Арктика: льды тают, ледоколы растут

 У кого самый грозный ледоходный военно-морской флот в тот момент, когда в Арктике тает лед? В то время как площадь арктического морского льда продолжает уменьшаться, увеличивается площадь воды, свободной ото льдов, что обещает новые торговые пути и минеральные богатства, к которым до сих пор еще никто и не прикасался. А это может привести к изменению роли и задач военно-морского флота ряда ведущих стран мира.  

Сокращение площади льда в среднем на чуть более 11% от его площади в течение десяти лет, по данным американского Национального центра по изучению снега и льда, откроет доступ к огромным запасам нефти, марганца, меди, кобальта, цинка и золота, к нетронутым районам для рыболовства и к появлению полярного судоходного коридора, который может вдвое сократить время на путешествие между Европой и Азией.

Поэтому Крайний Север является местом, имеющим растущее стратегическое значение.

Военно-морское присутствие 

Гонка вооружений из-за претензий на арктические районы вряд ли возможна, но соображения престижа и демонстрация силы могут внезапно спровоцировать возвращение к «дипломатии канонерок» или к массированному развертыванию вереницы больших кораблей в этих широтах.

Как отмечает научный сотрудник Норвежского института оборонных исследований Амунд Лундесгаард: не существует боевых ледокольных кораблей, и, насколько ему известно, нет никаких планов по строительству где-либо таких кораблей. Следовательно, военно-морское присутствие в Арктике будет сезонным еще многие десятки лет.

Однако во враждебном окружении военные корабли не являются единственным способом для какого-либо государства эффективно озвучить свою национальную позицию. Демонстрация силы в Арктике заключается не в боевых группах и системах вооружений, а в наличии флота поддержки и спасения.

Конечно, вы увидите крейсера, которые будут заходить в арктические воды для показательных выступлений в те периоды, когда вода будет свободной ото льда. Но именно ледоходные возможности не боевого флота могут предоставить нам довольно ясное представление о том, как заинтересованные стороны видят будущее стратегическое значение этого региона. Вот тогда мы увидим, кто делает игру, а кому придется играть в догонялки.

Россия: решение проблемы 

Россия является одной из стран, четко решающих свои вопросы в Арктике. В «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года» этот регион объявлен представляющим основной стратегический интерес для страны. Приоритет, который придает сам президент Путин арктическим морским возможностям, вылился в масштабную программу финансирования строительства как подводных лодок, так и ледоколов, которую начала Москва.

Государственная организация Росатомфлот и так уже использует только атомные ледоколы, которых нет больше ни у кого в мире, но существующий флот в скором времени будет снова пополняться, в первую очередь, за счет поступления первых ледоколов нового поколения класса ЛК-60.

Судно имеет 173 м (568ft) в длину и 34м (112ft) в ширину, то есть на 14 метров длиннее и на четыре метра шире, чем современные суда. Оно будет способно проходить сквозь трехметровые льды, а приводить его в движение будут два компактных малокипящих реактора под давлением «РИТМ-200″. Бюджет проекта 37 млрд рублей ($ 1,1 млрд). Строительство планируется начать в следующем году, и судно будет введено в эксплуатацию в 2017 году.

Тем временем береговая охрана получит новые сторожевые корабли ледового класса. К тому же Москва продолжает подчеркивать свои амбиции ежегодными учениями Северного флота в Карском море. В этом году в нем участвовало более 7000 моряков и 20 судов, в том числе 250-метровый атомный крейсер ‘Петр Великий’.

США: плохо оснащены и «недостаточно подготовлены» 

Вашингтон, по крайней мере, до недавнего времени, смотрел на Арктику иначе. Так, в докладе Центра стратегических и международных исследований 2012 «Новая архитектура безопасности в Арктике; американская Перспектива», четко указано что США могут решать свои вопросы «за счет подряда любых иностранных коммерческих судов или аренды ледовых судов из Канады, России и Швеции».

Атомный подводный флот, очевидно, остается одним из основных активов, но военно-морской флот, кажется, явно желает получить свои надводные корабли такого класса, ведь ВМФ США передал свой последний ледокол береговой охране США еще в 1966 году. Береговая охрана сама в настоящее время имеет только один рабочий ледокол, средних размеров «Хили» .

