Игорь Ашманов: как отличить новость от вброса

эксклюзив «Вместе Победим»

Журналист: То, что новости появляются в соответствии с какими-то законами, это же правда? Наше предположение верно?

Ашманов: В принципе, правда…

Журналист: А то, что, так сказать, появление новостей и сами новости имеют некоторую структуру… не внутри себя, а в интернете?

Ашманов: Ну, в интернете, или в СМИ… В любом случае, например, есть структура естественная и неестественная…

Журналист: Вот! Собственно, это и была основная интрига. То есть новости могут самозародиться, самораспространиться и самоумереть, а ты намекаешь на то, что возможно, бывают какие-то новости, которые, повинуясь какому-то внешнему импульсу… не то что повинуясь, а внешним импульс и есть эта самая новость, появляются, потом как-то распространяются, а потом исчезают…

Ашманов: Сначала происходит событие какое-то…

Журналист: Так.

Ашманов: …либо вброс, вбросы тоже бывают, да? когда новости реально нет, но ее там, допустим, вбрасывают, да? создают.

Журналист: То же самое, что называется посевом?

Ашманов: Да-да, в частности…

Журналист: Посев?

Ашманов: Вот. И затем, если это более-менее естественное распространение новости. Ну у нее график такой довольно характерный, да? То есть это такой резкий передний фронт, и потом новость довольно быстро релаксирует то что называется. Вот.

Журналист: Здесь можно, кстати, узнать, что такое естественное распространение?

Ашманов: Гораздо более интересно поговорить о том, что такое неестественное…

Журналист: А тогда нам будет интереснее говорить о том, что такое неестественное… чтоб понять, что такое естественное.

Ашманов: А вон же у вас, доска есть? <…> Значит я никакой не исследователь и не ученый…

Журналист: Но ты, тем не менее, меришь эту историю?

Ашманов: Да. Наукой я последний раз занимался в году восемьдесят седьмом. Вот.

Журналист: Значит по сравнению с нами ты ученый, Игорь.

Ашманов: Да, я даже кандидат наук. Но, значит, на самом деле у нас есть компания, которая занимается мониторингом социальных сетей, СМИ, блогов и так далее…

Журналист: Так…

Ашманов: Там примерно пятьсот тысяч сообщений мы мониторим в день. Ну, потому что у нас есть клиенты, которые просто конкретные там, примерно 17 отраслей, по которым мы это делаем… Вот. И мы, соответственно, видим, что происходит в сети. В частности, у нас там есть некий проект, по которому мы еще порядка сотни персон наиболее выдающихся смотрим, что про них пишут.

Журналист: Так…

Ашманов: То есть система выкачивает блоги и все остальное, Фейсбук там, В контакте, там, где есть эти упоминания, и смотрит, есть там позитив или негатив в отношении этого…

Журналист: Система смотрит или люди?

Ашманов: Система, конечно.

Журналист: Система смотрит, есть там позитив или негатив?

Ашманов: Конечно. Конечно. Есть такие технологии…

Журналист: Подожди немного. Об этом вот отдельно интересно…

Ашманов: Там есть синтаксический разбор предложений, есть… ну и так далее. Есть…

Журналист: Ага…

Ашманов: Искусственный интеллект, как называется… Вот.

Журналист: Так просто Игорь бросил нам…

Ашманов: Ну да. А что такого? Я вот этим двадцать пять лет занимаюсь. Начинал с Отдела искусственного интеллекта ВЦ Академии наук, вот, с восемьдесят третьего года. Так что… Так вот, если новость… Вот, допустим, время, да? Это, допустим, количество появлений.

Журналист: Интенсивность как бы.

Ашманов: Интенсивность. Значит, обычная новость действует вот так.

Так… и потом она довольно быстро…

Журналист: Щас… где вот это вот совпадает или отстает немножечко от собственно события?

Ашманов: Да.

Журналист: Да?

Ашманов: Где-то здесь происходит событие, а дальше возникает вот такой пик упоминаний его. Причем можно еще считать, это отдельная история… Например, это все упоминания, ну они с дублями там, с перепечатками, репостами и так далее. Можно считать, что количество, скажем, оригиналов, да, уникальных появлений. Дубли довольно легко автоматически определяются. Так вот если уникальных много, то это значит, что это реальная как бы новость, которая создается многими специальными корреспондентами, собственными корреспондентами, многими пишущими и так далее. Если, наоборот, мало оригиналов, то это значит, что это вброс из одного или там нескольких источников примерно одного и того же, с последующим перепостом за деньги или еще как-то… То есть отношение количества уникальных к перепечаткам кое-что показывает.

