. И…

2) «Нельзя» допускать избыточную массу рубля во внутреннюю экономику, так как это ведет к его обесценению, напрямую увязанным с профицитом внешней торговли.

Кривой подпоркой данным процессам выступает «Стабфонд».

(Страны с развитой системой управления, так называемые «тоталитарные», в принципе могут легко избежать всего этого труднопрогнозируемого «цирка», путем управляемой внутренней коррекции отраслевых цен и монопольной государственной внешней торговли. Но тут нужна определенная смелость, так не удастся все свалить на «невидимую руку рынка», и немного ума, чтобы сохранить и в нужную сторону откорректировать внутренний отраслевой баланс. А для этого нужны осмысленные «цели» и какой-никакой «план». Здесь мы сразу же утыкаемся в «идеологию», без которой никуда. И в ее конституционный запрет, ст. 13 п. 2.

Упс, приплыли. «Машина» есть и даже как-то едет, но куда — никто не знает. А определять цель запрещено даже государству. Таким образом, «едем, куда кривая вывезет».  По указанию «невидимой руки» рынка.

Т.е. до ближайшего «кювета» очередной «потенциальной ямы» экономической целесообразности. И других вариантов в ситуации, когда страна обладает неполноценной и несамодостаточной  экономикой и поэтому является несамостоятельным фрагментом глобализированной экономики, нет. И совершенно неважно «отсталая» ли это страна или «высокоразвитая».)

При этом управление страной делегируется «вовне». Ведь все «управляющие импульсы» получаются экономикой «снаружи» в виде «спроса» внешних рынков, под которые она получает приток «новых денег» в конкретные «точки» (в «экспортеров») и изменяет свою структуру производств. Перестраивая ее под требования и запросы экспортеров.

Подобная конструкция стабильна настолько, насколько стабильны «внешние рынки». А они нестабильны. Да и конкуренты от голода готовы на любые потери, лишь бы получить доступ к товарным обменам.

— Виновен ли в подобной ситуации и Currency Board?

— Да, конечно. Он усиливает и консервирует озвученные процессы. Сводя роль «управляющей системы» до «управляющего» максимально возможным уровнем «дна» потенциальной ямы, при котором конкуренты еще не выкинут, но и внешнеторговый обмен еще «приемлемо несправедлив».

Сама же внутренняя «система управления» страной при этом сидит «раком в шпагате» между двумя разъезжающимися стульями — внешней «ревальвации» своих денег (заставляющей скупать поступающую валюту в резервы за эмиссию «рублей») и внутренней «инфляции» (принуждающей к изъятию из обращения, «стерилизации» этих эмитированных под валюту «рублей»). Судорожно пытаясь «сдвинуть расползающиеся стулья» вместе при помощи «стабфонда».

В принципе, такая структура международных обменов могла бы быть стабильной, если бы в ней участвовали только страны «производители». Но в международных обменах присутствует еще «третья сторона» — страны «производители финансовых услуг», которые «организуют рынок» и ответвляют на себя львиную часть товарных потоков, ничего не привнося взамен. Таким образом заставляя «страны производители» «бежать» все быстрее и быстрее. Увеличивать и увеличивать экспорт, всего лишь за то, чтобы обеспечить себе минимально необходимый приток критически важного импорта. Грубо говоря, «все внутренние субъекты страны-производителя», благодаря «офшорным прокладкам» и (или) «сохраняемым золотовалютным резервам» получают «валютный» (доступный к конвертации в валюту) доход по ценам «внутренней себестоимости» продукции. И это и есть их «платежеспособный спрос». А приобретают импортные товары на «внешнем рынке» по ценам «внешнего рынка». Товарная разница между этими ценами поглощается «спросом» стран производителей «финансовых услуг», что не позволяет сравняться «ценам мирового рынка» и ценам «себестоимости».

— Можно ли «исправить положение», просто отказавшись от валютной привязки CB? Или перейдя к балансу внешней торговли?

— Нет, нельзя. Максимум, чего «вы» при этом сможете добиться — это вылететь из уютной «потенциальной ямки» своих «конкурентных преимуществ». Оборвать экспорт, а вместе с ним и импорт. Как следствие — получить жесткий кризис в виде горы «своих» товаров, не находящих рынка сбыта и одновременно полное отсутствие товаров, не производящихся в стране. Сметающая все, голодная революция будет уже естественным логическим продолжением.

-То есть это приговор? Система, из которой нет выхода?

— Нет. Это не приговор. Просто «реальную» причину нужно искать, как и всегда(!), в «реальной экономике», а не в обслуживающих эту экономику «внутренних финансовых инструментах». Многие из которых (в отличии от навязанных извне) являются всего лишь взаимосвязанным «рефлекторным следствием» (Стабфонд, например.)

Нужно лишь посмотреть чуть дальше, чем видел Фридрих Лист, когда полтораста лет назад описывал технологии получения «приобретенных конкурентных преимуществ».

(!) Для реального решения своих проблем «страна» должна стремиться не в «потенциальную ямку» наиболее благоприятного экспорта, а карабкаться на неустойчивый и «невыгодный» межотраслевой «гребень».

Страна должна «сплести» внутри себя тонкое кружево совершенно различных, взаимодополняющих, согласованных отраслей непрерывного производственного цикла. Создавая многие из них «с нуля» и вплетая в общий производственный процесс, обеспечивая замкнутые технологические цепочки на своей территории.

(!) Но в этом случае сразу же возникают множественные требования к существующей «системе управления» страной. Она уже не может быть «бессмысленной» силой, расчищающей дорогу перед «невидимой рукой рынка». Которая стремится закатить «структуру производств» в ближайшую «лузу» потенциальной ямы. Нахождение страны на вершине межотраслевого гребня неустойчиво. Так же неустойчиво, как и полет самолета со стабилизатором впереди крыла (схема утка). Для того чтобы нормализовать «полет» такой структуры производства, всю систему нужно охватывать сильными отрицательными связями. Нужно делать такой «полет» предсказуемым. Спланированным.  И самое главное — управляемым и осмысленным(!). Власть должна стать:

а) осмысленной,

б) собственно стать властью, а не равновесным противоборством «лебедя, рака и щуки» в тупиковым состоянии властного «клинча». (Почему-то гордо именуемого «балансом ветвей власти».)

Хаос «рынка» в такой системе производства невозможен. Если его допустить, то он мгновенно сбросит страну в какую-то из «потенциальных ям» узкого спектра наиболее «удобных» и востребованных на внешних рынках отраслей. И, уничтожив все остальные, снова намертво привяжет ее к «внешним рынкам».

При этом не нужно воспринимать «внешние рынки» как нечто совсем негативное. Просто в самодостаточной стране «внешние рынки» перестают быть «это наше все!»  Она становится «нейтральна» по отношению к ним.

Политика «недоедим, но вывезем«, от которой выигрывают только «ЕМС-организаторы» конкурентного «внешнего рынка» становится бессмысленна. Или, по крайней мере, совершенно некритична для страны.

В таком случае «внешний рынок» становится не способом кормления эмитента ЕМС, а действительно местом справедливого обмена продукцией различных стран-производителей.

—  И… Ой! По размышлению мы даже сможем догадаться, что в такой ситуации используемая в международных обменах «валюта» (ЕМС, Единая Мера Стоимости) не дает никакого преимущества ее эмитенту. (если конечно в торговых обменах участвуют «самодостаточные страны». Для которых «экспорт» — это не жизненно необходимое средство получения валюты и, соответственно, единственный способ добычи критического для выживания «импорта». А просто способ разнообразить свою товарную среду путем обменов.)