К началу 2013 года к «Хили» добавят тяжелый ледокол — возвращенный в строй после ремонта и модернизации. Начаты работы по проектированию нового тяжелого судна. Ожидается, что контракт на производство работ будет выполнен в течение пяти лет.

Военно-морские учения «Northern Edge» происходят каждые два года в заливе Аляски. Флот США редко заходит в арктические воды, и такое отсутствие технических возможностей в настоящее время вызывает тревогу, в особенности после того, как в 2011г. во время игровой симуляции боевых действий в этих местах стало ясно, насколько плохо оснащена самая могущественная в мире военно-морская держава. В докладе, сделанном специалистами Военно-морского колледжа по результатам учений, говорится, что отсутствие у ВМС США ледоходных кораблей, вспомогательных мощностей и надлежащих средств связи делает его «недостаточно подготовленными для проведения устойчивых морских операций в Арктике».

Тем не менее, по мнению того же Лундесгаарда:

«ВМС США, похоже, не слишком озабочены наращиванием своей военной мощи в этом регионе. ВМС США не предпринимает каких-либо значительных усилий для увеличения своего присутствия в этом районе, и я не вижу доказательств того, что в ближайшее время такая ситуация изменится».

Канада: четкая политика 

Канада с ее политикой сосредоточения на четырех поставленных целях в Арктике – обеспечения суверенитета, социально-экономического развития, управления и защиты окружающей среды, придает Арктике такой же огромное значение, как и Россия.

В практическом плане это выражается в основной программе финансирования модернизации канадского военно-морского флота, береговой охраны и возрождения флота — в том числе выделение около $ 33 млрд на 30 лет для строительства 28 новых судов.

В проект будут включены порядка шести или восьми арктических патрульных кораблей и новый ледокол, что увеличит существующие возможности страны для навигации во льдах.

Норвегия: демонстрация военно-морской мощи

По словам министра иностранных дел Норвегии Йонаса Гара Стере: «Крайний Север является наиболее важным стратегическим приоритетом во внешней политики Норвегии», — и чтобы поддержать его слова, Осло выделил ресурсы и увеличил свое военное присутствие в этом регионе.

Пожалуй, самым громким примером этого является ежегодное появление в этих местах по крайней мере одного из крупнейших судов военно-морского флота Норвегии. В этом году — это самый современный военный корабль «KNM Тур Хейердал», который намеренно зашел в территориальные воды вокруг Шпицбергена и острова Медвежий, чтобы продемонстрировать норвежский суверенитет в этом регионе.

Последний из пяти фрегатов, построенных в период между 2006 и 2010 годами, обошелся стране в NOK 21 млрд ($ 3,7 млрд.). Строительство нескольких боевых судов стало крупнейшей инвестицией в норвежскую оборону на сегодняшний день. При этом поддержание своего господства на Крайнем Севере, как говорят, сыграло большую роль при принятии решения о закупках.

Другой вид Холодной войны 

Наращивание военной мощи вызвало спекуляции в некоторых СМИ по поводу перспектив международного конфликта, особенно после того, как Россия лихо установила свой флаг на морском дне в 2007 году. Однако в таких действиях, похоже, нет ничего зловещего, это всего лишь желание арктических стран отслеживать ситуацию вокруг недавно открывшихся для судоходства вод.

Лундесгаард согласен с этой точкой зрения. Три года назад он говорил, что потенциал для вооруженного конфликта в регионе был «довольно ограниченным», главным образом потому, что фактических споров вокруг собственности на арктические ресурсы слишком мало. Сегодня он по-прежнему придерживается того же мнения.

Он указывает на историческое соглашение между Норвегией и Россией в сентябре 2010 года, которое разрешило давний морской пограничный спор к удовлетворению обеих стран. «Это показывает, что Россия хочет решать вопросы мирным путем».

Это желание, конечно, подкреплено впечатляющим ледокольным флотом, которым обладает сегодня Москва.

Похоже на то, что в этот раз Холодная война приобретает другое лицо, пока выигрывает в ней Россия.

Атомный ледокол проекта 22220 (ЛК-60Я)

Северный полюс. Ледокол и лёд

— PavelCV, информационный центр Aftershock

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , , ,

Комментарии запрещены.