Журналист: А можно прям на примере, конкретных ну вот новостей… новости, ну вот чтоб понимать вот, где много…

Ашманов: Нет, я вот сейчас про это пару слов скажу. Значит… Чем тут стирают? Вот. Вот, значит, что происходит с новостью, точнее, не с новостью, а с… как я это называю… Да, новостной сюжет будет выглядеть вот так: произошло, ужасные последствия, возбуждено уголовное дело, потом найдены виновные, произошел суд, ну и… то есть… но все они будут иметь более или менее…

Журналист: Пикообразные…

Ашманов: …пикообразные графики. <…> Вот типичный пример проблемы Стросс-Кана, да? Событие, еще немножко, ну вы видите…

Журналист: И угасает.

Ашманов: …меньше чем за неделю угасает полностью. Неинтересно. Про него даже еще немножко пишут, но перепостов и всего остального мало.

Журналист: Это, судя по дате, дело о сутенерстве.

Ашманов: Ну да, да, это вот недавние его проблемы. Давайте еще куда-нибудь листнем, есть там еще Стросс-Кан? А это вот его летние проблемы, арест и освобождение, вот этот сюжет, вот он так выглядит.

Журналист: Вот это вот значит, 16 мая, арест по поводу изнасилования якобы <…>, дело-дело-дело-дело-дело…

Ашманов: Ну да, там какие-то новости…

Журналист: …а потом некое решение по этому делу…

Ашманов: Ну и все, и сдулось… И все. Вот так выглядит сюжет. Но есть в интернете явление, вот, с новостями там, блогерскими записями и так далее, которые выглядят не так. Ну вот давайте еще листнем. <…> Пропустим еще, потому что Путин –это отдельная история, щас я про него скажу… Вот Мегафон. Это утечки персональных данных, ну и утечки SMS с сайта Мегафона прошлого лета, да… Вот опять пик. То же самое, да. А вот патриарх Кирилл, вот типичный пример, смотрите.

Журналист: Пример чего?

Ашманов: …который недавно заявил о развернутой против него в СМИ кампании. Да, здесь, здесь полочка еще не очень хорошо видна, потому что на самом деле тема, которая подогревается, как на конфорке, как на спиртовой горелке чайник, она выглядит вот так.

Полочка, и часто, когда команду «Тему закрыть» дали, у нее и еще и задний фронт вот такой

Выключили, и все. И вот таких довольно много.

Журналист: Это неестественное развитие?

Ашманов: Это неестественное развитие событий. Это значит, что подбрасывают. Вот как с Кириллом… Да, вот, кстати, интересно, вот смотрите, вот эти вот провалы — вот это выходные. Это значит, что… ну например, рецепт соуса песто на выходных будет только расти, патриарх Кирилл падает. Это значит, что делают это офисные сотрудники. Понятно, да?

Журналист: Делают что?

Ашманов: Вбросы.

Журналист: Подогревают тему.

Журналист: Интересуются.

Ашманов: Нет, нет. Это именно, это именно график постов и новостей.

Журналист: А, понятно.

Ашманов: Это не чтение, это не посещаемость.

Журналист: А какая новость про патриарха Кирилла, я прослушал?

Ашманов: Это, извиняюсь, много новостей.

Журналист: А, это фон.

Ашманов: Это тема. Тема патриарха Кирилла.

Журналист: И разного рода вбросы.

Ашманов: Значит, сначала там Pussy Riot, потом там…

Журналист: Потом его заявление по поводу Pussy Riot…

Ашманов: А вот щас вот рост пошел, после выходных вот этих, это фотошоп. Завтра будет пик про фотошоп. Что у него здесь часы есть, здесь часы нет, вопрос не в этом. Вбрасывать будут продолжать. Щас нашли про часы, на следующий день еще что-нибудь.