— Да неужели?!

— А вот представьте себе. Ведь исчисление обменов в каком-нибудь «долларе» не означает необходимости его «держать в руках». Самодостаточной, сбалансированной стране нет никакой необходимости в конкуренции на внешних рынках путем продажи своей продукции по демпинговым ценам. Да, она может экспортировать. Но не излишки(!), а просто часть производимого «зерна» в обмен на эквивалентные поставки, например, «рыбы». Но даже если исчезла на «внешних рынках» «рыба» — ну да и бог с ней. Тогда зерно останется недоэкспортированным и голода не будет.

Я, конечно же, утрирую для простоты восприятия, так как товарная структура обменов может быть неоднородной. И, как уже бывало в истории, «хлеб меняют на станки»,  но это и есть яркая иллюстрация осмысленной(!) попытки привести хозяйство страны к внутреннему самодостаточному балансу.

Когда оно уже «приведено» — требуются лишь небольшие корректирующие воздействия с помощью отрицательных обратных связей, чтобы нейтрализовать всегда присутствующее воздействие ПОС (положительных обратных связей). И в случае возникновения дестабилизирующего отклонения, под вопли «о несвободе» вернуть хозяйство в точку межотраслевого баланса. Не позволив, таким образом, ему скатиться в одну из уютных «потенциальных ям» узкого спектра производственной номенклатуры. Чего так старательно добиваются рекламисты реализации «конкурентных преимуществ».

Как неожиданно! Оказывается и здесь причины нужно искать не в «деньгах» (которых всегда мало), а в реальной, осмысленной хозяйственной деятельности.

А «деньгами», как одним из «инструментов», она всего лишь управляется.

«Деньги» — это «руль», а не «водитель».

И до этого «руля в автобусе страны», пытается дотянуться всякая «бизнес-среда» с деньгами. Отталкивая и мешая любой «осмысленной системе управления». Куда доедет такой «автобус»? Правильно. До ближайшего кювета.

Вот только нынешние «экономисты» напрочь не осознают этого факта и во всех бедах экономики у них виноват «руль», так как был слишком «мал». И в толчее не все могут до него дотянуться. А, простите, «ехали то Вы куда»?

— Да что Вы тут глупые вопросы задаете! У нас проблема! У нас «недомонетизация»! У нас «руль мал»! Куда нужно ехать «невидимая рука» и сама знает!

— И все же, простите за настойчивость, — это куда? Под откос, в «потенциальную яму» «экспортных преимуществ»? Пусть даже и «приобретенных» (высокотехнологичных), а не естественных (сырьевых). Но в любом случае это означает одно — «кормежку организатора тараканьих бегов внешнего рынка».

Более привычно для «экономистов» аналогию «потенциальных ям» можно сформулировать как стремление к реализации «конкурентных преимуществ» Рикардо. Реализуя эти «преимущества» как путь наименьшего сопротивления, страна сужает спектр производимых товаров (в особенности критически важных. Так как производить всю мировую номенклатуру отдельной страной физически невозможно) и оказывается в уязвимом положении, будучи намертво завязана на внешние рынки на ролях «микроэкономического объекта». Т.е. «несамостоятельного фрагмента» глобальной системы. «Объекта с внешним управлением», осуществляемым при помощи неподвластной ей «валюты» и неконтролируемых (ею) внешних рынков сбыта и импорта.

(Это, возможно, было бы и неплохо в качестве минимизации мировых издержек. Но с «ценностям демократии» неизбираемое, теневое, непредсказуемое, «мировое правительство» с непонятными целями… буде оно существует… плохо соотносится.)

 

(!) Высшим же пилотажем собственной «системы управления» страны можно было бы назвать филигранное балансирование «на гребне потенциального барьера», когда сырьевые и высокотехнологичные отрасли находятся в сбалансированном, уравновешенном, взаимодополняющем состоянии. (Во всех критических отраслях) А «рыночная целесообразность», стремящаяся «сбросить» страну в какое-либо из «удобных» устойчивых состояний минимального сопротивления «потенциальной ямы» (сырьевое» или «технологическое») — либо отключена, либо охвачена сильными отрицательными обратными связями, наглухо блокирующими ее деструктивное влияние на баланс системы.(Totalitarizm TM)

 

При наличии внешнеторговых обменов такое «балансирование на гребне» не может быть «автоматически» реализовано на слепых принципах «экономической целесообразности».  Так как стремление внутренних экономических субъектов к собственной прибыли постоянно стремится утащить производственную систему вглубь узкой «потенциальной ямы» минимальных издержек. «Минимальных» с точки зрения микроэкономического субъекта, но не общества как цельного макро-организма. (Ну подумаешь, перерезали вену, это же несложно и потому «эффективно». И что, что кровь идет? Так мы же ее с какой выгодой продаем. И нам хорошо, да еще и организму налоги платим!)

Поэтому такое «филигранное балансирование» возможно лишь при осмысленном управляющем процессе, в котором «прибыль» для всего организма может и должна рассматриваться не с микро-, а с макро- точки зрения.

В этом, «макроэкономическом» смысле:

(!) Максимальная «прибыль» — это состояние «экстремума». Согласованной ценовой настройки всех(!) отраслей системы, повышающая ее общую(!) производительность.

(А не непрерывный, конкурентный, внутренний «передел» между ее фрагментами. Который мало того, что снижает общую производительность, но и сужает спектр производств, низводя их до узкого списка «рентабельных». )

Т.е. именно тот процесс, которого так боятся «экономисты», «ручное», то есть, «осмысленное управление».

(Таким образом они подменяют «осмысленное» управление на «бессмысленное». Ведь иначе… о ужас!… думать надо. А так… «невидимая рука» все «разруливает», только деньги «подливай» и никаких интеллектуальных забот не требуется.)

Существует еще одно устойчивое поверье, что если Центробанк откажется от Currency Board и начнет кредитовать собственную экономику эмитированными не под валюту деньгами, то все станет отлично.

Увы. Не станет.

Почему?

Сразу же замечу, что подходить столь примитивно к проблеме нельзя. Задача здесь распадается как минимум на три основных (а в мелочах и того больше). И для каждого варианта свои проблемы и свои возможные решения.

Опишем вкратце критерии, которые невозможно проигнорировать:

1) Для капиталистической (т.е. несбалансированной) экономики всегда нужна корректирующая денежная подпитка (путем ли займов или прямой эмиссии) «подливающей денег» в отрасли-аутсайдеры, чтобы экономика не сползала в дефляционный коллапс (кризиса «перепроизводства»). Скорость этой подпитки непостоянна. Зависит от степени «разбалансированности» и со временем только растет.

2) При СВ денежные притоки в «рублях» увязаны с притоком валюты.

3) Скорость притока валюты может быть как выше требуемой скорости подпитки нашей экономики, так и ниже. И в качестве маловероятного, но допустимого события, — эти скорости могут быть равны. Это и есть три основных варианта нашей задачи.

Очевидные решения:

а) Да. Если скорость валютной подпитки недостаточна, то действительно необходимо кредитовать свою экономику дополнительными деньгами помимо CB.

