Допущение довольно сильное, но при брожении умов еще и не то допускают

Максим Соколов — о том, почему «авторская активность» Владимира Путина не вызвала никакой содержательной критики со стороны его оппонентов

Кандидат в президенты В.В. Путин решил выступить в разных центральных газетах — равноудаленность! — с серией программных статей. В первой, про то, как «Россия сосредотачивается», описывается общее положение дел в стране и мире, а также общий замысел публицистического цикла. Во второй и третьей говорится про национальный вопрос и вопрос хозяйственный. Судя по первоначальному замаху, скорее всего еще что-нибудь опубликует.

Авторская активность В.В. Путина тем не менее совершенно не зажгла его оппонентов — пусть хотя бы и в сугубо негативном смысле. Жанр «Что было, что будет, что вышло, что не вышло» при всей своей рассудительности не вызвал у них желания столь же рассудительно ответить, завязав тем самым дискуссию «Здесь с автором отчасти можно согласиться, вот здесь согласиться уже труднее, а уж здесь даже и слушать болезненно». С разумным разъяснением того, почему здесь так, а здесь эдак.

Но с такими разъяснениями получилось небогато. Критика выразилась либо в полном игнорировании, либо в соображениях того рода, что про такой вздор и говорить нечего. Собственно критических, то есть с конкретным разбором мест, могущих вызвать сомнение, оказалось чрезвычайно мало.

Оно было бы более понятно, когда бы аудитория была завалена выдающимися по четкости, ясности и глубине произведениями такого жанра, исходящими от претендентов на президентское кресло. Или даже не от претендентов, но просто выдающимися. Но такого изобилия отнюдь не наблюдается. Жанр обобщающего текста, где без излишней горячности, но последовательно и на пальцах объясняется, что следует сделать и что реально можно делать, — этот жанр совсем мало представлен, и можно понять В. В. Путина и его команду, рассудивших, что было бы разумно использовать вакантную нишу на рынке предвыборных текстов.

Некоторые вопросы, поставленные автором, совсем небезынтересны. Куда девать молодежь с высшим образованием, доля которой в соответствующих возрастных когортах все увеличивается. Какие отрасли нуждаются в целевом точечном инвестировании и нуждаются ли вообще. Каким образом могут быть разрешены нынешние глобальные дисбалансы и как это скажется на дальнейших видах и интересах России etc. Фраза «Меня тревожит, что у нас практически не происходит обсуждения того, что надо делать за рамками выборов, после выборов. На мой взгляд, это не отвечает интересам страны, качеству развития нашего общества,  уровню его образования и ответственности» может выражать тревогу не одного только В.В. Путина.

Такое полное отсутствие интереса к названным и иным вопросам более или менее дальней перспективы может быть связано с тем, что, по мнению оппонентов, все они ничтожны по сравнению с мелким разногласием по земельному вопросу, то есть кто кого в землю закопает. По разрешении разногласия и поговорим. Тем более когда есть убежденность в том, что самым главным источником вопросов как раз и является кандидат в президенты РФ — «Премьер уж очень гадок, // Когда его спихнем, // Увидите, порядок // Какой мы заведем».

К тому добавляется популярная сегодня среди оппонентов концепция технического президента, то есть такого, который ограничивает свой мандат реформой избирательного законодательства и проведением новых думских выборов (что-то он должен сделать еще и с верхней палатой, но про нее по привычке забывают), после чего слагает с себя полномочия. При таком содержательном и временном ограничении мандата говорить о каких-то глобальных и долгосрочных задачах действительно нет смысла. Технический президент вручит власть народу в лице его честно избранных представителей — они и будут думать над проблемами, а ему, техническому, это даже и не положено, поскольку будет отдавать узурпацией: выбрали с урезанным мандатом, а он по ходу дела стал его расширять. Конечно, идея технического президента предполагает, что в период его технического служения все стихии — хоть внутренние, хоть внешние — полностью усмирятся и ему не нужно будет делать ничего, кроме политреформирования. Допущение довольно сильное, но при брожении умов еще и не то допускают.

Главное же и общее допущение оппонентов в том, что о долгосрочных проблемах либо не надо думать вообще никогда, либо можно в принципе и подумать, но лишь после того как В.В. Путин истает, аки воск от лица огня — и ни секундой раньше. Сколь агитационно привлекателен такой взгляд на вещи — это отдельный вопрос.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , ,

Комментарии запрещены.