Журналист: А вот подожди секунду, секунду, секунду. А вот эта шкала интенсивности, вот эти, как ты говоришь, офисные, офисные сотрудники, которые занимаются перепостами. Это и есть те самые люди, которые осмысленно и осознанно сеют, или они искренне…

Ашманов: А там есть и те, и другие. Дело в том, что если все время подогревать, то дальше, то есть тема воспроизводится. То есть люди, которые искренне приходят в негодование… Просто я вот хочу вам такой предложить психологический эксперимент… Просто будет психолог, вот, очень простой. Вот задуматься, всмотреться в себя, как Платон в своей Академии писал, «Познай себя». Вот помните ли вы, что два года назад вы совершенно искренне ненавидели ментов. Вот чудовищно их ненавидели, потому что все знали, что менты – они очень плохие.

Журналист: Да.

Ашманов: Вот в апреле 2010 года тема ментов была выключена, и все начали ненавидеть коррупционеров. Когда я спрашиваю, там спрашивал полгода назад: «Ты помнишь, что ты щас ненавидишь коррупционеров, а ведь там год назад это были менты. А ты про коррупционеров и не думал». И у людей возникает остановка сознания, и они говорят – да, действительно.

Журналист: Стоп-стоп. Но с другой стороны, Игорь, ну человеку свойственно переключаться между темами, причем не обязательно от внешнего импульса…

Журналист: Да, да, да…

Журналист: Он про то, что преступления и всяческий беспредел ментовской никуда не делся, но из тем обсуждения он был выведен специально.

Ашманов: Да, вот смотрите, вот в апреле… Вот давайте я нарисую график некий. Не график, а я вам напомню, что происходило в нашей стране. Вот если здесь поставить 99 год, потому что до этого я не следил как-то, то вот здесь была тема Чечни, Ч. Она вот так вот вырубилась. После этого началась тема дедовщины, Д.

Журналист: В 99-м?

Ашманов: Нет. Это… я уж не помню. Они держатся примерно полтора-два года, каждая тема. Иногда меньше, иногда год. Дедовщину выключили, началась также внезапно тема русского фашизма. Русский фашизм, это что? Когда на рынке, значит, извиняюсь, в Усть-Урюпинске подрались трое армян и пятеро азербайджанцев, и один из них по маме русский, – это срочно в номер, доколе же!, круглые столы, на телевизоре Сванидзе, значит, неистовствует – у нас фашизм. Значит вот русский фашизм кончился, кончился он Кондопогой, тем что власти это сделали… Дальше пошла тема плохих ментов. И вот здесь вот… значит, это 4-й месяц 2010 года. У нас 2 миллиона ментов.

Журналист: Ага.

Ашманов: Один процент из них наверняка сумасшедших. То есть как и среди любых людей. Это знают продавщицы, да?

Журналист: Ага.

Ашманов: …и те, кто с массовым обслуживанием работают. Ну представьте себе – два, ну может быть, полтора – 15 тысяч людей, неуравновешенных, которые находятся всегда в окружении плохих людей и ситуаций, с оружием…

Журналист: И с оружием, это очень важно, существенно…

Ашманов: …они, конечно, срываются. Пусть каждый из них срывается раз там в три года. Соответственно, 5 тысяч человек в год срываются и что-то творят.

Журналист: То есть статистически понятно, что это происходит постоянно.

Ашманов: Десять событий в день, даже больше. Можно на самом деле набрать что угодно. Но вот здесь, вот, вот я это, я за этим следил уже внимательно, вдруг менты перестали бить, угрожать, вымогать… <рекламная пауза> Здесь с ментами ничего не произошло. Они не перестали фабриковать, угрожать, вымогать, бить, стрелять в пассажиров или там водителей. Они делали это столько же, сколько делают и сейчас, потому что это просто статистика, да? Это люди там в такой ситуации.

Журналист: Но там, я так понимаю, под реформу то делалось?

Журналист: А тема ушла, ее выключили. И вот здесь возникла тема коррупция, К.

И она резко взлетела и опять пошла такой полочкой. Конечно, вот с такими пилами, с гребенкой Чурова, условно говоря. Вот. Но она пошла. Единственное что, вот в этот раз, летом 2011 года, была проделана довольно любопытная вещь. Вот я такого раньше не видел. Она была выключена вот таким образом, вот так.

Постепенно сведена на нет, потому что она конвертировалась в «Россию без Путина», «Долой Путина». Летом 2011 года всех, кто ненавидел коррупционеров, конвертировали в ненавистников Путина.

Журналист: Тогда возникает вопрос, кто создавал эти темы…

Журналист: Это последний должен быть вопрос – кто стоит за всем этим, кто продуцирует буквы Ч, Д, Ф, М, К, П? Это же и есть самый главный, по идее, результат твоего исследования.