б) Если они равны, то ничего не нужно делать. Все согласовано. (Но крайне маловероятно и может измениться в любую секунду из-за множества сторонних факторов. Цены, объемы, спрос…)

в) Если же скорость поступления валюты слишком высока, то денежная эмиссия при CB также зашкаливает. Возникает внутренняя инфляция, которую приходится «вырезать» каким-либо финансовым инструментом. В России для регулировки внутреннего денежного предложения придумали «Стабфонд».  (Корявый инструмент? Да. Не без недостатков. Но не будь его, люди бы уже зарплату мешками получали. Не нравится? Предложите лучше.)

Господа «экономисты», почему у «вас» только одно решение на все эти случаи? Подходит ли оно для всех вариантов? Видите ли «вы» вообще эти варианты? К какому из них «вы» относите сегодняшнюю ситуацию в России?

При этом я могу рассказать «вам» в какие (другие) стены вы упретесь, если реализуете систему собственной безвалютной эмиссии. И на какие задачи она распадется далее. Там тоже будут множественные решения «если…-то…» преодолеть которые «кредитами ЦБ» не удастся. Но «вы» о них даже не намекаете, из чего я делаю вывод, что вы их тоже не видите.

(Если в «двух словах», то задумайтесь: Какие отрасли получат доступ к такому кредиту? Отрасли «эффективные-лидеры» или «отстающие»? И сбалансируется ли экономика от одного лишь факта «собственной эмиссии»? Которая безусловно необходима, но сама по себе никак не может уберечь национальную экономику от расширяющегося межотраслевого расслоения на «успешных» и «доходяг». Эмиссия не спасет «отрасли-доходяги» национальной экономики от уничтожения и последующего за ним сужения отраслевого спектра. И… здравствуй опять мировая конкуренция и сестра ее «Currency board». «Собственная эмиссия» это только важный поворот в нужном направлении, — но это не «решение» и даже не «первый шаг в пути в тысячу миль». Дальше начинается самое сложное, — «управление собственной страной» и «вы» даже не формулируете вопрос, — «а каким оно должно быть»? Послушаешь «вас», так для счастья не хватает всего лишь «эмиссионного банка». Тьху! Да не в количестве денег проблема. А в том, что они находятся не в тех точках финансовой системы, в которых они необходимы. И этим блокируют ее работу.  Но об этом в другой раз. Ибо раскрытие этой темы объемно и уводит в сторону наши рассуждения.)

Но так ли все плохо? А что если мы подойдем к проблеме «из-за угла»?

Currency Board — это всего лишь «механизм». И он может быть не только «порабощающим фактором», но и серьезным финансовым оружием на мировом рынке, если «ты» внимательно следишь за своей внутренней, реальной экономикой и не допускаешь, чтобы она «пошла на поводу» у «внешних рынков». (т.е. не позволяешь изменять ее структуру в угоду «экспортеру» путем уничтожения «национально-ориентированных отраслей».)

Мы уже разбирали достаточно подробно Китай, который, хотя и находится в подобной ситуации CB, но при этом он не «страна-жертва», а мощный финансовый агрессор, на которого США так и норовят прилепить обидную кличку «валютного манипулятора» со всеми вытекающими.

Поэтому к Китаю более применим образ «вцепившейся в штанину США собаки, которую не получается стряхнуть» никакими валютными играми. И вцепился он именно при помощи механизма Currency Board.

Во взаимоотношениях США-Китай мировая валюта «доллар» оказывается в парадоксальной, неожиданной роли. Китай успешно играет им (долларом) против США как производящей страны.

Подчеркну, чтобы вы не запутались в смыслах. Это важно!

(!)Китай играет против США именно как «производящей страны», а не как страны «эмитента ЕМС». Неторопливо и настойчиво переводя ее в ранг «никто». Голый эмитент «ЕМС». Когда этот процесс будет завершен, то Китай будет, наверное, первым, кто негромко задаст США философский вопрос, — «А ты кто такой?» И сам же сделает далеко идущий вывод, — «ничего у тебя нет, — ты голодранец«. И, без шума и пыли тихонько задует догорающий фитилек мирового гегемона.

Парадоксально! Оказывается и без того «производственная агония» страны эмитента мировой валюты может быть атакована с помощью режима «карренси борд» и «свободной торговли». При этом атакующая сторона должна быть структурным конкурентом. (Т.е. производить аналогичный спектр экспортируемых на внешний рынок товаров и таким образом вытеснять противника из сферы наиболее выгодных международных обменов. Торговые цепочки начинают замыкаться напрямую между странами-производителями, минуя никому не нужного валютного посредника. Но для этого необходимо широкое разнообразие производимых товаров в данных странах-производителях. Монокультурным производителям такая задача не под силу, хотя они и могут демонстрировать внушительные показатели внешней торговли и ВВП.)

Если кто-то ждет от Китая громкого «фейерверка конфронтации» и «мировой войны», то ему она не нужна. Для него это «проигрыш». Он как «кукушонок» выталкивает США из «потенциальной ямы» индустриальной страны.

Зацепив США крючком «карренси борда» за «мясо», за «живое», за доллар, он неторопливо, с чувством, с толком, с расстановкой «накручивает катушку». Как только США позволили себе потреблять промышленную продукцию Китая они получили конкурента в одной с ними экономической нише — индустриальной.

Как США это допустили? Полагаю, они хотели перейти в другую, еще более высокую нишу — «постиндустриал»… но он оказался «утопией голодранца». (Голый эмитент ЕМС никому неинтересен.)

Бежать назад в «индустриал»? А место уже крепко занято. Попробуй выковырни конкурента. Для этого нужно «выкопать потенциальную яму производителя», глубже китайской. С соответствующим падением уровня жизни. И сейчас их крепко держат за… доллар. И потихоньку, чтоб не сорвались, «наматывают». Чем больше намотали, тем меньше пространства для маневра. Не дернешься.

Да и сделать США ничего не могут не только из-за китайского CB, блокирующего курсовые колебания между их валютами, но еще и по другой причине. Так как повязаны по рукам и ногам своей ролью «эмитента ЕМС».

Поскольку Доллар — это также и их внутренняя валюта, они не могут сбросить накапливающийся дисбаланс простыми валютными играми с курсовой разницей. Они не могут девальвировать его и таким образом восстановить торговый баланс.

Девальвировать? Замечательно! А как? Если доллар — это «мировая валюта», то как ею не манипулируй, ты не получишь конкурентных преимуществ. Ведь его «стоимость» будет меняться по обе стороны границы. Относительно чего девальвировать, если доллар — валюта мирового рынка? Относительно самого себя? Пропорции то не изменяются.

(По смыслу это такая же операция, как если бы «Москва» попыталась девальвировать рубль относительно остальной «России». Инфляция? Легко. А девальвация… — это как?)

В лучшем случае можно получить лишь глобальную мировую инфляцию доллара.

(Это если «Москва» «печатает» рубль в три смены. Да. Конечно наживается на эмиссии. Но свою промышленность голой «печатью» она все равно не поднимет. Без забора с колючкой и автоматчиками вокруг «МКАД-а» всегда будет выгоднее привезти товар, чем производить свой.)

Либо, как реалистичный вариант, доллар должен сначала стать «региональной валютой», и тогда действительно можно будет играться с курсами, восстанавливать торговый баланс и манипулировать конкурентными преимуществами между странами. (Есть относительно чего «плясать».) Но уже в роли обыкновенной валюты в одном ряду с другими.

