Будем жить. Верьте.

Сограждане!

Всё круче затягивает КГБшная власть гайки на кандалах общества! Лучшие люди нации подвергаются гонениям за украденные спиртзаводы и лесопилки, перевернутые сортиры и мордобой с ментами!

Творческая интеллигенция мучается в ГУЛАГах за пляски в храмах! Прокравшиеся во власть сталинисты вот-вот запретят ей гадить Художественной ПравдойЪ на головы быдла! Горят костры инквизиции!

Происходит массовый исход Совести Нации из государственных структур и за пределы границы Российской Федерации!

Дума, превратившаяся, по тонкому выражению уже нездешнего творческого интеллигента Матвея Ганапольского, в обезумевший принтер, штампует законы один другого тоталитарнее – о запрете лучшим сынам элиты хранить верность оплоту прав человека, учить там же детей, иметь на родине демократии собственность и содержать всё это за счёт эффективного пользования родины физической, всё равно ни на что больше не годной!

Ужесточаются меры по отношению к главным проявителям гражданственности общества и свободы собраний – в форме увеличения размеров наказаний за несанкционированные митинги и массовые беспорядки!

Уважаемых в среде друг друга людей заставляют публично работать с клеймом «иностранных агентов»!

Страна ускоренно милитаризируется, покрывается железным занавесом, при этом вступая в ВТО, при полном попустительстве западных держав!

Попирается священное каменновековое право «за вашу и нашу свободу», народы РФ, Белоруссии и Казахстана (а там, глядишь, ещё и, страшно сказать, самой Украины!) из уютных европейских домиков сгоняются в евразийскую тюрьму народов!

Страна движется в тоталитарный адЪ!

Звучит Имперский Марш из «Звездных Войн», выходит кордебалет, несут Алексееву.

В этот трагичный и страшный момент я хочу задать вам вопрос, уважаемые читатели: Разве не об этом мы сначала тихо, а потом всё громче и громче  мечтали уже два десятка лет?

Разве визг, раздающийся с «Эха Москвы», «Граней», «Газеты.Ру», «Новой Газеты» и так далее, – не ласкает уши?

Сейчас, когда действительность нагло пародирует мою статью про проект федерального закона «О репрессиях», мне хочется поговорить с вами про одно очень важное умение. Про умение верить.

Вот прямо сейчас, когда то тут, то там начинает проклёвываться то, чего мы страстно желали, когда медленно, но верно поднимается из небытия, словно айсберг из тёмной воды, наша Родина, когда названиям возвращаются смыслы, когда дрожат в липком страхе враги и просыпается надежда в друзьях, – нас хватают за руки и убеждают не верить, не трогать, не участвовать! Главное – не верить!

Нашему умению верить в своё время крепко досталось. Многим досталось настолько крепко, что механизм, отвечающий за доверие, разрушен полностью, как прямым попаданием из пушки – бум! хрусть! и готово.

И с тех пор живет человек – чисто сам по себе, как сам же и может. Нет у него привязанностей такого рода и такой глубины, что могли бы поставить его в уязвимое положение или могли бы заставить его пожертвовать чем-то.

Мы все более или менее похожи. И самое главное наше сходство в том, что нам становится страшно в коллективе, собравшемся ради чего-то серьёзного. У нас никакой коллектив «за» не получается. Может получиться толпа «ярких индивидуальностей» на Болотной или Сахарова «против» – но коллектив не выходит потому, что для создания коллектива необходимо доверие.

В своё время мы собрали ещё большую толпу «против тех, кто на Сахарова» но в этом было очень мало «за». Но мы собрали. И даже наше ничтожно малое «за» начало менять реальность. Реальная политика – очень конкретная штука. В ней вождь не может опереться на то, чего нет, и, более того, что не хочет быть, потому что не доверяет ближним, идеям, ему и так далее. Вождь может опереться только на то, что есть и что желает быть. Когда мы собрали митинг на Лужниках и на Поклонной, мы стали тем, что есть. Этого хватило на многое.

Но если вы желаете большего, то вам нужно научиться верить.