Ашманов: Здесь секретов-то нет. Смотрите, я не занимаюсь исследованием политических движений там и так далее. Мы… У нас есть просто там, во-первых, компания, которая является агрегатором новостей, такая «Новотека», и вот компания <нрзб>, которая анализирует блоги. Мы смотрим, значит, источники искать – это уже работа для спецслужб, да? на самом деле. Нам таких работ никто не заказывает, и мы сами не делаем. Но… вот эти темы понятно, откуда они берутся, так же, как темы там типа экологические, и так далее. Защитник наших прав Лев Пономарев прямо говорит, вот американцы мне платят, а вот вы, японцы, не платите, давайте я вам… Ну там более-менее понятно, что тему плохих ментов власть раскручивать не может. У нее тоже есть какие-то инструменты, да?

Журналист: Да. У меня вопрос просто… Ну есть же у нас так называемые независимые СМИ, оппозиционные СМИ, там прогосударственные СМИ. Есть огромное количество блогеров, которые черпают информацию там на зарубежных ресурсах. А вы говорите, что темы выключаются прям… вкл – выкл?

Ашманов: Ну потому что естественный уровень темы – вот он какой, вы видите?

Журналист: Наверное, вытеснение?

Ашманов: Да. Включите про Патриарха. А, вот он. Патриарх Кирилл. Реальный, реальных как бы про него упоминаний, даже если там… Да, заметим, что про товары и продукты примерно, значит, две части плохих упоминаний, одна часть хороших. Про политиков – примерно один к четырем. В четыре раза больше негатива. Так что если у нас в среднем сто упоминаний Патриарха Кирилла, можно быть уверенным – ну, по сути он публичный политик, да? хотя он, может быть, сам не согласился бы с этим, – значит, соответственно, здесь, наверное, 25 хороших упоминаний, 75 плохих.

 Потом это растет, смотрите, до 400-от, да? там до 300-400-от. Этот вот пик… Вот естественный фон, да? интереса к нему нации. А вот это вот – это то, что начинает подогреваться, вот часы там, есть часы, не часов…

Журналист: У меня вопрос, Игорь. Если начинает подогреваться, значит, есть некие силы, которые…

Ашманов: Смотрите, силы, силы, силы…

Журналист: …некий инструментарий, который это подогревает?

Ашманов: …сил в интернете довольно много. Значит, есть там Костя Рыков с его значит всякими интерботами там, интернет-ополчением и так далее. Есть, значит, либеральная тусовка. Но вот это, конечно, на мой взгляд, это тема, раскручиваемая либеральной тусовкой

на деньги американцев там, Ходорковского и так далее. Это, конечно, оттуда идет, потому что властям раскручивать тему плохих ментов… Они, наоборот, реагируют, они берут, смотрите, вот здесь что произошло? Здесь закончили войну в Чечне и начали полицейские операции. Вот здесь взяли – изменили срок службы, да?

Журналист: Ну здесь вообще началась военная реформа, между прочим.

Ашманов: Да, да, да.

Журналист: Вообще-то.

Ашманов: Власть, на самом деле, она проигрывает войну в интернете, они не очень хорошо сейчас владеют всем этим делом. Но они научились, по крайней мере, как дзюдоисты, да? или айкидошники, нападающего противника еще сильнее дернуть, воспользоваться его силой. Вот здесь вот военную реформу сделали, здесь пересажали всех, кого могли в Кондопоге, и так далее. То есть они как бы применяют избыточную как бы реакцию, и тема становится бессмысленной. Ее, значит, те, кто на них нападает, ее выключают, значит, включают следующую.

Журналист: То есть, то есть ситуация в стране, более того, не просто ситуация, а реакция власти на ситуацию в стране происходит благодаря, можно так сказать, не напрямую, не так кондово, но тем не менее, судя по твоему графику, благодаря постам, перепостам и вот этой вот самой интернет-активности, даже вплоть до военной реформы…

Ашманов: Можно и так выразиться.

Журналист: …которую спровоцировал <нрзб> Госдеп?

Ашманов: Конечно, конечно. Вопрос только…

Журналист: То есть Госдеп рулит нашей политикой?

Ашманов: Вообще да. Вообще говоря, этот галактический парламент, как в этих звездных войнах, он является главной силой на планете. Когда там, как говорят, взрывается какой-нибудь там теракт в Пакистане, то, возможно, это дело не в Пакистане, а в том, что хотят повлиять на выборы в США, да? Ну, естественно, американцы на многое влияют, да?