(!) Разумеется, правомерность подобных рассуждений имеет размытые границы. Так как доллар, с одной стороны не 100%-я мировая валюта. И с другой — он не является локальной валютой, обслуживающей лишь одну страну. Просто перечисленные факторы очень существенны и их невозможно не учитывать.

(!)  Хотя, тут намного важнее не сам торговый баланс, а его структура. Ведь в случае сырьевого импорта в США, им и не нужен никакой баланс. Давайте еще! Кормите нашу промышленность дешевым сырьем! Делайте ее конкурентоспособной!

В этом смысле все споры на тему «вреден ли профицит» не имеют особого смысла, пока не оговорены множественные условия задачи.

Какой именно профицит?

Если мы говорим о чисто «хомячковом» выигрыше в торговых обменах между странами, то, конечно же, профицит — это зло. Должник обязательно попытается выкрутиться и не заплатить. Почти наверняка ему это удастся.

Но если мы говорим о геополитической составляющей. О международной экспансии страны, то профицит — это возможность невоенного (то есть «малозатратного») влияния на окружающий мир и переделка его «под себя». Подчеркну — только «возможность(!)», а не само влияние.

Выгодна ли была СССР помощь Кубе с точки зрения «наторговать побольше»? Чего там интересного? Ром, тростник, никель…?  Но как можно оценить ее с точки зрения геополитического торможения своего планетарного противника?

Может быть, США был невыгоден профицит во время второй мировой? Как так?! Да ведь они всю страну за счет остального мира на этой войне подняли.

Различать надо, ведь профицит-профициту рознь. Какой он? Сырьевой или промышленный?  Небольшой или абсурдно велик? С замкнутыми производственными циклами внутри страны или «ты» — фрагмент мирового сборочного цеха, подчиняющийся внешним по отношению к стране валютным потокам? Пренебрегать подобными вопросами и все сводить лишь к «факту» существования «денежного» профицита недопустимо. Слишком много «критически важного» выпадает из рассмотрения, превращая важную тему в балаган.

Среди вкусных плюшек профицита есть, например, и такая, как возможность безопасного введения золотого стандарта. (погодите кричать про Витте, Никсона и де-Голля. Все эти аргументы я уже слышал. Они «не универсальны» на все случаи жизни. Поэтому разберитесь сначала.) В ситуации профицита вы легко можете поддерживать номинальную стоимость «рубля» «в золоте» и при этом никогда не получите избытка «внешних требований», которые не сможете отоварить в реальном золоте. Ведь денежный поток направлен на вас. Он может быть даже ничтожно мал. Ваша задача — лишь строго следить за тем, чтобы он не превратился в отток. Но при преобладании в экспорте продукции с высокой добавленной стоимостью это не является нереальной задачей.

И совершенно безопасен «золотой стандарт», если ваша экономика «самодостаточна» в своих критических отраслях.

Сам по себе золотой стандарт не важен для страны. Да и вообще, это всего лишь абсурдная, никакой экономике не соответствующая, «декларативная религия» и «кажущийся ограничитель эмиссии». (Собственно как и любая привязка денег к «товару». Воспроизводимому, — «энергия». Или невоспроизводимому,- «золото». Все это в той или иной степени фикция. И что хуже всего, — фикция искажающая структуру производства.) Но хомячки от нее в восторге и этой массовой, слепой, «пятой колонной» можно легко манипулировать в своих целях. Поэтому «вы» должны очень хорошо ориентироваться, где вокруг вас «враги», а где «друзья». Чтобы не дай бог не запутаться со своим «финансовым оружием» в отношениях с друзьями. И, если это возможно, то лучше вообще не брать оружия в руки.

Для умных же людей и для «внутреннего употребления» существует  «Бумажый рубль» С.Ф. Шарапова.  Но если мы говорим «о войне», то «золотой стандарт» — это потенциальное средство «внешней экспансии» при помощи устоявшихся религиозных предрассудков.

Ну не для красного же словца в уставе МВФ (Статья IV, раздел 2 Общий валютный режим) написали — «валютный режим может включать: (i) поддержание государством-членом стоимости своей валюты в специальных правах заимствования или, по выбору государства-члена, в другом эталоне стоимости, кроме золота». Это финансовое «оружие». И имейте в виду, что это же оружие может быть обращено против «вас». Не умеете пользоваться — не беритесь за него.

В капиталистической экономике это отличное средство для «атаки» в «религиозной войне денег», но оно не годится для мирной «жизни»с соседями (за исключением согласованного, строго поддерживаемого торгового баланса). В условно «социалистической» (возьмем в кавычки, так как этот термин нужно еще подробно раскрывать. Слишком много всяческих «но».) золото просто безразлично. Так как в такой экономике оно не более чем «единица измерения», а не «богатство».

Но вот следствием из золотого стандарта есть возможность для «вашей» туземной валюты легко стартовать в роли «мировой валюты».

Может ли экономика отдельного государства позволить себе «золотой стандарт» и при этом не врезаться в стену его жестких ограничителей? Капиталистическая (в долгосрочной перспективе), безусловно, не может. А вот «самодостаточная» и «контролирующая цены своих внутренних производителей» — легко. Она «нейтральна» по отношению к золоту. Для такой страны «золото» — всего лишь «внешняя декларация». «Вывеска». «Единица измерения». Во внутренних расчетах имеющая не большее значение, чем нарисованный на стене «метр». Ну просто, чтобы «дети» наглядно представляли себе, «сколько это». (Хотя такое «странное знание», что «вот эта штука стоит 2 грамма золота» — ровным счетом ничего не проясняет в познании мира.)

Допустимо ли использовать устоявшийся, «раскрученный бренд», «мировую религию» золота  на пользу стране (и не только), если представляется такая возможность? Можно ли и нужно ли разворачивать свой «золотой лоходром» для мирового «разведения» хомячков и подлецов? Не знаю. Для меня, с точки зрения «морали», это вопрос важный и далеко неоднозначный. Я бы сказал — «это не наш метод». И в долгосрочной перспективе я ничего, кроме вреда для общества от «религии золота», да и вообще «религии денег», не вижу. Но с другой стороны в переходные периоды «клин — клином выбивают».  Да и при организации грамотного денежного обращения, с осмысленным государственным контролем за «отраслевыми ценами», деньги будут «нейтральны» по отношению к золоту. И «золотая привязка» будет не более чем политической и в повседневной жизни неиспользуемой «декларацией». (собственно, никакой другой она и не может быть, так как при возникновении массового обмена денег на золото, золотой стандарт денег исчезает и становится просто золотом. Без денег.)

Из всех попыток введения золотого стандарта, самой реалистичной и «несамоубийственной» в долгосрочной перспективе могла бы быть только Сталинская. Так и оставшаяся нереализованной. Сейчас такой потенциальной(!) возможностью обладает Китай. Как страна, сумевшая выстроить во многом самодостаточную, реальную экономику.

Думаю перечислять «вкусности» мировой валюты вряд ли нужно. А вот очевидные опасности на этом пути нужно обозначить обязательно.

1) если вы обеспечиваете профицит продукцией с низкой степенью передела. (грубо,- «сырье», «зерно».) Вы торгуете, распродавая «самого себя». И долго поддерживать профицит не сможете. Крах будет громким. (Хотя такой «профицит» организовать легче всего. Но он недолог и оправдан только в случае параллельного разворачивающегося «технологического рывка».)