Неверие – комфортно. Оно никогда не разочарует и никогда не предаст. Оно никогда не поставит вас в неловкое или нерукопожатное положение. Это очень почётно – надеяться только на себя. Это очень уважаемо – не доверять политикам. Это  на уровне хороших манер – не верить, не бояться и не просить. Государству, государства, у государства.

Проблема в том, что неукоснительное соблюдение всех этих правил безопасности и приличий превращает вас в существо из потустороннего мира, которое заглядывает в этот только для того, чтобы полупрозрачно пронестись по коридорам, угукая и ухая, распугивая живущих своею жизнью граждан, указывая им на их грехи соглашательства и соучастия в их же собственной жизни как на грехи чревоугодия и прелюбодеяния.

Ведь дело обстоит таким образом, что само звание гражданина подразумевает приложенную к нему обязанность интересоваться политикой, которая является обратной стороной от права голоса.

То есть информированность – естественное состояние гражданина. А информированность может быть порождена только либо принуждением, либо искренним любопытством.

У нас же само любопытство в направлении политики отрезается наглухо в самом его начале особо приличными людьми в диапазоне от жеманного «Ах, охота вам в это лезть?» и до необъяснимо гордого «В сортах гона не разбираюсь!» При этом попытки не только поинтересоваться, но и поучаствовать, или, не дай Бог, ещё и призвать к участию, встречаются в нашем обществе примерно как призыв к моногамии и гетеросексуальности в клубе извращенцев: «Это же не модно!»

Мы не умеем зачастую отличать истинное и неистинное от модного и немодного. Глаза залепляет всякая дрянь и шелуха.

Иногда только после того, как родишь детей, доходит, что всё это важное мнение общества – пшик и лицемерие по сравнению с реальным будущим.

И вот становится понятно, что жить самому по себе, для себя и в одиночку, спрятавшись где-то на кухне, – нельзя.

Это просто, если ты оппозиционер. Тебя полюбит и объяснит либеральная и иностранная пресса, даже если ты необъяснимый по уровню кретинизма кретин. И тебе не нужно будет краснеть за ошибки власти, не нужно будет бегать и подстилать соломку в местах возможного падения властных проектов. Ни за что не нужно отвечать.

Сделать и изменить ничего ты тоже не сможешь. Но и это – плюс! Ведь если ничего не делать, а только протестовать, то не придётся отвечать за последствия всего сделанного – раз, не нужно отвлекаться от весёлого и удобного издевательства над теми, кто что-то делает. Например, над партией жуликов и воров, принявших за последнее время огромное количество законов против жуликов и воров к жуткому возмущению борцов против жуликов и воров!

Кредо нашего поколения – наглое игнорирование действительности, офигительное самомнение и полная безответственность!

Самое страшное и неудобное – это когда ты всё же благодаря тому, что не готов махнуть на своих детей рукой и сказать: «А! Сами разберутся!» – смог понять, что им нужно для продолжения жизни в будущем, и увидел шанс всё это им хотя бы попытаться обеспечить. И ты понимаешь, что для этого всего нужно лишь что-то делать.

То, что происходит сейчас, имело местом своего рождения Поклонную, Лужники, Воробьевы Горы и ВДНХ.  Это есть потому, что тысячи людей поверили в «Суть Времени», в себя, в «Однако», в возможное величие нашей страны. И на эту веру стало можно опереться.

То, что происходит сейчас, – реально. И оно будет ещё реальнее, если в происходящее поверить и воспринять его всерьёз – как руководство к действию.

И это объясняет ту ярость, с которой обрушиваются на эту реальность люди, которые вроде бы хотят того же чего хотим и мы – порядка, Родины, справедливости, Светлого Будущего. Они просто никакого отношения не имеют к тому, что происходит. В этом чуде нет ни капли их надежд и страхов, ни одного поступка и слова. Это ревность.

Поэтому мы должны больше мечтать, больше надеяться и больше верить – чтобы не превратится в них, провалившись в пропасть между огромными амбициями и персональным ничтожеством.

Поэтому верьте, мечтайте и надейтесь.

Дальше будет ещё интереснее.

— Роман Носиков

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии запрещены.