– То есть я правильно понимаю, что Госдепу не надо подкупать чиновников, ходить по министерствам. Достаточно просто иметь информационный инструментарий для того, чтобы влиять…

Ашманов: Нет, посмотрите, посмотрите…

Журналист: «Достаточно всего лишь». Это тоже ж непростая работа.

Журналист: Она не такая дорогая…

Ашманов: Они ребята самые квалифицированные на планете, они всегда работают по всем направлениям. Они и там, и сям, и везде они работают. Но дело не в этом, просто я говорю о том, как это видно, что как отличить подогреваемую тему… Вот, вот вы же… У нас разговор, собственно, начался с прошлой передачи там, на радио, да?

Журналист: С передачи «Главрадио».

Ашманов: Да. Где обсуждали, есть там нападение на Патриарха или нет. Очевидно оно есть. Вот зачем оно сделано и кем спонсируется – это другой вопрос, но вот…

Журналист: Технически есть.

Ашманов: Технически есть. Видно. И это видно на самом деле и без всего этого. Видно, что выкапывают темы новые, просто лишь бы их вбросить, да?

Журналист: Нет, смотри, а вопрос вот еще что понимать «до конца»? Можно ли распознать тему, которая подогревается, действительно, искренний интерес… Ну вот Оскар, предоскаровская неделя и постоскаровская неделя, грубо говоря, и там просто огромное количество людей…

Ашманов: Да можно!

Журналист: …там без чьих-то подач…

Ашманов: Но там, там все равно будет график вот такой, вот он вот такой будет

.

Журналист: Вот это искренний интерес. Тебе же Игорь говорит…

Журналист: Нет…

Журналист: Ну то есть интерес будет вот таким. На Оскаре явно будет всплеск…

Ашманов: Нет, смотрите. Что в интернете, наверное, имеет там вид полочки, это порнуха, да? А все события имеют вот такой, как правило…

Журналист: Пикообразное такое…

Журналист: Или нет, или вот, вот релаксирующий вот такой график.

Журналист: Угу…

Ашманов: Вот такой.

когда есть какие-то в сюжете еще всплески.

Журналист: Ага…

Ашманов: Значит… В основном там, где есть полка, – это, это подогрев.

Журналист: Не, в случае, в случае с Патриархом Кириллом могу предположить, что интернет-общественность, бОльшая, большАя ее часть…

Ашманов: Конечно…

Журналист: …возмущено и делает это не специально, а потому что это такой очередной предмет для троллинга активного…

Ашманов: Конечно…

Журналист: И этим занимаются…

Ашманов: Конечно, конечно, конечно… Каждый второй вброс вообще возникает вот по этой причине. Но, тем не менее, если не подогревать, этот троллинг тоже угаснет. И если эта тема продлится еще хотя б два месяца, значит, ее все два месяца будут подогревать.

Журналист: А как угаснет, я вам скажу. Не тем, что люди, вот как Игорь говорит, просто взяли и забыли про ментов или про Кирилла. Я так думаю, что угасание интереса происходит только за счет вытеснения…

Ашманов: Я…

Журналист: Нет. Невозможно просто, нет, невозможно просто теперь всё – перестать думать о… Вытеснение будет другой, более яркой, более острой, более жесткой, более… Ну понимаете.

Ашманов: Да, конечно, событий настоящих очень много, очень много. И люди там, которым просто нравится ненавидеть кого-то в интернете, они будут просто переключаться.

Журналист: А интересно посмотреть на график, ну действительно, вымещения, то есть шел, шел Кирилл, а потом появился некий…

Ашманов: А дайте нам… А давайте на Путина посмотрим.

Журналист: На кого? На Путина?

Ашманов: На Путина. Вот смотрите…

Журналист: По этому графику?

Ашманов: Да. Это… Не, еще листните, еще листните. Это что? А, вот.

Это вот график роста интереса… Ну там тыща упоминаний, в конце концов дошло до двух… это вот прошлое лето, да? Это вот тот момент, вот этот вот, который я рисовал, когда интерес к Путину начал подогреваться именно в формате «Путина нам не надо» и так далее. Его упоминания здесь в основном негативные. Давайте еще листнем. Вот. Значит еще раз. Там… Во! Вот это вот, насколько я понимаю, очень… Вот этот пичок – это когда, я так понимаю, Путин с Медведевым объявили, что…

Журналист: Да.