2) Если же вы обеспечиваете профицит промышленной и наукоемкой продукцией — это замечательно. Но вы обязаны зорко, до паранойи(!) следить за сохранением производства замкнутого цикла на подконтрольной Вам территории. Если кто-то «извне» хочет взять на себя часть производства, — отлично. Можно даже дать попробовать «на вкус». Но прежде чем переносить основное производство, требуется «интеграция» в одну страну. (либо предложить роль «второстепенного помощника» с некритичными для производства объемами и сегментами.)

3) Если Вы не в состоянии обеспечивать профицит, — немедленно отменяйте золотую привязку. Ибо «де-Голли» уже загружают сухогрузы контейнерами с вашей «резаной бумагой». Не потянули Вы на роль мирового лидера. Так успейте хоть пятками засверкать

Эти простые правила наглядно иллюстрированы историей нынешнего «мирового гегемона» США. «Засверкав пятками» в начале семидесятых, они до сих пор умудряются ехать на полудохлой кляче «мировой валюты» без всякой «золотой привязки».

Да, конечно. Эта кляча уже еле-еле переставляет ноги и питательные клизмы ей приходится делать каждый квартал, но сильные, молодые конкуренты пока обогнать не могут. .

Не могут?

Или не хотят?!

И все больше я склоняюсь к мысли, что «не хотят». (Пока)

Почему? Ведь быть мировой валютой — это так выгодно.

Соглашусь. Выгодно. (хотя и опасно, так как многие финансовые инструменты защиты становятся неработоспособны) Но еще выгоднее ехать на чужой, пусть и полудохлой, кляче, если ты в это время накапливаешь силы. Зачем вступать в прямую конфронтацию, если время и тенденции работают на твое развитие? И обессилевшие валюты вместе с порождающими их экономиками, в конце концов, закроются спокойно, как дочитанная книга. Естественно и без насилия. (А если кто будет возражать, ему можно будет тонко намекнуть, чтоб быстрее разобрался, у кого реальная экономика, а у кого только «цифры».)

Думаю, в США прекрасно понимают, что на их «долларовую клячу» взгромоздился и нагло едет еще один пассажир. Юань.  (именно Юань, но не другие валюты) Но ничего не могут с этим поделать, причем и по политическим, и чисто техническим причинам.

Политически возможно было бы «изолироваться», «окуклиться» на своей территории, но это автоматически сбрасывает все финансовые каналы, которые обеспечивается «доение» окружающего мира. А это падение уровня жизни в разы. (Которое обычно озвучивают «алармисты-экономисты».)

И это бы еще полбеды. Так как это ведь «падение в среднем». (то есть мы лишь «вычитаем» то, что приносят «финансовые схемы») Но ведь есть еще куда более могучий «кумулятивный эффект». Так как доходы внутри страны крайне неравномерны, то (условно) «половина страны» окажется ниже черты выживания. И вряд ли она захочет тихо и мирно вымирать. Это будет такой хаос, в котором даже существующие остатки реальных, работающих производств будут полностью парализованы и разграблены.

Ну не будет «крестьянин» сеять и пахать для всей страны, когда его никто не защищает, а по округе шастают вооруженные банды. Когда весь урожай, что он собрал, будет отобран на корню. И ему еще сильно повезет, если при ограблении он останется жив. То же самое и с производствами. (Отдельные, компактные производства конечно защитить можно. Атомные станции к примеру. Но невозможно защитить всю систему дистрибуции электроэнергии, которую все население вырезает на «цветмет», чтобы выжить) Не поставишь по солдату с пулеметом возле каждого «столба» или работающего «ремесленника». (хотя многое говорит о том, что дело к тому идет)

Всех «крестьян» неназащищаешься, когда полстраны «манагеров, юристов, финансистов» от голода переквалифицировались в грабителей. (82% экономики США это «экономика услуг». И весь этот «сервис» будет хотеть жрать. Элементарно жрать. А предложить в обмен что-либо, помимо «интимной стрижки» или «оформления кредита» он не может. Просто не умеет.

Что будут делать оставшиеся 17-18% реальной экономики? Их кормить? С какого перепугу? За «стрижки»?  У них шерсть так быстро не растет. Может быть за денежный «кредит», когда реальной валютой станет буханка хлеба?)

Однако. Налицо конфликт. Одни дохнут с голоду, а другие не хотят их кормить. И вот тут наступает такой карачун, которого ни посчитать, ни предсказать невозможно.

Так что реальное падение будет не в разы, а в десятки раз. И если у руководства этой страны еще присутствуют остатки мозгов, совести и чувство самосохранения, то им страшно.

С другой стороны (технической) можно было бы поступить так, как поступают страны с устойчивым дефицитом.

Снова девальвация, но взгляд с другой стороны. (Куда не кинь — всюду клин.) 

Девальвация. Сама по себе отличная мысль. Но… как?

Ах, да! Забыл. «Эмиссия». (Которая инициирует инфляцию…, которая подтянет за собой (может быть) девальвацию и… в дамках! Конкурентоспособность экономики по отношению к импорту возросла.)

Но во-первых, объясните мне, бестолковому, какими каналами пройдет эта эмиссия? Вы можете как угодно резвиться со свопами между различными ЦБ. Но как, эмитированные Центробанком деньги, смогут проползти сквозь второй уровень (комбанки), непосредственно в экономику и превратиться в «спрос»? Никакие «QE», никакие «космические» «выкупы активов» у комбанков не смогут привести к «эмиссии» собственно в экономику. Так как комбанки не передадут ликвидность далее.

Почему? Ну сами подумайте — кредиты будут выданы «под что»? Под какое имущество? Под какие «надежные бумаги» предприятий, гарантирующие возврат? А  есть ли они в экономике? (в то, что найдется свободное «залоговое имущество» в подобных масштабах, простите, не поверю. Оно и так уже затерялось где-то глубоко в подвале «перевернутой» пирамиды обязательств.)

Во -вторых, да, канал для потока ликвидности в экономику, который может устроить инфляцию, есть. И она может быть реализована. Это прямые государственные траты (каким бы образом они не были бы оформлены юридически и финансово). Через какие-нибудь «прямые выкупы трежерей», «бюджетные расходы» «платиновые триллионные монеты» ликвидность, минуя «кредитно-залоговые» ограничители коммерческих банков, может хлынуть непосредственно в экономику, оживляя ее.

Но…  это уже будет не двухуровневая банковская система. Это уже нечто совершенно иное. Второй уровень «коммерческих банков», просто исчезает за бессмысленностью своего существования. В нем уже не вращается банковский мультипликатор. Это уже не кольцевые «кредитно-депозитные денежные потоки» замыкающиеся через комбанки, а просто дополнительное звено потерь на пути денег от эмиссии ЦБ к реальной экономике.

Если исходить из предположения, что «Центробанк» является «Госбанком», то это можно было бы назвать одноуровневой банковской системой, более характерной для социалистической экономики. Но под такую «сверхмонопольную» финансовую схему нужна и соответствующая структура реальной экономики. С такой же «сверхмонопольной» концентрацией средств производства в руках государства. Иначе она работать не будет. (Ну как государство может отвечать за наполнение своих денег реальными ценностями, если оно не распоряжается их производством? Это «две разные реки» и координировать их течение можно только под одним «управляющим».)  Без монопольного государственного контроля за организацией товарного обмена, и деньги, и средства производства со временем окажутся в одних руках наиболее «успешного частника». У него исчезнет стимул к инвестициям и все остановится. Ежа и ужа скрестить не получится.

