Этот безумный, безумный, безумный СМИр. Теперь о Белгороде

Кровавый спорт

Юрий Алексеевич Седых. Начинаю с этого имени, которое вы наверняка уже слышали. Не мешает повторить его еще раз, потому что нам надо знать эти имена и не забывать. Майор, сотрудник Курского линейного отдела полиции. При задержании преступника, расстрелявшего шесть человек в центре Белгорода, Юрий Алексеевич получил два тяжелых ножевых ранения. Жизни его ничего не угрожает, но врачи стараются сохранить ему глаз. Остается надеяться, что все обойдется. Жаль только, что пресса не сообщает имена сослуживцев майора, которые вместе с ним участвовали в задержании.

На Юриев Алексеевичей нашей стране везет, не правда ли? Спецоперация в Белгороде продолжалась меньше суток. За это время наши полицейские доказали всем, что способны справляться со своей работой никак не хуже своих американских коллег из Бостона. Впрочем, не было бы никакой необходимости сравнивать два этих случая, если бы такое сравнение нам активно не навязывали отдельные, так скажем, наши журналисты.

Хотя, вот, написала это слово — «журналисты» — и задумалась. А журналисты ли они? Себя, к примеру, я никакой журналисткой не считаю. Даже публицистика — слишком громкое слово для того, что я делаю. Я всего лишь озвучиваю свое мнение, которое, как говорится, может не совпадать с мнением редакции. Что же, это один из признаков той самой свободы слова, о которой мы так много слышим: я озвучиваю одно мнение, люди в других изданиях озвучивают другое — так читатель получает весь спектр мнений по разным вопросам. Здорово. Но проблема лишь в том, что у разных людей разный доступ к усилителям мнений. К прессе, телевидению, радио, даже к интернету. Конечно, сегодня любой может завести себе блог в Живом Журнале или аккаунт на Фейсбуке. Пиши — не хочу. Ищи единомышленников, продвигай свои идеи. Но разве обычный человек способен уделять этому много времени? Неа. У него есть своя работа, он кормит семью, лечит, возит, ловит преступников в Белгороде. Поэтому его голос никогда не будет таким же громким, как у тех, кто занимается этим профессионально.

А ведь мнения — это вовсе не такая безобидная штука. В совокупности они влияют на взгляд общества на происходящие в нем самом процессы, на его самосознание. Чего там, давайте говорить прямо — это пропаганда. Тех или иных идей, тех или иных взглядов, тех или иных ценностей. Когда говорят об информационных войнах, то подразумевают и эти факторы. В обычном обществе никаких информационных войн не бывает. Идеи конкурируют друг с другом, но это обычное дело. В обществе расколотом начинается по сути информационная гражданская война.

Это не я придумала. Вот что пишет Ирина Хакамада на сайте «Эха Москвы»:

«Говорят, сомнение — признак интеллекта. Учат не сомневаться. Отряды бойцов невидимого фронта. Объявлена Война за души колеблющихся с думающими и независимыми познерами».

Вероятно, я, с точки зрения Ирины — один из тех самых бойцов. Я не вижу ничего дурного в слове «патриотизм» и не считаю его последним прибежищем негодяев. Я православная. Я не считаю нынешний режим абсолютным злом. Кто же я еще? Конечно, боец. Хотя я-то с Ириной воевать не собираюсь, она ощущает себя на фронте. На бедных, маленьких, думающих и независимых познеров надвигается в психической атаке страшная колонна зомбированных туханиных с пустыми глазами, с хоругвями и томиком речей Путина подмышкой. Атакуют светы из Иваново. Бомбит Уралвагонзавод. И только где-то далеко маленький либеральный хоббит несет тяжкое кольцо Всевластия, чтобы бросить его в какую-нибудь домну Магнитогорска.

Поэтому надо понимать, что они-то с нами воюют. Не с властью ни с какой. Не с Путиным. А с нами, с рядовыми людьми. С нашим обществом. И тогда многие вещи сразу встанут на свои места.