Ашманов: …рокировку производят.

Журналист: октябрь…

Ашманов: …а дальше вот это, это на самом деле выборы, где ненависть людей там к «партии жуликов и воров», которая там якобы сделала выборы нечестными, была конвертирована в то что, «а это все Путин, долой Путина!». Вот там тоже произошло конвертирование. А давайте листнем дальше. А, вот, а это вот смотрите, вот что такое уровень естественного интереса. Вот, выборы прошли

Журналист: что происходит дальше? Вот…

Журналист: Медленное затухание.

Ашманов: …вот щас, щас не происходит нападений на Путина. Никто не кричит «Долой Путина!», «Мы хотим без Путина!», потому что это бессмысленно. Тема спалилась, ее выключили. И вот происходит затухание естественного интереса. Сколько там сообщений?

Журналист: Было 25 тысяч сообщений, стало пять.

Журналист: В пять раз упало. Но это кстати то что Толян говорит замещение. Теперь Патриарх Кирилл у нас.

Ашманов: Да, а вот Кирилла включили.

Журналист: Кирилла включили.

Ашманов: Подогревают. А это просто бросили.

Журналист: Я понял. Но мне нравится…

Журналист: Очень интересно…

Журналист: …мне нравится, что  это не только, грубо говоря, только 2D-экранная модель. Потому что Патриарха Кирилла включили, я так понимаю, Pussy Riot.

Ашманов: Нет… это… смотрите. Их… Конечно, им велели ее включить, они побежали сначала в один собор. Там не вышло. Они пошли в другой, поглавней, и так далее. Это добавили звук, положили это на YouTube, то есть там было сделано все в лучших традициях запуска вируса медийного, да?

Журналист: А, вот ну все понятно тогда…

Ашманов: То есть это не просто им захотелось там станцевать. Это было просто первое. А вот щас пошел там фотошоп, потом там квартиру откопали. Но интересно, что вот здесь, вот в этот момент, у нас включили две темы, как ни странно, параллельно. Нам снова в апреле, ровно спустя два года, включили еще ментов. Значит, Кирилл и менты. Вот эти две темы сейчас подогреваются. Причем вы можете видеть, что там когда не хватает медийных поводов, например, откапывают какую-то аварию там полтора года назад. Нургалиевская жена, да?

Журналист: Да-да-да-да-да.

Ашманов: Потому что щас нет повода и его там вот почему-то механизм сбора из регионов не сработал – ну тогда вспоминаем, что было там полтора года назад.

Журналист: Ну чтоб градус интереса не упал.

Ашманов: Про Кирилла не могли вспомнить, придумали Pussy Riot…

Журналист: Нет, это отлично… Это потрясающе интересно. Спасибо большое.

Ашманов: Я думаю, мы ставим на паузу, не, мы поставим на паузу. Ты согласишься к нам время от времени приходить вот с такими интересными…

Журналист: Слушай, а что если нам с Игорем, если вдруг он согласится, Игорь Станиславович, к нам приходить регулярно и рассказывать про фон, скажем там, ежемесячно, про фон месяца прошедшего, вот где, чего, как, кто…

Ашманов: Я понял.

Журналист: …с кем, кому, куда, как?

Ашманов: Ну да. Давай. Значит, я…

Журналист: Давай?

Ашманов: …мне это нужно там организовать специальный под это дело мониторинг, потому что до это мы что? мы мониторим… мы щас не пишем ничего, да?

Журналист: Пишем.

Ашманов: …мы мониторим то, что…

Журналист: А что, секрет?

Ашманов: Не-не, я просто чтобы не стало скушно. Мы мониторим то, что заказал заказчик. У нас там щас, вот например, МТС, наш заказчик. Они мониторят себя, свои продукты и конкурентов. Вот.

Журналист: Все понятно, нет, я тебя понял.

Ашманов: Вот поэтому если какое-то новое событие, мы его не мониторим, его там надо ретроспективно отмониторить назад, то есть создать компанию мониторинга заново там. Это делают люди руками. А дальше уже пашет…

Журналист: Понятно.

Ашманов: Но в принципе это возможно.

Журналист: Патетически Илья скажет – заказчик весь российский народ… Спасибо.

Расшифровка — Bublichek, форум Глобальная Авантюра 

Источник 

/p

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , , , ,

Комментарии запрещены.