Я не буду сейчас обсуждать «реалистичность» подобного канала и препятствия из «законодательных условностей» на его пути. Они все преодолимы при большом желании правительства (и (или) стоящей за ним «закулисы», если она существует). В особенности, когда оно будет «загнано в угол». Но.

Ну и что, собственно? Проблема ведь не «в деньгах», точнее не в их «количестве» как это пытаются утверждать «экономисты». А в «путях, по которым они бегают». В «правилах игры».

Другими словами, проблема в рассыпавшемся механизме межотраслевого обмена, который даже не совпадает с границами государств. Если «ваши часы» разбиты вдребезги, то несмотря на то, что вы можете покрутить каждую шестеренку в отдельности и даже «натянуть пружину», «время» они вам не покажут и работать «единым устройством» не будут. Нужен цельный работоспособный механизм «правил игры». Выстраивать нужно «систему», а не заниматься бессмысленной реставрацией ее отдельных фрагментов.

Эмиссия «на убой» доллара окончательно опрокинет всю их финансовую систему и эта страна просто перестанет существовать.  (по крайней мере в нынешнем виде мирового гегемона.) Что с того, что США сбросят свои долги? Но так они же одновременно сбросят и всю систему финансового доения мира. Внешний «товарный приток» исчезнет и в стране начнется полный «карачун».

Разумеется, есть любители порассуждать, что, сбросив долговую нагрузку, вот тут-то США и заживут «по-настоящему». Ведь даже та промышленность, которая осталась в США, — еще ого-го! Сразу оживет производство, сгинет безработица…

Все это так. Вот только одно меня интересует. А выживет ли эта «ого-го промышленность» после того, как исчезнут финансовые инструменты, при помощи которых она существовала, которые поставляли для нее сырье, предоставляли мировые рынки сбыта? Ну, грубо говоря, кому будет нужен великолепный и мощнейший автопром, если даже старые автомобили заправлять нечем? А металл где для него брать? Самим в шахте уголь ковырять в таких объемах и домны зажигать? А они еще есть? И много?

Ну-ну. Хотелось бы посмотреть на эту «ого-го» промышленность, которая себя даже носками обеспечить не в состоянии.

— А им теперь столько и не нужно. Им хватит для себя, по «чуть-чуть» автомобилей.

— Вот именно. То есть они не только не «заживут» и ликвидируют безработицу. А «свернутся» многократно больше, чем имеют остатков промышленности. Ведь «чуть-чуть» автомобилей автоматически означает такое же высвобождение рабочей силы «до кучи» к безработным «юристам», «экономистам» и «вэлферщикам». И недогруз всех сопутствующих производств, с лавинообразным ростом безработицы. Так как та структура производства, которую они имеют, заточена не под нужды страны, а под «внешнюю экспансию в глобализированном мире». Свернувшаяся промышленность утянет за собой и передовое сельское хозяйство… Ну разве в стране существуют полные циклы производства сельскохозяйственной техники, энергоемких удобрений…  со всеми сопутствующими производствами? И далее по цепочке, пока самому упертому «экономисту» не станет очевидным, что экономика страны, это не «деньги и эмиссия» а «единый работоспособный организм». И если 5/8 «печени алкоголика» загнулось, то остальной организм должен также пропорционально умереть. А захочет ли он? Или поднимет революцию, которая окончательно добьет все, в хаосе «свободной конкуренции» за буханку хлеба?

Все конечно решаемо, но восстановить дееспособный и самодостаточный организм экономики за счет внутренних ресурсов удастся лишь через десятилетия. И то при использовании отнюдь не «демократического» способа управления. А вот конкретно «сейчас», «в этом месяце» что с голодными манагерами и рабочими делать? Они же есть хотят и выковыривают «свежепосеянную картошку» на полях, не дожидаясь осени и урожая. Они же»оккупируют все подряд» прямо под окном. Отстреливать?

— Нет. Все не так страшно. Просто девальвация нужна небольшая и строго контролируемая, без свала во внутреннюю инфляцию.

Увы. Эмиссия с целью «маленькой стабилизационной девальвации», мало того, что очень рискованна свалом в «гипер», т.к. положительные обратные связи мировой экономики могут отыграться по полной, если наш «канатоходец» только чихнет на своем пути. И бесчисленные стада перепуганных «слонов», держащих тонны долларовых, безнадежных обязательств уже не остановит никто. Так она еще и невозможна.   Так как в падающей лавине обесценивающихся долларовых бумажных «активов» «инвесторы» будут выхватывать из оборота наличный «доллар», приводя к его росту а не падению. (Вот парадоксы то!)

Оцените алогичную «красоту» финансовой ловушки. Бешеная инфляция «долларовых активов» наложится на активнейшую дефляцию собственно «доллара».

(Никогда не пробовали щелкнуть пальцем по колбе с переохлажденным, насыщенным раствором гипосульфита натрия? Я еще в школе игрался. Завораживающее зрелище, когда на ваших глазах жидкость быстро превращается в колючий кустарник кристаллов. И остановить это невозможно. Посмотрите это маленькое видео. На нем наглядно видно, что произойдет с финансовым «раствором», в котором живет и плавает реальная экономика при малейшей «дестабилизации». Экономика «развитых стран» — это насыщенный переохлажденный раствор. Его состояние «неустойчиво». И любое резкое «встряхивание» или появление где бы то ни было начального очага кристаллизации — «кристалла-затравки» вызовет коллапс и полную остановку взаиморасчетов. И, кстати, «золото», как стандарт денежной единицы, может выступить таким очагом кристаллизации. Причем страна его вводящая, вовсе не обязана владеть мировыми запасами золота. Но, совершенно точно она должна:

а)  быть способной себя защитить

б) иметь замкнутую, самодостаточную во всех критических отраслях, реальную экономику

в) иметь осмысленное управление своими внутренними производственными процессами. Если это управление построено «на деньгах», то значит правительство должно иметь возможность назначать внутренние цены производителей. И таким образом управлять экономикой, поддерживая финансовый баланс между отраслями. Т.е. управлять не «займами» и «вливаниями денег», которые ни к чему осмысленному не могут привести и занимаются лишь «оттягиванием конца», а коррекцией межотраслевых цен.

Когда все платежи в конце «технологического цикла производства» страны, благодаря «согласованным межотраслевым ценам» стремятся «в ноль», то требования к количеству денег, обслуживающих экономику, также устремляются к нулю. Происходит обычный взаимозачет в развитой клиринговой системе. Вам просто уже не требуются никакие «займы» или «вливания». «Вы» от них независимы. Деньги не застаиваются в отдельных («успешных») точках финансового механизма страны и поэтому ограничитель экономической активности в виде «количества денег» вам становится безразличен. Никакие «Гезелли» не смогут добиться того, чего легко может добиться осмысленная и дееспособная система управления страной.)

И пока не обесценится мировая пирамида долларовых «активов», а «наличный» доллар не «улетит в небеса» вернувшись и заперевшись в пределах одной страны, вряд ли можно мечтать о девальвации (относительно других валют, не являющимися ЕМС).

Здесь можно говорить лишь об инфляции. Причем глобальной. Мировой. Которая не может привести к изменению торговых паритетов между странами. Но зато она прекрасно демонтирует систему мировых обменов. Заменив ее «непроходимым кустарником кристаллов».