Две трагедии, которые случились одна за другой сначала в Бостоне, а потом в Белгороде, высветили эту проблему настолько ярко и отчетливо, насколько это может быть. Сначала наша либеральная пресса мучительно завидовала происходящему за океаном. Там погибли люди, множество раненых, но все равно — до чего же там все хорошо и славно! Расстрел людей в Белгороде, который обычных людей ужаснул, либеральной прессе доставил новую порцию радости. Даже несколько дней выждать терпения у них не хватило. Прет карта, ну что ты будешь делать! Тела еще не остыли, умер от инфаркта отец одной из погибших девочек, но счета с просьбой о помощи пострадавшим я увидела только в «Русском Репортере». Остальным прогрессивным изданиям было явно не до этого. Им казалось, что дивное сравнение ниспослано самой судьбой. Даже города на одну букву начинаются. Там преступника поймали, а у нас не поймают, не поймают, не поймают. Они только беззащитных демонстрантов с невинными «коктейлями Молотова» способны дубинками избивать. Пусть-ка попробуют с настоящим головорезом справиться!

Блогер номер один Рустем Адагамов написал у себя в Фейсбуке:

«Жители Белгорода вышли на улицы, аплодируя местной милиции. Как в Бостоне».

Надо понимать, это был такой сарказм — ссылка под записью вела на информацию «Эха Москвы», в которой говорилось, что преступнику удалось скрыться и он уже находится на территории Украины.

Таким вот образом две трагедии начинали превращать в кровавое соревнование. Комментаторы в либеральных изданиях так и писали: «Бостон — Белгород, 1:0». Мог ли преступник действительно перебраться на территорию Украины? Мог. О чем бы это говорило? Ни о чем. Ловить преступников не очень просто. Могли террористы покинуть Бостон? Запросто, у них же были целые сутки до их опознания. О чем бы это говорило? Как и в первом случае — ни о чем.

Но нас упорно пытаются научить сопереживать одним трагедиям и злорадствовать во время других. К счастью, наша полиция сработала отлично. Да, без этого голливудского размаха, без вертолетов, без полного закрытия города и прямого эфира. Но результат тот же — преступник пойман. И вся наша демократическая общественность, трепетавшая в предвкушении очередного провала, увы, осталась без привычного лакомства. А ведь уже сели за стол.

«Журналист номер один» Олег Кашин опубликовал в «Свободной Прессе» колонку под названием «Неуловимый Помазун». Кривляясь и ерничая, Олег попытался донести до читателя простую мысль. Белгородский преступник — один из тех, на ком держится современная российская власть. «Социально близкий». Отсидел в тюрьме (а русские и православные с точки зрения Кашина считают настоящими русскими и православными только тех, кто отсидел), ездил на бэхе, наверняка же у него была георгиевская ленточка к антенне привязана, наверняка он после побед национальной сборной разъезжал по городу, размахивая российским триколором, наверняка слушал радио «Шансон». Кашин, в общем, и сам понимает, что все это давно превращается в нелепую пародию на нашу демократическую журналистику, а самого Кашина уже с трудом можно отличить от небезызвестного в рунете Льва Натановича Щаранского. Но не может остановиться Олег. Даже перед лицом трагедии не может. Не в состоянии. Уже и не поймешь, кого он «троллит» — своих противников или своих сторонников. Или всех сразу, потому что ему все уже надоело. Любопытно, что Кашин говорит еще и о том, что белгородский расстрел не стал темой номер один в прессе и социальных сетях. Мол, если бы преступник оказался связан с «болотным движением», тогда бы о нем трубили на всех углах. А так, кому он интересен.

Вторил Кашину и «радиоведущий номер один» (они там все «номер один», не смущайтесь) Владимир Варфоломеев. Мол, на теракт в Бостоне наша публика откликнулась с охотой и всей отзывчивостью. А жертвы в Белгороде никого не заинтересовали.

Люди не понимают, что сформировали вокруг себя определенную среду и по этой среде ориентируются. У меня в Фейсбуке все было иначе. Я узнала о Белгороде именно из своей ленты, а не из новостей. Сама тут же разместила информацию. От меня ее перепащивали другие люди. Говорили и обсуждали.

Так что мы живем с аудиторией «Эха Москвы» в каких-то совершенно разных странах. Я не знаю, как называется их страна. И что моя страна им сделала. Почему они так ненавидят наш флаг и герб? Наши полеты в космос, нашу историю и культуру, нашу религию? Наших учителей, врачей, полицейских? Электриков, которые дают им свет. Рабочих, которые чинят дороги, по которым они ездят. Почему они ненавидят конкретно меня — настолько, что регулярно желают чтобы я сдохла или харкала кровью. Им, вероятно, поступают аналогичные пожелания. Но здесь, как и в любой другой войне, важно понять — а кто начал. Кто заявлял первым, что лучше бы Гитлер победил, и мы пили бы баварское? Кто плясал в наших храмах? Кто посылал наших шахтеров собирать морошку?