(На самом деле, дерево возможных вариантов ветвитсчность. Поэтому важно уметь видеть эти противоборствующие механизмы, хотя бы для того, чтобы  избежать упрощенного понимания «реальности» в виде развешивания ярлыков в духе, — «гипер-животворящий» или «дефляция-адназначна». Всему свойя очень сильно. И представляет собой борьбу разнонаправленных сил. Со множественными «если — то», которые мгновенно могут разворачивать ситуацию в совершенно противоположные стороны. Причем не в «линейных», управляемых режимах (больше-меньше), а в неконтролируемых «триггерных» (да-нет), как и положено системам охваченным сильными ПОС . Доллар — в ноль или в бесконе срок и своя суперпозиция факторов.

И не нужно зацикливаться на подобных «мемах-ярлыках» в нетерпеливом ожидании «когда свершится предсказание». Когда-нибудь, конечно, свершится. Но вместо этого постарайтесь увидеть живую, взаимодействующую внутри себя систему.

«Гипер» — не закономерность. Это «предсказание» исходит всего лишь из предположения, что управляющая система пойдет по пути наименьшего сопротивления, будучи загнана в закономерный тупик дефляционного коллапса.

Да, действительно. Это представляется наиболее вероятным, но совершенно не закономерным поведенческим выбором. А если «система управления» окажется чуть умнее и изберет другой путь? Ну хотя бы обычную «денежную реформу», сбрасывающую производные долги и накопления, но не изменяющие денежное обращение и систему товарных обменов? Тогда вся система перейдет в другое состояние. И это будет вовсе не гипер. Возможно, в каких-то элементах будет похоже, но это иное состояние с иными решениями и иным поведением. А если система управления окажется «значительно умнее» и выстроит совершенно новую структуру? Для адепта «гипера», это будет крах мировоззрения с судорожными попытками найти в новом состоянии системы какие-то аналогии и назвать их «Гипером». А для человека, который видит «живую систему» во всех ее взаимодействиях, это будет всего лишь один из допустимых вариантов развития. Поэтому старайтесь видеть «структуру системы», а не раскрученные «догмы» контрольных точек ее состояния. Можно ведь и не угадать.)

Подобная «девальвация» и судорожные метания в попытках ее удержать под контролем в результате выродятся не в девальвацию, а в чудовищную нестабильность мировой финансовой системы.

Основным результатом такой нестабильности будет загон доллара в локальные границы страны (или, возможно, небольшой группы стран) и вот только тогда можно будет говорить о возможностях девальвации доллара с целью получения мировых конкурентных преимуществ.

И те страны, которые не успеют создать на своей территории, хотя бы основные, самодостаточные производственные циклы и оборонную систему для их защиты, окажутся перед увлекательным выбором. «Вымереть» или попытаться отобрать «еду» у соседей.

(!) На всякий случай подчеркну — стать «самодостаточным» не означает «самоизоляции» и «окукливания» страны. Это означает лишь сбалансированное, устойчивое состояние всех критически важных отраслей  (в идеале, я бы сказал, — «вообще всех отраслей». Но это не всегда возможно и не нужно. Ну неужели «вы» не сможете обойтись без «ананасов» в критической ситуации остановившихся международных обменов? Ведь выращивать их «в Якутии», — это такая морока!), которое невозможно в хаосе межотраслевой конкуренции. Их «независимость» от внешней конъюнктуры, которая совершенно не запрещает внешнеторговые обмены. Условно говоря, если от «яблок» вас уже тошнит, то почему бы их не обменять на «апельсины»? Просто производство яблок не должно нарушаться ни при каких условиях. И если «снаружи» война или плохая конъюнктура, вы все равно находитесь в «яблочной безопасности», даже если вам и не удалось продать яблоки и купить апельсины. Может быть не так вкусно и «приелось», но зато совершенно безопасно.

(!) Не надейтесь, что растущий доллар вытянет собой и долларовые «активы». Они живут синхронно только в спокойном мире. В котором есть «доверие» и свободный обмен «Актива» на «доллар» и обратно. (Т.е. пока они «плавают в растворе» ликвидности а не застряли в «колючках выросших кристаллов»). Но не забывайте, что «Активы» — это всего лишь «обещания» заплатить в будущем. Когда никто никому не верит, обмен остановлен и обещания не стоят ничего. Для США самое страшное это ненароком «встряхнуть» эту пирамиду активов-обещаний. «Насыщенный раствор» превратится в непроходимые дебри «кристаллов» за пару дней. Все хватаются за «кэш». И тогда «активы» летят вниз, а доллар («Жидкость.» Ликвидность.), которого не хватает для совершения расчетов, вверх.

А вот уже потом… Когда рухнет «пирамида обязательств» и развалится долларовая система мировой торговли, вот тогда уже в тартарары полетит и доллар. Впрочем его судьба к тому моменту уже будет интересовать всех примерно также, как и спор на тему «сколько чертей умещается на острие иглы»?

Но самое смешное, что даже если каким-то непостижимым образом и удастся пройти по лезвию бритвы, девальвировав доллар и сохранив управляемость процессов (напомню, что он все-таки не 100% мировая валюта и шанс есть.), так все сливки с этого снимет Китай, что только подстегнет его промышленность. Ведь при Карренси Борд (которая контролируема Китаем), никакой валютной перебалансировки не произойдет.

— Что-то я вас не пойму. Так CB это хорошо или плохо?

— Да не хорошо это и не плохо. Это просто инструмент. Которым можно или «дров наломать», или виртуозно владеть, как и хирург «скальпелем». Если он будет у дурака в руках — человек погибнет. А умный кому-то жизнь спасет.

Девальвируйте! Китай аж всхрюкнет от удовольствия. Впарит вам на всю «девальвацию» три состава «планшетов», вернув доллару его покупательную способность и сверху еще отсыплет два мешка «редкоземелья», чтобы «высокие технологии» у вас отмирали постепенно, без скандалов, самоубийств и прочих шумных демонстраций перед Белым Домом. «И все так чинно-благородно, по старому…» А на заработанную мировую валюту Китай, грубо говоря «прикупит» не мытьем так катанием пару месторождений «в Африке».

И даже там, … в далекой дикой «Африке», все риски и расходы на свое поддержание и обращение тоже будет нести доллар, а не юань.

Неслабо устроился «Юань-прилипала» на бесплатное CB-путешествие?

Да, разумеется, это «путешествие» далеко не бесплатно. И Китай платит за него трудом своего народа по полной. Но в этом процессе он развивается, в то время как другие деградируют.

Да, разумеется карренси борд — это не весь «автомобиль», на котором он едет, а всего лишь его «денежная трансмиссия».  «Коробка передач». Но работает она «в правильном» направлении. В отличии от других, которые вроде бы и скорости (курсы валют, вопреки чистому CB) переключать научились… и руль крутят, и бибикают, и чертыхаются совсем как взрослые… А едется оно все равно почему-то назад или судорожно дергается.

А Юань лихо себе катит, по бесплатной, уже построенной до него автостраде международной финансовой системы, да еще и застрахованный, при помощи Currency Board полным КАСКО.

Как так?!

А вот так. Ведь все мировые валютные риски несет доллар. Все расходы и военные риски по насаждению своей валюты в мире тоже несет доллар. Оторваться от валютной привязки также не может доллар. Развитие Китая идет за счет доллара.

Юань? А что Юань. Он постепенно подминает под себя заведомо небольшие и безопасные для него рынки. В первую очередь «сырьевые», которые для него не только безопасны, но в первую очередь полезны. Не конкуренты, а дополняющие звенья его производственной структуры. Он все контролирует и не лезет нахрапом на роль «мировой валюты», против которой можно «сыграть» всем «развитым миром» раскачать и повалить.

«Еще в 1996 г. КНР присоединился к ст. VIII устава МВФ о конвертируемости юаня по счету текущих операций, что же касается свободной конвертируемости по счету операций с капиталом, то в этой сфере Правительство КНР продвигается с максимальной степенью осмотрительности. Сохранению стабильности при открытии статей движения капитала в Китае отводится первостепенное значение.

Руководство страны полагает, что процесс интернационализации юаня можно осуществлять и в условиях отсутствия свободной конвертируемости юаня по капитальным статьям.»

Юаню не нужна конфронтация. Он потихоньку крутит катушку Карренси Борда, на другом конце которой визжит и дергается «клиент». Время играет против него. Пусть дергается, лишь бы не порвал снасти. Быстрее обессилеет и затихнет.

А наши «недоэкономисты» все кричат про «недомонетизацию» и «порабощение страны».

Правильно конечно. Когда сидишь в «розовом аквариуме», то весь мир вокруг кажется «розовым». Но «на вопросы смотреть ширше» надо. Глядишь, лазейки или даже целые магистрали «в обход» отыщутся.

________________________________

И о Мире

Есть, конечно, на пути Китая проблема. Россия. Которая имеет свои амбиции и вряд ли захочет выступать на ролях сырьевого придатка. Некомплементарная получается пара. Здесь можно вбить серьезный клин и расшатать ситуацию в Евразии вплоть до войны. Но направление, для решения этой проблемы выбрано верно. ШОС. Что бы там ни визжали «националисты», — это должен быть «брат» а не «конкурент».

«Таможенные союзы», «валютные», «экономические», «политические»… — это все только последовательные этапы интеграции. У каждого из них свои, очень жесткие ограничения и время жизни. Это покажется безумием с позиций сегодняшнего дня, но в конце-концов такое образование должно стать … в какой-либо из форм, «одним государством». С единой системой планирования, управления и устранения дисбалансов развития территорий. Только так может получиться какая-либо «стабильная, неконкурирующая внутри себя структура».

Иначе неизбежно расслоение по подобию «Евросоюза», который хоть и  достиг очень высокого уровня интеграции, — «валютного союза» , но завис над пропастью. Дальше — или еще более глубокая интеграция, с единым правительством. Или в конечном итоге, деградация, развал, если он не сможет перешагнуть следующий этап и вопли, -«хватит кормить Кавказ! Грецию!…» окажутся громче голоса разума. И при этом ему еще очень повезет, если обойдется без внутриусобной войны. (Консолидация рыхлого Евросоюза для развязывания глобальной «внешней войны» представляется хотя и «заманчивой», с точки зрения его выживания, но малореальной)

Впрочем, у Евросоюза есть еще один, причем решающе принципиальный недостаток. Он построен из не взаимодополняющих друг друга «экономик». Источников сырья и энергии «внутри него» нет. (И в этом, кстати надежда, что обойдется без внутренней войны. Воевать то особо не за что.) Поэтому он жизнеспособен только при условии сохранения (нео-)колониальной эксплуатации не входящих в его состав стран. Или включения подобных стран в свой состав. Но это совсем другая тема.

_____________________________

— Так все-таки. Currency Board в России, это хорошо или плохо?

Не существует простого, однозначного ответа. Он взаимоувязан с другими, совершенно посторонними критериями из мира реальной экономики. Но самое главное — он «завязан» на «ваши» цели. Хотите ли «вы» быть «сырьевой», «высокотехнологичной» или «самодостаточной» страной. Это три совершенно различных состояния хозяйственной структуры. (Я уже не говорю о том, что вариантов может быть больше.)

Вы, сами себе, уже ответили на эти вопросы?

Если первые два — это всего лишь две стороны одной «медали», находящейся под «внешним управлением» страны. Т.е. на  ролях «фрагмента» глобальной экономики, подверженного всем ее «пузырям», «экспоненциальному росту» и вечному поиску «валюты».  Хотя в этих вариантах вполне допустимы хоть и «нестабильные», «неконтролируемые изнутри» и «не вечные», но режимы, когда можно не особо напрягаясь «жрать от пуза».

То последний вариант, это вообще другая «система управления» с иной логикой работы. Причем «жить богато» и «ничего не делать» в ней точно не получится. А оно вам надо?

Поэтому ответы на эти «предварительные» вопросы крайне важны. И они могут выворачивать всю логику «инструмента» Currency Board (и взаимно дополняющего его ВТО) наизнанку.

1) Могут превращаться в жалкое хватание утопающего за «соломинку» затухающего экспорта, чтобы добыть хоть сколько-нибудь валюты для собственного выживания.

2) Могут переводить страну из глухой обороны в нападение.

3) Или отбрасывать само понятие как бессмысленное и не играющее никакой роли.

Что из всего этого применимо к России? И в каких временных рамках?

На мой взгляд, Россия уже пережила первый этап — «соломинку утопающего».

Сейчас (хотелось бы верить) она находится в самом разгаре второго этапа. Построение (а точнее восстановление) своей «высокотехнологичной» составляющей.

Будет ли третий этап… и какой он будет, я не знаю. Для этого нужно сделать выбор — нам достаточно быть «высокотехнологичными» или хочется пойти дальше и стать «самодостаточными». Но…

Но в отличии от Китая, жестких сырьевых ограничений для России нет. И никаких объективных причин, чтобы не стать «самодостаточными», я не вижу.

Поэтому далее начинается третий, наиболее интересный этап. Который, собственно, и сможет ответить на вопрос «суверенна ли страна» на самом деле?

И проблема вовсе не в CB…, ВТО…. (Ни один из этих механизмов сам по себе не ведет «к безоблачному счастью», равно как и отказ от них.)  Проблема даже не в «сырьевых» или «высоких» технологиях, которые преобладают в стране. (Ни первое, ни второе не вырвут страну из-под внешнего управления, вечного поиска «валюты» и «выкапывания своих потенциальных ямок».)

Но она заключена в осмысленном, взаимопроникающем балансе дополняющих друг-друга отраслей. А это — «дееспособная управляющая система», «мозги», «планирование», «труд» и «идеология», задающая обществу цели и направление движения.

Вот это и есть подлинный суверенитет страны.

Надеясь на такое будущее, все же необходимо заметить, что если «стране повезет», и она сможет пойти по пути описанного суверенитета, она не имеет права окуклиться и наплевать на окружающий мир. (Невозможно изолироваться в своем «феррари» в «разрушенной деревне» среди разбитых дорог, хаоса и нищеты. Просто не получится. Мир все-равно придет в «феррари» в виде «ямы на дороге», «кирпича в лобовое стекло» или «гвоздя в покрышке».)

С окружающим миром все-равно придется взаимодействовать. Но лучше это делать не путем «встраивания страны в него». А путем постепенного и гармоничного «обрастания» своей страны окружающим миром.

P.S. Ну и напоследок картинка в продолжение предыдущих статей, по состоянию на 1.1.2013.  Может кому интересно.

— Игорь Аверин

Материал публикуется в авторской орфографии

Источник

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.