Происходящее далеко не так безобидно, как может показаться. Помните, в «Иронии судьбы» Барбара Брыльска голосом Талызиной говорила о том, что ошибки учителей не так заметны и не сразу проявляются, но в конечном счете обходятся столь же дорого, как и ошибки врачей? «Духовные учителя нации» два последних десятилетия упорно и настойчиво пытаются взрастить у этой самой нации комплекс неполноценности. До дрожи боятся повторения истории Веймарской республики, но все равно не умолкают. Ни на секунду. Так они боятся или все-таки грезят?

Свобода слова — это подлинная ценность. Затыкать рты бессмысленно и бесполезно. Идеи в тюрьму не посадишь. Но противопоставлять что-то этой волне все равно надо. Пока несчастные думающие и независимые познеры, которых вроде бы атакует вся идеологическая мощь чудовищного государства, чувствуют себя в нашем медийном пространстве вольготно. А им должно быть очень неуютно. Не потому, что им затыкают рот. А потому, что отвечают. Не в полуприсяде, а прямо, называя вещи своими именами. Иначе мы можем потерять наших детей и наших внуков. Невозможно ничего сделать для страны, которую ты не любишь.

Поскольку говорят, что запоминается последняя фраза, я еще раз повторю это имя: Юрий Алексеевич Седых. Герой.

— Ольга Туханина

p.s. Реквизиты для добровольного перечисления средств семьям погибших:
ИНН/КПП 3123009658/312301001
Юридический адрес: 308600, г. Белгород, ул. Преображенская, д 74а. Тел.: 32-46-37.
ОГРН 1033107009858.
Р/сч. 40406810400000000002 в ГРКЦ ГУ Банка России по Белгородской области, г. Белгород.
БИК 041403001
Кор./сч. не предусмотрен

Источник

 

Дополнение:

Кстати, нашли и взяли Помазуна не вертолеты с тепловизорами, спутники и спецназ, а обыкновенные похмельные менты.
Но дело не в том.
Правда — она другая, страшная

Мы живем с аудиторией «Эха Москвы» в каких-то совершенно разных странах. Я не знаю, как называется их страна. И что моя страна им сделала. Почему они так ненавидят наш флаг и герб? Наши полеты в космос, нашу историю и культуру, нашу религию? Наших учителей, врачей, полицейских? Электриков, которые дают им свет. Рабочих, которые чинят дороги, по которым они ездят. Почему они ненавидят конкретно меня — настолько, что регулярно желают чтобы я сдохла или харкала кровью. Им, вероятно, поступают аналогичные пожелания.
Поэтому надо понимать, что они-то с нами воюют.
Не с властью ни с какой.
Не с Путиным. А с нами, с рядовыми людьми. С нашим обществом.
И тогда многие вещи сразу встанут на свои места

Собственно, достаточно почитать сегодняшний «Коммерсант» с данными опроса «Левады» и реакцию на него в «креативной среде»

Среди 80%, которые не хотят участвовать в политике, 5% боятся преследования со стороны властей, 15% считают политику грязным делом, 21% ничего не понимает в политике, у 24% нет времени заниматься этим, а 27% полагают, что политика не для рядовых граждан. А самый популярный ответ — «все равно ничего изменить нельзя». Так считает 32% респондентов.
Сейчас «запал протестной волны схлынул», признает Алексей Гражданкин, и отчетливее проявляется «репрессивное» сознание граждан. 43% считают, что президенту и правительству стоит «закрутить гайки и жестче относиться к любым вольностям в политической и экономической жизни». Столько же считает, что нужно «предоставить людям свободу заниматься своими делами и следить только за тем, чтобы они не нарушали закон». При этом 72% респондентов уверены, что Россия не обойдется без «сильного и властного руководителя»: 41% полагает, что «нашему народу постоянно нужна сильная рука», а 31% говорит, что «бывают ситуации (например, сейчас), когда нужно сосредоточить всю полноту власти в одних руках». Ни в коем случае не хотели бы отдавать власть в руки одного человека 20% граждан
.

Сентенции про «рабов», «быдло» и неудачный народ — в достатке.

— Володин Олег

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , , , , , ,

Комментарии запрещены.